Взыскание компенсации за нарушение авторских прав

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: взыскание компенсации за нарушение авторских прав. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Особенности снижения компенсации за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности ниже низшего предела

Rangizzz / Depositphotos.com

Правообладатель, чье исключительное право было нарушено, наряду с другими способами защиты (признание права, прекращение незаконных действий и др.), может требовать с нарушителя либо возмещения убытков, либо выплаты компенсации (п. 3 ст. 1252 Гражданского кодекса). При этом такая компенсация, по общему правилу, может быть исчислена одним из следующих способов:

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных товаров;
  • в двукратном размере стоимости права использования, исходя из цены, взимаемой в сравнимых обстоятельствах за правомерное использование (ст. 1301, ст. 1311, п. 4 ст. 1515 ГК РФ).

Тем самым суд наделен правом определять итоговую сумму положенной правообладателю компенсации, если тот выберет первый из указанных выше способов ее определения. Сумму компенсации в данном случае суд определяет, ориентируясь на характер нарушения и иные обстоятельства дела с учетом требований разумности и справедливости (абз. 2 п. 3 ст. 1252 ГК РФ). И нередко заявленная истцом сумма существенно снижается. Так, в одном из споров заявитель просил взыскать с нарушителя 2 млн руб., тогда как суд удовлетворил иск лишь в размере 10 тыс. руб., опустив сумму компенсации до минимального порога (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30 октября 2014 г. по делу № 33-16493/2014).

Снижение компенсации ниже низшего предела

Понижать сумму компенсации ниже 10 тыс. руб. до недавнего времени суды были не вправе. Все изменилось в конце 2016 года, когда КС РФ признал нормы, не позволяющие судам уменьшать минимальную сумму компенсации за нарушенные исключительные права, неконституционными. Суд пришел к выводу, что в том случае, когда одно нарушение затрагивает сразу несколько объектов интеллектуальных прав, взыскание с нарушителей даже минимальной компенсации за каждый из них может существенно превысить имущественные потери правообладателя. С учетом этого КС РФ указал, что снижение минимальной суммы компенсации может иметь место, если:

О том, может ли лицензиат, выплативший компенсацию за нарушение исключительного права, быть освобожден от выплаты лицензиару предусмотренного договором вознаграждения за использование интеллектуальной собственности, узнайте из материала «Компенсация за нарушение исключительного права» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки « интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

  • размер подлежащей выплате компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (при том, что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности и их превышение должно быть доказано ответчиком);
  • правонарушение совершено ИП впервые;
  • использование объектов интеллектуальной собственности не является существенной частью его предпринимательской деятельности;
  • нарушение не носило грубый характер (Постановление КC РФ от 13 декабря 2016 г. № 28-П; далее – Постановление № 28-П).

Суд также предписал внести в ГК РФ необходимые изменения. Пока законодатель этого не сделал. Однако стоит отметить, что соответствующий законопроект 1 был внесен Правительством РФ в Госдуму в июне прошлого года и сейчас готовится ко второму чтению.

Позиция КС РФ: вопросы, требующие ответа

«Сам по себе институт карательных компенсаций в его общепринятом международном понимании предполагает взыскание предустановленных законом убытков или кратных штрафов только за грубое или умышленное нарушение. Между тем в ГК РФ карательность предполагается по умолчанию, независимо от вины, злостности и последствий, и как раз исключением является смягчение ответственности», – подчеркивает представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семёнов.

В интервью порталу ГАРАНТ.РУ эксперт отметил, что, с одной стороны, КС РФ признал право суда снизить размер компенсации ниже низшего предела в целях индивидуализации ответственности. Но с другой стороны, это право было крайне ослаблено приведением в резолютивной части постановления оснований для такого снижения, которые должны иметься в совокупности. «В результате Верховный Суд Российской Федерации последовательно отменил целый ряд судебных актов, в которых судьи снижали размер карательной компенсации ниже низшего предела, чтобы закрепить обязательное применение всех этих признаков в совокупности (определение ВС РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-4299, определение ВС РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-3085 и др.)», – отметил Семёнов.

Кроме того, позиция КС РФ вызвала у практикующих специалистов ряд вопросов:

  • можно ли снизить размер компенсации, если нарушителем является, не ИП, а юридическое лицо?
  • будет ли снижен размер компенсации, если она рассчитана исходя из двойной стоимости контрафакта или двойной стоимости права использования?
  • может ли суд снизить компенсацию по своей собственной инициативе?
  • можно ли снизить компенсацию, когда нарушены права всего на один объект?

За год с небольшим после принятия Постановления № 28-П появилась определенная судебная практика, которую активно формирует ВС РФ. В связи с этим, пока указанные изменения в законодательство так и не внесены, помимо толкования, которое дал КС РФ, эксперты рекомендуют учитывать и позицию ВС РФ. К слову, на подавляющее большинство обозначенных выше вопросов Суд уже дал свой ответ.

Один из рассмотренных ВС РФ споров касался иска общества «Ш» к обществу «В» о запрете использования обозначения «А» для индивидуализации товаров и взыскании компенсации в размере 10 440 600 руб. В суде первой инстанции требования истца были удовлетворены частично (решение Арбитражного суда г. Москвы от 27 октября 2015 г. по делу № А40-131931/2014). Суд запретил ответчику использовать спорное обозначение и взыскал с него 100 тыс. руб. Апелляция и кассация оставили это решение без изменения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 января 2016 г. № 09АП-58563/15, постановление СИП от 23 июня 2016 г. № С01-452/2016). Общество «Ш» со снижением размера компенсации не согласилось и обратилось с жалобой в ВС РФ.

Примечательно, что указанный спор возник между юрлицами, а заявленная истцом к взысканию компенсация была рассчитана исходя из двойной стоимости контрафактных товаров (подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ). В связи с этим Суд прямо указал следующее.

Во-первых, исходя из равенства участников гражданских правоотношений отношений (ст. 1 ГК РФ) и учитывая позицию КС РФ, изложенную в Постановлении № 28-П, определение размера компенсации ниже минимального предела может быть применено не только к ИП и физическим лицам, но и к юрлицам.

Во-вторых, учитывая системную связь подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ и п. 3 ст. 1252 ГК РФ, аналогичный подход должен применяться как к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, так и к компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных товаров или в двукратном размере стоимости права использования.

Читайте так же:  Посмертная судебно психиатрическая экспертиза в гражданском процессе

Но несмотря на это, добавил ВС РФ, суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела по своей инициативе. То есть ответчик должен заявить требование о таком снижении и доказать необходимость применения судом этой меры. Таким образом, снижение размера компенсации должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

Поскольку размер компенсации в рассматриваемом деле был снижен судом по своему усмотрению, ВС РФ отменил обжалуемые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-13233). Это дело в дальнейшем вошло в Обзор судебной практики № 3, утв. Президиумом ВС РФ 12 июля 2017 г.

Все последующие судебные акты, в которых суды взыскивали пониженный размер компенсации при отсутствии каких-либо возражений со стороны ответчика, были также отменены ВС РФ (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 января 2018 г. № 305-ЭС17-16920, определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 января 2018 г. № 305-ЭС17-14355). Аналогичную практику перенял и СИП (постановление СИП от 1 февраля 2018 г. № С01-1109/2016). При этом суды отметили, что в том случае, когда суд встает на защиту ответчика, который сам не «защищается», налицо нарушение принципа равноправия и состязательности сторон (ст. 9 АПК РФ).

Возможно ли снижение компенсации ниже низшего предела при нарушении прав на один объект интеллектуальной собственности?

Это единственный вопрос, который пока так и остается дискуссионным. «В Постановлении № 28-П рассмотрена ситуация, касающаяся нарушения прав на несколько объектов одним действием. С одной стороны, никто не высказал позицию, что этот подход можно распространить на один объект, но никто и не сказал обратное. Пока мнение такое: за нарушение прав на один объект снижать компенсацию нельзя. Но это только на словах», – рассказала в ходе организованного infor-media в минувшем месяце XIX Форума по интеллектуальной собственности судья СИП Наталия Рассомагина. Эту позицию разделяют и другие специалисты.

Кристина Глазунова, Ведущий юрист по интеллектуальной собственности Гражданско-правового департамента Юридической фирмы КЛИФФ:

«Снижение заявленной компенсации ниже низшего предела является исключительной мерой и может применяться только в особых случаях. При этом особым случаем следует считать именно нарушение исключительных прав на несколько объектов одним действием, при котором размер компенсации может составлять внушительную сумму, зачастую несоразмерную характеру самого нарушения. Безусловно, компенсация не должна иметь карательный характер, приводить к обогащению правообладателя, а нарушителя – к неминуемому банкротству, однако слишком частое и необоснованное снижение компенсации может привести к дискриминации данного способа защиты исключительных прав, превращая его в некий «утешительный приз» для правообладателя.

Если рассматривать ситуацию нарушения исключительного права на один объект одним действием, то законодатель и правоприменитель небезосновательно не относят такую ситуацию к исключительным случаям. Минимальный размер компенсации здесь может составить 10 тыс. руб. Представляется, что компенсация в таком объеме не является избыточной, несоразмерной, не приводит к обогащению правообладателя и неспособна обременить нарушителя или повлиять существенным образом на его финансовое состояние. Более того, в результате снижения такой компенсации ниже низшего предела утрачиваются и основные функции компенсации как меры гражданско-правовой ответственности, а именно восстановительно-компенсационная функция, заключающаяся в возмещении правообладателю возможных убытков, а также штрафная функция, выражающаяся в установлении санкции за нарушение исключительных прав другого лица.

Таким образом, относить данный случай к исключительным и давать возможность судам снижать компенсацию ниже низшего предела нет необходимости».

Однако в таком случае, обратила внимание Наталия Рассомагина, встает вопрос соблюдения принципа справедливости. Ведь при рассмотрении дел, где были нарушены права на несколько объектов, КС РФ позволил снижать сумму компенсации ниже 10 тыс. руб., пояснила она, тогда как за нарушение, допущенное в отношении одного объекта, компенсация по-прежнему не может быть меньше 10 тыс. руб.

Возможно, эту проблему удастся решить на законодательном уровне. Находящийся на рассмотрении депутатов законопроект предусматривает, что в исключительных случаях общий размер компенсации хоть и может быть снижен судом ниже установленных законом пределов, но не должен составлять менее 10 тыс. руб. Кроме того, согласно тексту документа указанное правило распространяется исключительно на те случаи, когда речь идет о нарушении прав на несколько объектов. Тем самым в случае одобрения этой законодательной инициативы последний из оставшихся неразрешенным вопросов будет также закрыт.

1 С паспортом законопроекта № 198171-7 «О внесении изменения в статью 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Источник: http://www.garant.ru/article/1192842/

Как снизить в в судебном процессе компенсации за нарушение исключительного права на произведение?

Законодателем достаточно четко определен порядок формирования компенсации за нарушение исключительного права на произведение, однако все равно остаются спорные вопросы и различные позиции судебной практики.

По своему выбору правообладатель может выставить к нарушителю требование денежной компенсации в размере:

  • От 10 тыс. до 5 млн. рублей на усмотрение суда, исходя и учитывая характер правонарушения и степень причиненного вреда;
  • Дважды превышающем стоимость всех контрафактных экземпляров спорного объекта (произведения);
  • Дважды превышающем стоимость права использования объекта ИС, которая при обычных правомерных обстоятельствах была бы оплачена пользователем (например, аналогичной среднему платежу по лицензионному договору).

При этом законодатель указывает, что если одним незаконным действием нарушаются исключительные права в отношении сразу нескольких объектов интеллектуальной собственности, то материальная компенсация может быть взыскана за каждый случай нарушения.

Обстоятельства, при которых суд может снизить размер компенсации за нарушение исключительных прав

  • Материальное положение ответчика.

Судебная практика в настоящее время складывается таким образом, что индивидуальные предприниматели имеют больше шансов, чем коммерческие компании получить снижение денежной компенсации на усмотрение суда. Ответчик может указать на свое тяжелое материальное положение, подтвердив данный факт документально, и попросить суд на этом основании о снижении размера взыскания ниже предела, установленного законом. Подтверждением финансовых трудностей ИП может служить кредитная задолженность, наличие иждивенцев, небольшой доход от бизнеса, также доводом вашу пользу будет являться тяжелое состояние здоровья или группа инвалидности. Если есть основания полагать, что денежное взыскание поставит ответчика еще в большее тяжелое материальное положение, то суд может уменьшить его в два раза.

Законодатель устанавливает, что ответственность за незаконное использование объектов интеллектуальной собственности наступает независимо от вины нарушителя. Однако если противоправные действия были совершены без прямого умысла, ввиду неосторожности, отсутствия должной заботливости и осмотрительности, суд при вынесении решения может пойти ответчику на встречу и уменьшить размер компенсации по его ходатайству. Необходимо в таком случае обосновать, что по причине того, например, что вы являетесь субъектом малого предпринимательства, вы не имели должных возможностей проверить законность ввода спорного продукта (объекта чужой интеллектуальной собственности) в торговый оборот. Также можно сделать акцент на отсутствие привлечения к ответственности ответчика ранее за аналогичные правонарушения. Необязательно, но суд может принять во внимание данный факт.

  • Незначительность или малозначительность правонарушения.

При вынесении судом решения о взыскании денежной компенсации в пользу ответчика могут сыграть такие объективные обстоятельства, как

1) небольшая стоимость материальных носителей, содержащих спорный объект,

2) однократность совершенного деяния (то есть объект ИС не был растиражирован многократно),

Читайте так же:  В каком случае дается академический отпуск

3) возможное наличие другого ответчика (например, когда в ответственности привлекается конечный продавец спорной продукции, а не ее производитель). Распространение контрафактной продукции расценивается законом как менее тяжкое по сравнению с ее производством.

  • Отсутствие убытков правообладателя.

Безусловно, сам факт совершения противоправного действия, независимо оттого, повлек ли он убытки правообладателя, должен быть пресечен законом, а лицо, его совершившее, понести наказание. Но отсутствие прямо подтвержденных убытков истца позволяет ходатайствовать о снижении размера денежной компенсации ниже низшего предела. Если владелец исключительного права не представил в суд доказательств, указывающих на понесенные в результате правонарушения потери, это является основанием для изменения суммы взыскания.

  • Недобросовестность правообладателя, злоупотребление его правом.

Если у Вас есть основания полагать, что действия истца были направлены на получение большей выгоды от правонарушителя, то вы также можете сослаться на них, ходатайствуя об уменьшении размера компенсации. Например, правообладатель при обнаружении незаконного использования объекта не сразу обратился к нарушителю с требованием о прекращении деятельности, а намеренно оттягивал момент претензии/ иска для увеличения суммы денежной компенсации.

Как вы видите, судебная практика и действующее гражданское законодательство предлагают немало оснований для снижения денежной компенсации за незаконное использование исключительных прав. Юридически грамотное апеллирование ими поможет Вам отстоять свою позицию в судебном споре и выйти из него с наименьшими потерями.

Источник: http://1-tm.ru/blog/snijenie-kompensacii-za-narushenie-iskluchtielnogo-prava/

ВС дал толкования по разрешению споров о защите интеллектуальных прав

Верховный суд РФ сегодня обнародовал обзор судебной практики по разрешению споров о защите интеллектуальных прав. В документ вошел анализ 65 дел, в частности, о правах на фотографии сотрудника во время его командировок, о том, нужно ли платить автору корпоративного гимна, и о хитростях подсчета 50-летнего срока охраны произведений.

В обзоре рассматривается судебная практика за период, прошедший после принятия совместного постановления пленумов ВС и ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (читайте также об этом в «Право.Ru» здесь).

Согласно статистике ВС, присужденные судами общей юрисдикции к взысканию суммы по удовлетворенным искам, включая моральный ущерб,, увеличились по сравнению с 2013 годом на 92,7 %. Если в 2013 году общая сумма взыскания составила 120 млн руб., то в 2014 году уже 232 млн руб.

Сумма удовлетворенных арбитражными судами требований о возмещении убытков или взыскании компенсации по делам о защите исключительных прав в 2014 году составила 192 млн руб. При этом всего по спорам, связанным с охраной интеллектуальной собственности, арбитражными судами субъектов РФ в 2013 году было взыскано 3,4 млрд руб., а в 2014 году – 1,9 млрд руб.

Пропорции судебных расходов

Разбирая ряд дел, ВС отмечает, что при взыскании компенсации за незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности судебные расходы на оплату госпошлины относятся на истца пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации.

В частности, в арбитражный суд поступил иск о взыскании компенсации в размере 2 млн руб. за незаконное использование товарного знака. Исковые требования были удовлетворены, однако размер компенсации снижен до 1 млн руб. При этом с компании-ответчика были взысканы расходы на оплату госпошлины, определённые исходя из запрошенной суммы компенсации. Суд посчитал, что уменьшение суммы компенсации не влияет на определение размера взыскиваемых судебных расходов, который ранее фактически понес истец.

Апелляция не согласилась с такими выводами. «В условиях, когда в законе указан минимальный и максимальный размер компенсации, а также предусмотрено право суда определять конкретный размер компенсации исходя из характера нарушения, истец, заявляя исковые требования в максимальном размере, в силу ст. 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения им процессуальных действий, который в рассматриваемом случае заключается в отнесении на истца судебных расходов пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации,» – отмечалось в апелляционном решении. С учетом этого сумма судебных расходов была снижена пропорционально размеру удовлетворённых исковых требований.

Правило «одного чека»

Также в обзоре ВС анализируются споры, касающиеся взыскания компенсации за незаконное использование товарного знака при введении товаров в оборот. В таких случаях, как отмечает суд, компенсация в размере от 10 000 до 5 млн руб. взыскивается за каждый случай нарушения. При этом возникают сложности при определении того, что считать одним случаем нарушения.

Например, индивидуальный предприниматель продал пять пар носков, три пары колгот и одну шапку, на которые был незаконно нанесен один товарный знак. Купля-продажа товара было оформлена одним чеком. Владелец торгового знака в арбитражном суде потребовал компенсацию.

Суд первой инстанции руководствовался правилом «одного чека», указав, что продажа товара является случаем использования независимо от количества проданных материальных носителей. Следовательно, продажа одновременно нескольких единиц товара (одинакового или разного), на который незаконно нанесен товарный знак, как и продажа одной единицы товара, составляет одно нарушение. Исходя из этого, суд взыскал компенсацию в размере 10 000 руб.

Суд апелляционной инстанции изменил решение арбитражного суда первой инстанции, посчитав, что компенсация подлежит взысканию за каждый вид товара, маркированного одним и тем же товарным знаком. В связи с этим суд взыскал уже 30 000 руб.: п о 10 000 руб. за каждый вид проданного товара – носки, колготки, шапка.

Суд кассационной инстанции отменил апелляционное постановление и утвердил решение суда первой инстанции, указав, что одним случаем нарушения является одна сделка купли-продажи (оформленная одним чеком) независимо от количества проданных товаров, на которые нанесен один и тот же товарный знак, либо несколько последовательных сделок купли-продажи товара (оформленных отдельными чеками).

Неслужебные фотографии

Подробно Верховный суд останавливается также на ситуации, когда работник вправе требовать взыскания компенсации за нарушение исключительного права на созданные им произведения, если не доказано, что фотографии были выполнены в рамках исполнения служебных обязанностей и служебного задания.

Так, журналист обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю и издательству о взыскании компенсации за нарушение своего авторского права. Истец указал, что в магазине, принадлежащем ИП, продается альбом с его фотографиями, сделанными во время служебных командировок, когда он был корреспондентом центральной газеты погранслужбы. При этом в его служебные обязанности входила только подготовка печатных статей, а фотографии, включенные в альбом, были сделаны по его собственной инициативе и с помощью личной техники. Поскольку права на воспроизведение изображений никому из ответчиков не передавались, истец полагал, что ответчики нарушили его исключительное право на использование фотографий.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска было отказано. Однако судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила это решение. ВС указал, что в материалах дела нет каких–либо доказательств того, что фотографии были созданы корреспондентом по служебному заданию работодателя и за его счет либо в порядке выполнения служебных обязанностей, предусмотренных контрактом. Нет также и доказательств того, что в круг служебных обязанностей истца как постоянного корреспондента входило создание фотографических произведений. Контракт о прохождении военной службы с истцом и приказ Федеральной пограничной службы РФ о назначении его на должность также не содержат указания на то, что в обязанности входило создание фотографических произведений.

Читайте так же:  Что представляет собой гражданские споры

«Тот факт, что истец в период изготовления оспариваемых произведений находился на службе в издательстве на должности постоянного корреспондента, сам по себе не может свидетельствовать о создании фотографий в качестве служебного задания,» – подчеркнул суд. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции не подтвержден материалами дела и собранными по делу доказательствами.

Двойной 50-летний срок

Разбирая один из исков Российского авторского общества, ВС останавливается на вопросе исчисления 50-летнего срока действия авторского права, предусмотренного ст. 27 и 43 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

РАО обратилось в суд с иском к театру и дому офицеров о защите авторских прав, ссылаясь на то, что при публичном показе спектакля незаконно использовалась работа хореографа без получения согласия от его наследников, без заключения с ними соответствующего договора и без выплаты авторского вознаграждения. Решением суда, оставленным без изменения определением суда второй инстанции, в удовлетворении исковых требований было отказано.

Однако судебная коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с выводами нижестоящих судов о том, что спорный балет является самостоятельным хореографическим произведением, а срок пользования авторскими правами в отношении хореографии к балету истек в 1944 году.

ВС отмечает, что не имеет значения, охранялось ли ранее произведение и в течение какого установленного прежним законодательством срока. Если ранее действовавший срок охраны закончился, но новый 50-летний не истек на 1 января 1993 года, произведение вновь получило авторско-правовую охрану.

На 1 января 1993 года 50–летний срок после смерти балетмейстера не истек (умер в 1964 году) и его произведения вновь стали охраняться авторским правом. Таким образом, 23 июня 2005 года, при публичном исполнении балета, хореография охранялась авторским правом, и для ее правомерного использования требовалось получение разрешения наследников автора.

Кроме того, ВС указал, что при определении правомерности использования хореографии путем ее переработки, суд первой инстанции руководствовался вообще п. 1 ст. 492 Гражданского кодекса РСФСР, а не законом РФ «Об авторском праве и смежных правах», который не предусматривает возможности свободного использования чужого изданного произведения для создания нового произведения.

Дело о непубличных корпортивах

Среди споров, которые анализирует Верховный суд, также небезынтересно следующее. С иском к компании о взыскании средств за нарушение авторских прав и компенсации морального вреда обратился музыкант. Он рассказал, что в июле 2006 года написал текст песни – гимна компании, который стал обязательным атрибутом всех корпоративных мероприятий. При этом ответчик не заключил с истцом договор о передаче прав на использование произведения.

Решением суда, оставленным без изменения определением суда второй инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано. Суды исходили из того, что созданный гимн компании является результатом труда нескольких авторов, а не исключительно одного истца, кроме того, при создании произведения истец знал, для какой цели он создается и «тем самым выразил желание передать результат своего труда компании». Также отмечалось, что общество не осуществляло публичное исполнение гимна компании, воспроизведение гимна осуществлялось только на корпоративных мероприятиях, проводимых ответчиком, которые, по мнению суда, являются официальными мероприятиями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда с выводами нижестоящих судов не согласилась, указав, что согласно закону, «Об авторском праве и смежных правах» к публичному исполнению музыкального произведения относится любое воспроизведение данного произведения в месте, открытом для свободного посещения, которым и являются корпоративные мероприятия, проводимые обществом.

Таким образом, корпоративное мероприятие организации не является официальной церемонией, во время которой допускается исполнение музыкальных произведений без согласия их авторов и без выплаты авторского вознаграждения. ВС заключил, что ответчик обязан уплатить автору компенсацию за нарушение авторских прав.

Видео (кликните для воспроизведения).

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, можно ознакомиться здесь.

Источник: http://pravo.ru/news/view/122355/

КС разрешил судам снижать размер компенсации за нарушение авторских прав

Конституционный суд РФ опубликовал решение по проверке конституционности положений Гражданского кодекса, которые касаются ответственности за нарушение прав на использование товарного знака, на исключительное право воспроизведения и на объекты смежных прав.

С запросом о проверке на соответствие Основному закону страны ст. 1301, 1311 и п. 4 ст. 1515 ГК, позволяющих правообладателю вместо возмещения убытков требовать от нарушителя компенсации в размере от 10 000 руб. до 5 млн руб., независимо от суммы ущерба, в КС обратился Арбитражный суд Алтайского края. Поводом послужили два дела, которые находятся в производстве суда. По одному из них (№ А03-22533/2014) правообладатель фонограмм и музыкальных произведений Стаса Михайлова компания «Квадро-Паблишинг» требует 859 000 руб. с индивидуального предпринимателя Юлии Любивой – она в 2013 году продала контрафактный диск певца за 75 руб. АС Алтайского края посчитал, что 90 песен на диске можно учесть как партию однотипного товара, и обязал Любивую выплатить 15 000 руб. Апелляция суд первой инстанции поддержала. Однако Суд по интеллектуальным правам, опираясь на позицию ВАС, это решение отменил, посчитав, что каждый из 90 треков является отдельным объектом авторских и смежных прав.

Еще в одном споре (дело № А03-21306/2015) ООО «Аэроплан» за нарушение исключительного права на товарные знаки, воспроизводящие персонажей мультсериала «Фиксики», хочет взыскать с десятка предпринимателей компенсацию до 60 000 руб. с каждого. Пределы суммы исковых требований находятся в тех же границах, что и в первом деле, ее размер не зависит от понесенного материального ущерба (см. «КС решит вопрос о справедливом размере компенсации за нарушение авторских прав»).

КС в своем решении отметил, что, вводя штрафную ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности, законодатель руководствовался не только объективными трудностями в оценке причиненных правообладателю убытков, но и необходимостью предотвращения соответствующих правонарушений. Однако, по мнению судей Конституционного суда, принцип соразмерности также предполагает дифференциацию ответственности, в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, учет степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, имеющих значение для индивидуализации наказания.

В связи с этим судам, как полагает КС, должна быть дана возможность уменьшить санкции при наличии ряда обстоятельств. В частности, если правонарушение совершено впервые, нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности не является для лица существенной частью его деятельности и не носило грубый характер, а размер компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков. Другой подход к взысканию компенсации, по мнению КС, подрывает доверие граждан к закону и суду и приводит к нарушению гарантируемого Конституцией достоинства личности и запрета на унижающее человеческое достоинство наказание. В этой части оспоренные нормы противоречат Конституции, решил Конституционный суд.

Теперь законодатель обязан внести соответствующие изменения в ГК, чтобы суды могли учитывать для принятия решения все имеющиеся обстоятельства.

Источник: http://pravo.ru/news/view/136443/

Статья 1301 ГК РФ. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение (действующая редакция)

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

Читайте так же:  Сумма налогов при выезде за границу

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1301 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена взысканию компенсации как одному из способов защиты нарушенного исключительного права на произведение и основывается на положениях п. 3 ст. 1252 ГК РФ. Она реализует — применительно к авторскому праву — потенциальную возможность взыскания такой компенсации, содержащуюся в п. 3 ст. 1252 ГК РФ; вместе с тем она конкретизирует размеры такой компенсации.

2. В комментируемой статье устанавливается, что такая компенсация может быть взыскана по требованию правообладателя — владельца исключительного права на произведение.

Однако в соответствии со ст. 1254 ГК РФ такая компенсация может быть взыскана и по требованию лицензиара, получившего исключительную лицензию, если будет нарушено то право, на которое ему была предоставлена исключительная лицензия. Следует считать, что в этом случае данное право сам правообладатель защищать не может.

3. Указанная компенсация, согласно данной статье, может быть потребована «вместо возмещения убытков». Это означает, что предъявление требования о взыскании компенсации означает отказ от возмещения убытков.

Возможность изменения основания иска определяется процессуальным законодательством.

4. Общие положения о взыскании данной компенсации предусмотрены в п. 3 ст. 1252 ГК РФ. См. также п. 6 — 10 комментария к ст. 1252 ГК РФ.

5. В комментируемой статье определены два вида компенсации:

в части 2 — «компенсация по усмотрению суда»;

в части 3 — «компенсация в двукратном размере стоимости».

Эти условные термины будут пояснены ниже. Следует полагать, что право выбора того или иного вида компенсации принадлежит истцу. Возможность пересмотра решения о выборе вида компенсации определяется процессуальным законодательством.

6. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает компенсацию по усмотрению суда в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей.

Закон не поясняет, чем должен руководствоваться суд, выражая свое «усмотрение»; не поясняется также и то, должен ли истец обосновывать требуемую сумму, если он просит взыскать компенсацию, превышающую 10 тыс. рублей.

Исходя из зафиксированного в ст. 56 ГПК РФ общего принципа гражданского процесса, в соответствии с которым «каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается», следует считать, что истец должен предоставить обоснования размеров требуемой им компенсации.

Что касается «судейского усмотрения», то логично было бы, если бы суд руководствовался следующими принципами:

— восстановления нарушенных прав (ст. 1 ГК РФ); при наличии убытков суд должен оценить их размер, хотя бы приблизительно, и присудить компенсацию, «соразмерную» причиненным убыткам. Отсутствие убытков должно влечь присуждение минимальной компенсации;

— учета степени вины нарушителя (ст. 151, 1101 ГК РФ): поскольку речь идет о компенсации, следовало бы учитывать, совершено правонарушение умышленно, с грубой неосторожностью или с легкой небрежностью;

— разумности и справедливости (ст. 10, 1101 ГК РФ);

— соразмерности компенсации последствиям правонарушения. Полагаем, что суд не вправе выходить за пределы заявленной суммы компенсации и присуждать компенсацию в большей сумме.

7. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает возможность взыскания компенсации «в двукратном размере стоимости».

Для расчета этой компенсации может быть взята либо стоимость экземпляров произведения, либо стоимость прав. Общий подход при расчете такой компенсации таков.

Предположим, правообладатель обнаруживает, что принадлежащее ему произведение незаконно издано в виде книги тиражом одна тысяча экземпляров, причем продажная цена экземпляра книги составляет 100 руб.

Если он будет рассчитывать компенсацию исходя из стоимости экземпляров, он может потребовать выплаты ему: 100 руб. x 1000 экз. x 2 = 200 000 руб.

Но он может заявить, что по лицензионному договору за книжное издание этого произведения ему была бы предложена сумма в 110 тысяч руб., а потому он требует компенсации в 220 тысяч руб. (110 тыс. руб. x 2).

8. Следует, однако, учесть, что ч. 3 комментируемой статьи, предусматривая расчет компенсации «в двукратном размере стоимости», поясняет, что стоимость экземпляров и стоимость прав должны определяться «исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения».

Смысл этой нормы понять совершенно невозможно, хотя можно высказать относительно нее некоторые соображения.

В частности, можно предположить, что законодатель, делая такую оговорку, пытался защитить интересы правообладателя. Так, если нарушитель продает контрафактный экземпляр книги по низкой цене, то цена эта объясняется тем, что нарушитель не платит ни налогов, ни авторских отчислений и стремится продать контрафактную книгу побыстрее. Поэтому следует учитывать цену легальной (лицензионной) книги.

С другой стороны, на практике, если вознаграждение рассчитывается от продажной цены книги, то учитывается ее оптовая, а не розничная цена, причем стоимость обложки книги из цены исключается.

Все приведенные выше обстоятельства следует учитывать, определяя размер взыскиваемой компенсации.

9. «Компенсация подлежит взысканию с лица, нарушившего исключительное право на использование произведения, если оно не докажет отсутствие своей вины в этом нарушении» — п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».

10. Если истцом является лишь один из соавторов, а также если «экземпляр», указанный в части 3, включает несколько произведений, истец имеет право на получение лишь соответствующей доли компенсации.

Источник: http://www.zakonrf.info/gk/1301/

КС решит вопрос о справедливом размере компенсации за нарушение авторских прав

Гражданский кодекс (ст. 1301 и 1311 и ч. 4 ст. 1515 ГК) позволяет правообладателю требовать компенсацию, в разы превышающую его имущественные потери за нарушение авторских прав и незаконное использование товарного знака – именно эту норму проверил сегодня Конституционный суд на соответствие основному закону страны. Арбитражный суд Алтайского края посчитал, что статьи ГК, благодаря которым можно требовать компенсацию до 5 млн руб., противоречат правам граждан на достойную жизнь и свободное развитие. К такому выводу суд пришел после того, как в его производство попали два дела, где правообладатели требуют сотни тысяч рублей за продажу контрафактного диска певца Стаса Михайлова и нескольких игрушек – героев мультфильма «Фиксики».

В производстве Арбитражного суда Алтайского края сейчас находятся два дела, касающиеся требований компенсации за нарушение авторских прав и незаконное использование товарного знака. По одному из них (№ А03-22533/2014) правообладатель фонограмм и музыкальных произведений Стаса Михайлова компания «Квадро-Паблишинг» требует 859 000 руб. с индивидуального предпринимателя Юлии Любивой – она в 2013 году продала контрафактный диск певца за 75 руб. Правообладатель, в соответствии с ГК, может требовать компенсации в размере от 10 000 руб. до 5 млн руб. АС Алтайского края посчитал, что 90 песен на диске можно учесть как партию однотипного товара и обязал Любивую выплатить 15 000 руб. Апелляция суд первой инстанции поддержала. Однако Суд по интеллектуальным правам, опираясь на позицию ВАС, это решение отменил, посчитав, что каждый из 90 треков является отдельным объектом авторских и смежных прав.

Читайте так же:  Мировое соглашение о выселении из квартиры образец

Еще в одном споре (дело № А03-21306/2015) ООО «Аэроплан» за нарушение исключительного права на товарные знаки, воспроизводящие персонажей мультсериала «Фиксики», хочет взыскать с десятка предпринимателей компенсацию до 60 000 руб. с каждого. Пределы суммы исковых требований находятся в тех же границах, что и в первом деле, ее размер не зависит от понесенного материального ущерба.

АС Алтайского края считает, что такое правовое регулирование противоречит нормам Конституции о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, поскольку в ст. 1301, 1311 ГК РФ приоритет отдан не правам и свободам человека, а формальному механизму подсчета денежной компенсации. Кроме того, суд указывает и на то, что прописанная в законе норма о нижней границе компенсации уже приводит к злоупотреблениям – правообладатели проводят массовые тайные закупки контрафактных дисков по всей стране в целях последующего массового предъявления исков в суд для взыскания компенсации. За один проданный пиратский диск суд может взыскать до 4 млн руб., он вправе в два раза уменьшить размер компенсации, но только в тех случаях, когда нарушение произошло до 1 октября 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки в ГК. По мнению АС Алтайского края, даже в этом случае компенсация определяется без учета имущественных последствий.

Обратно к царским законам

Выступая на заседании КС, Максим Кулик, судья АС Алтайского края (в его производстве находятся спорные дела), отметил, что всего по России с 2014 года поступило около 17 000 заявлений о взыскании компенсации за нарушение авторских прав и незаконное использование товарного знака. Кулик обратил внимание на отзыв председателя суда по интеллектуальным правам Людмилы Новоселовой, которая сослалась на правовое регулирование 1911 года, когда в законе об авторском праве было прописано, что «для ответчика предусмотрена ответственность в объеме убытков потерпевшего, причем размер вознаграждения устанавливается судом по соображению всех обстоятельств дела, по справедливому усмотрению». Это формулировка, по мнению АС Алтайского края, гораздо удачнее современной.

Кулик добавил, что если по делам будет принято решение о взыскании компенсации, то ответчики попадут в очень сложную социальную ситуацию. «Они не будут иметь условий для достойной жизни и свободного развития. А это противоречит Конституции», – заметил судья.

Он подчеркнул, что, помимо прочего, нормы о взыскании компенсации противоречат также ст. 7 Конституции, которая гарантирует права на охрану здоровья, труда и поддержку семьи. «Это очень ярко видно на примере первого дела. У Любивой есть ребенок инвалид, если с нее взыскать компенсацию, то она не сможет нормально воспитывать больного ребенка», – сказал Кулик.

Кроме того, по мнению судьи, роль суда при рассмотрении дел данной категории является довольно незначительной – судья обязан вынести то решение, которое предлагает истец – у судьи нет полномочий уменьшить сумму компенсации. «В данном случае идет умаление гарантий на судебную защиту, судья не выполняет свою функцию», – отметил Кулик, добавив, что судье нужно находить баланс между интересами правообладателя и ответчика.

Законодатель на страже баланса

С ним не согласилась представитель Госдумы Татьяна Карасева, которая отметила, что компенсация является альтернативой возмещения убытков правообладателя и направлена на предупреждение противоправных действий. «В музыкальной сфере правообладатель практически не может контролировать соблюдение своего исключительного права. Возмещение убытков не всегда в полном объеме обеспечивает его интересы», – сказала Карасева.

Она отметила, что компенсация не является новеллой ГК, ее размер не меняется с 2004 года. «Законодатель стремится смягчить финансовое бремя нарушителя – до 1 октября 2014 года правообладатель мог требовать компенсации за каждый случай неправомерного использования, то есть за каждую продажу контрафактного носителя. Эта норма была исключена из ГК, значит, законодатель учитывает интересы всех заинтересованных лиц. Госдума просит признать оспариваемые положения не противоречащими Конституции», – заявила Касаева.

Поддержал ее и представитель Совфеда Петр Кучеренко, который сослался на постановление ВАС, согласно которому размер компенсации должен определяться исходя из имущественного положения правообладателя: он должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором находился бы при правомерном использовании произведения.

Ответил он и на довод судьи Кулика о нарушении права граждан на охрану здоровья. «Это ярко выглядит в том деле, где предприниматель воспитывает ребенка-инвалида. Это выглядит очень печально, однако творчество является важнейшим механизмом социокультурной реабилитации инвалидов», – считает Кучеренко.

Именно творчество, в том числе и музыкальное, по его мнению, не знает преград. «Когда мы говорим о защите прав инвалидов со стороны государства, то необходимо учитывать, что государство, защищая результаты интеллектуальной деятельности, должно реализовывать ст. 7 Конституции», – уверен Кучеренко.

Одни коммерсанты судятся с другими

Михаил Кротов, уполномоченный представитель президента в КС, заметил, что в делах, которые послужили поводом для обращения в КС, суд не может уменьшить размер компенсации, так как нарушения произошли в 2013 году, а изменения в ГК, позволяющие это сделать, были внесены в октябре 2014 года. «При внесении изменений законодатель не посчитал возможным отказаться от установленного законом минимального размера компенсации», – отметил Кротов.

Он также привел в пример и позицию ВС, который в обзоре судебной практики, ссылаясь на определение по одному из рассмотренных дел, решил, что объектом исключительных смежных прав является не компакт-диск, а каждая содержащаяся на нем фонограмма. «Именно введение минимального размера компенсации, заимствованного из англо-американского права, привели к появлению противоречивого механизма, не отвечающего признакам гражданско-правовой ответственности», – считает Кротов.

Он отметил, что оспариваемые нормы изначально принимались для защиты прав авторов от предпринимателей, однако сейчас в судах судятся совсем не авторы, а «одни коммерсанты с другими». «Они даже не пытаются доказать сумму реального ущерба, а суды начисляют огромные суммы компенсации. Нужно дать им право снижать размер компенсации, или это все превращается в штрафные санкции», – уверен представитель президента.

Кротов подчеркнул, что борьба с пиратством необходима, но для этого нужна дополнительная административная ответственность со штрафами, которые будут взыскиваться в пользу государства.

Несправедливость оспариваемых норм отметил и представитель правительства Михаил Барщевский. «Разве это справедливо – взыскивать за диск Стаса Михайлова 400 000 руб. Да даже если бы это был диск Дмитрия Хворостовского!» – возмутился юрист. По его мнению, только самостоятельное право суда устанавливать размер компенсации сможет гарантировать справедливость в таких делах.

Видео (кликните для воспроизведения).

Представитель ВС Владимир Попов обратил внимание суда на такую форму поиска баланса между интересами как взыскание госпошлины и судебных расходов. «Если правообладатель заявляет повышенный размер компенсации и не может обосновать его, то по госпошлине он потеряет больше, чем получит», – отметил Попов. По его словам, ВС, давая разъяснения, пытался предостеречь правообладателя от предъявления необоснованных требований и дать ответчику возможность компенсировать свои расходы.

Признал ли КС нормы о взыскании компенсации неконституционными, пока неизвестно – решение по делу будет оглашено в течение месяца.


Источник: http://pravo.ru/news/view/135348/
Взыскание компенсации за нарушение авторских прав
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here