Возмещение ущерба подрядчику

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: возмещение ущерба подрядчику. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Ответственность подрядчика за виновное причинение ущерба нельзя ограничить в договоре

Заказчик может потребовать от подрядчика возмещения убытков в полном объеме (в том числе и косвенных), если докажет, что эти убытки возникли по вине подрядчика.

Согласно ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом п. 4 ст. 401 ГК РФ устанавливает, что заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Из анализа указанных норм следует, что стороны вправе согласовать условие договора подряда, по которому размер возмещения за причиненные убытки может быть уменьшен. Однако это условие будет работать только в том случае, если вины подрядчика в причинении убытков заказчику нет.

Например, в одном деле городская администрация заключила муниципальный контракт на ремонт городской улично-дорожной сети. За нарушение сроков выполнения работ подрядчиком по контракту были предусмотрены штрафы. Позже стороны заключили дополнительное соглашение к контракту, по условиям которого штрафные санкции не должны применяться к подрядчику, если он нарушил свои обязательства в связи с возникшими обстоятельствами непреодолимой силы (погодными условиями). В результате из-за неблагоприятных погодных условий подрядчик не смог выполнить работы в установленный срок. Представители администрации обратились в суд с требованиями о взыскании с подрядчика предусмотренного муниципальным контрактом штрафа. Условие дополнительного соглашения о том, что неблагоприятные погодные условия являются основанием для освобождения подрядчика от уплаты штрафа, представители городской администрации просили признать ничтожным на основании п. 4 ст. 401 ГК РФ. Суд довод представителей администрации отклонил на том основании, что в указанной норме речь идет об умышленном нарушении обязательств подрядчиком, которое в рассматриваемом деле места не имело. В удовлетворении исковых требований администрации отказали (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 16.06.2015 № Ф06-24771/2015 по делу № А72-12227/2014).

В другом деле владелец магазина предъявил требования к управляющей компании, организовавшей очистку здания от снега и наледи, на том основании, что в результате уборки были повреждены наружные панели вывески магазина. Так же как и в предыдущем примере, в договоре между сторонами содержалось условие об ограничении ответственности исполнителя. В частности, управляющая компания не несет ответственность за сохранность вывесок, средств рекламы, козырьков и других деталей фасадов при уборке снега и наледи с крыш. Владелец магазина просил признать это условие ничтожным, однако суд отказал в удовлетворении его требований, поскольку посчитал, что убытки магазина возникли не по вине ответчика. Управляющей компании удалось доказать, что она предприняла все зависящие от нее меры, чтобы предупредить владельца магазина о готовящейся уборке (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.07.2013 по делу № А79-11127/2012).

В практике имел место и другой случай. Предприниматель заключил с охранной организацией договор на оказание услуг по охране ювелирного магазина. Спустя некоторое время в магазине произошла кража, и предприниматель обратился в суд с иском к охранной организации, полагая, что ущерб ему был причинен в результате ненадлежащего исполнения охранниками своих обязательств. При этом договором об оказании услуг по охране была предусмотрена ограниченная материальная ответственность исполнителя. Рассматривая спор, суд признал это положение ничтожным как ограничивающее ответственность в противоречии с п. 4 ст. 401 ГК РФ. Довод представителя охранной организации, что предприниматель не заявлял требования о признании этого положения ничтожным, суд отклонил (Определение ВАС РФ от 04.07.2013 № ВАС‑7957/13 по делу № А08-3882/2012).

Из приведенных примеров можно понять, как на практике взаимодействуют нормы ст. 15 и 401 ГК РФ. Чтобы условие об ограничении ответственности подрядчика, который исполнил свои обязательства ненадлежащим образом, в части возмещения убытков работало, он должен доказать, что убытки произошли не по его вине.

Такое распределение бремени доказывания установлено в п. 2 ст. 401 ГК РФ. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное (п. 11 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Вопросы ответственности подрядчика за ненадлежащее качество работы регулирует специальная норма. Согласно п. 4 ст. 723 ГК РФ условие договора подряда об освобождении подрядчика от ответственности за определенные недостатки не освобождает его от ответственности, если доказано, что такие недостатки возникли вследствие виновных действий или бездействия подрядчика.

Важно помнить, что по общему правилу (ст. 15, 393 ГК РФ) для взыскания убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать факт нарушения ответчиком принятых на себя обязательств, наличие убытков и их размер, причинно-следственную связь между допущенным нарушением и возникшими убытками. Соответственно, если все указанные обстоятельства будут установлены, подрядчику придется доказывать отсутствие вины в причинении убытков. Если сделать это ему не удастся, положение в договоре об ограничении его ответственности работать не будет.

Закон делит убытки не на прямые и косвенные, а различает такие виды, как реальный ущерб (расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества) и упущенная выгода (неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено). Вероятно, под косвенными убытками в договоре подряда понималась упущенная выгода, однако вопрос формулировки в данном случае особого значения не имеет.

Источник: http://www.eg-online.ru/consultation/290076/

Кто должен доказать причину возникновения убытков – заказчик или подрядчик?

Эта обязанность, по мнению судей первой, апелляционной и кассационной инстанций, лежит именно на заказчике, поскольку каждая сторона должна обосновать обстоятельства, на которые она ссылается (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ). Однако ВС РФ рассудил иначе – если недостатки в выполненных работах были выявлены в течение гарантийного срока, то не заказчик, а осуществлявший работы подрядчик должен доказать, что они возникли не по его вине.

Читайте так же:  Суд по ипотеке мировое соглашение

Рассмотрим это дело подробнее.

Суть дела

Общество «О» (заказчик) и общество «В» (подрядчик) заключили договор, в соответствии с которым подрядчик обязался производить плановые виды ремонта принадлежащих заказчику грузовых вагонов и предоставил гарантию на результат выполненных работ. А заказчик, в свою очередь, обязался эти работы оплатить.

По условиям договора неисправность вагона или его составной части признавалась гарантийным случаем на основании расследования, проведенного с вызовом представителя подрядчика и оформлением акта с приложениями, подтверждающими его вину. При обнаружении дефектов, возникших из-за недоброкачественного ремонта, в течение гарантийного срока работы по их устранению должен оплатить заказчик. После этого он мог потребовать с подрядчика возместить ему понесенные расходы, предъявив соответствующую претензию.

Во исполнение указанного договора общество «В» отремонтировало вагоны общества «О», однако в период гарантийного срока у 19 вагонов были выявлены неисправности. Согласно актам рекламации виновным в неисправностях был признан подрядчик.

Рекламационные документы – это документы, подтверждающие неисправность и причину ее возникновения. На основании этих документов заказчик вправе предъявить контрагенту затраты на ремонт и/или иные понесенные расходы.

За ремонт вагонов заказчик перечислил 403 445,23 руб. и потребовал у общества «В» возместить эти расходы, но получил отказ. Это и стало поводом для обращения с иском в арбитражный суд.

Суд первой инстанции лишь частично удовлетворил требования истца – с общества «В» было взыскано взыскано 132 750,27 руб. (решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 февраля 2015 г. по делу № А40-162742/2014). Суд отказал в удовлетворении остальной части иска, поскольку истец, по его мнению, не доказал, что 8 из 19 вагонов оказались неисправными в связи с недоброкачественным выполнением работ подрядчиком. Кроме того, суд отказал истцу во взыскании с ответчика расходов на контрольно-регламентные операции и на услуги по оформлению рекламационно-претензионной документации, так как эти расходы не находились в прямой причинно-следственной связи с возникшими убытками и не были связаны с работами по устранению дефектов (ст. 10, ст. 15, ст. 309-310, ст. 393 ГК РФ).

Общество «О» с вердиктом суда не согласилось и обжаловало его в вышестоящий суд, однако апелляция оставила судебный акт без изменения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 мая 2015 г. № 09АП-13668/15). Это постановление истец также решил обжаловать, и кассация изменила судебные акты нижестоящих судов (постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 сентября 2015 г. № Ф05-11605/15). С общества «В» в пользу заказчика было довзыскано еще 51 908 руб., составляющих стоимость контрольно-регламентных работ. В остальной части решение оставлено без изменения. Суд округа отметил, что контрольные и регламентные работы являются обязательными и должны быть проведены вне зависимости от причины поступления вагона в ремонт.

Поскольку и это постановление не удовлетворило истца, он обратился с жалобой в ВС РФ и потребовал отменить вынесенные судебные акты в части отказа в возмещении расходов на текущие отцепочные ремонты восьми спорных вагонов, а также расходов на оплату услуг по оформлению рекламационно-претензионной документации (Определение ВС РФ от 7 апреля 2016 г. № 305-ЭС15-16906). Общество «О» было убеждено в том, что имеет право получить возмещение всех расходов, связанных с ремонтом вагонов (ст. 15 ГК РФ). В силу заключенного между ним и подрядчиком договора составление рекламационных документов является обязательным условием для возмещения расходов на ремонт. Эта услуга платная, и ее стоимость включается в расчетно-дефектные ведомости по вагонам. По мнению заказчика, факт причинения убытков, их размер и вина подрядчика были им полностью доказаны.

Позиция ВС РФ

Суд отметил, что лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения в полном объеме причиненных ему убытков, а под ними помимо прочего понимаются расходы, которые это лицо произвело для восстановления нарушенного права. При этом истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков.

Факт причинения убытков, вина общества «В» и размер расходов, которые истец произвел в ходе ремонта одиннадцати вагонов, были установлены судами первой и апелляционной инстанций на основе оценки представленных сторонами доказательств. Расходы, связанные с расследованием причин образования технологических неисправностей и составлением рекламационных документов, отметил ВС РФ, также включаются в стоимость текущего отцепочного ремонта.

В своем договоре стороны согласовали, что расходы, понесенные заказчиком за выполненные работы по устранению дефектов, возникших вследствие недоброкачественного выполнения работ в течение гарантийного срока, заказчик предъявляет подрядчику путем направления претензии с приложением акта-рекламации и прочих документов. Таким образом, отцепка вагонов по неисправности не зависит от волеизъявления ни собственника вагона, ни иного лица, а направлена на устранение выявленной неисправности с целью обеспечения безопасности движения вагонов. А составление рекламационной документации является необходимым условием осуществления ремонта вагонов и возмещения понесенных затрат за счет подрядчика. Следовательно, общество «В» обязано возместить обществу «О» его расходы на проведение текущего отцепочного ремонта вагонов, включающие в том числе и затраты на оплату услуг по оформлению рекламационно-претензионной документации.

Что касается возмещения затрат на ремонт восьми вагонов, нижестоящие суды отказали в удовлетворении этого требования, сославшись на отсутствие разногласий и замечаний сторон при подписании акта о выполненных работах. Представленные истом документы, по их мнению, свидетельствуют о наличии неисправности вагонов, но не подтверждают, что неисправность возникла по причине недоброкачественного выполнения работ ответчиком.

Однако ВС РФ напомнил, что если договором подряда предусмотрен гарантийный срок, то результат выполненной подрядчиком работы должен в течение всего гарантийного срока соответствовать условиям договора о качестве (п. 1 ст. 722 ГК РФ). То есть заказчик вправе требовать от подрядчика обеспечения надлежащего качества результата выполненных работ с момента приемки и до окончания действия гарантийного срока. Таким образом, отношения сторон по договору подряда превращаются, как отметил Суд, в длящиеся. В результате ВС РФ пришел к следующему выводу: при обычной надлежащей эксплуатации предмета, явившегося результатом работ, недостаток, появившийся в течение гарантийного срока, возникает ввиду ненадлежащего исполнения подрядчиком своих обязательств по выполнению работ. Следовательно, заказчик обязан доказать факт возникновения недостатка, а подрядчик, в свою очередь, должен подтвердить, что причина возникновения этого недостатка не связана с его работой.

Читайте так же:  Срок обжалования дополнительного решения суда

В данном случае недостатки обнаружены заказчиком в пределах гарантийного срока, поэтому бремя доказывания причин их возникновения возлагается на именно на подрядчика. Выводы судов, переложивших это бремя на заказчика, ВС РФ счел незаконными. Отсутствие разногласий при подписании акта выполненных работ, подчеркнул он, не опровергает тот факт, что недостатки возникли после принятия этих работ и в период гарантийного срока.

При этом Суд отметил, что истцу не может быть отказано в удовлетворении требования о возмещении убытков только на том основании, что их точный размер невозможно установить (ч. 1 ст. 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется с разумной степенью достоверности в соответствии со всеми обстоятельствами дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

При таких обстоятельствах ВС РФ пришел к выводу о том, что судебные акты нижестоящих судов подлежат отмене в обжалованной части (ст. 291.11, 291.13 АПК РФ). А само дело он направил в суд первой инстанции на новое рассмотрение для оценки представленного истцом расчета убытков.

Вынесенное ВС РФ определение уже нашло отражение в новой судебной практике.

Так, суд апелляционной инстанции рассмотрел жалобу заказчика, который просил отменить решение суда первой инстанции и удовлетворить его требования о возмещении ущерба в связи с некачественно выполненной подрядчиком работой.

В обоснование своих требований, он ссылался на то, что заключил с подрядчиком договор, в соответствии с условиями которого последний обязался выполнить работы по изготовлению и монтажу металлоконструкций склада, а также осуществить монтаж кровельных и стеновых панелей. Гарантийный срок на выполненные работы составлял один год. По окончании произведенных работ заказчик принял их у подрядчика без каких бы то ни было замечаний, но в ходе эксплуатации результата работ был выявлен ряд недостатков. Но подрядчик их не устранил, поэтому заказчик был вынужден обратиться с иском в суд.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных исковых требований, и апелляция согласилась с вынесенным нижестоящим судом решением, отметив, что работы по монтажу и изготовлению металлоконструкций сданы 10 июня 2014 года, а с претензий о недостатках истец обратился к подрядчику 15 июня 2015 года.

Так как о недостатках было заявлено по истечении гарантийного срока, суд апелляционной инстанции, сославшись на разъяснения, содержащихся в рассмотренном выше определении ВС РФ от 7 апреля 2016 г. № 305-ЭС15-16906, подчеркнул, что бремя доказывания причины возникновения недостатка лежит уже на заказчике. Поскольку им это требование исполнено не было, суд отказал в удовлетворении жалобы (Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 апреля 2016 г. № 19АП-1145/16).

Источник: http://www.garant.ru/article/726043/

Возмещение ущерба подрядчику

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

На что может претендовать подрядчик (на какую компенсацию) в случае расторжения с ним договора по ст. 717 ГК РФ?
Может ли подрядчик получить компенсацию упущенной выгоды (подрядчик взял кредит, арендовал технику, нанял людей, обеспечил площадку необходимыми хозяйственными постройками)?

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

21 сентября 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

Видео (кликните для воспроизведения).

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Источник: http://www.garant.ru/consult/civil_law/1222412/

Можно ли взыскать с подрядчика, некачественно выполнившего работы из материала заказчика, его стоимость в качестве убытков, если этот материал не был согласован в договоре?

Размер ущерба, причиненного некачественным выполнением работ и предъявленного к взысканию, в принципе может быть больше цены договора подряда. Однако взыскание убытков в целях восстановления нарушенного права заказчика должно быть обосновано исходя из всех условий договора и всех обстоятельств его исполнения. Судам необходимо проанализировать, можно ли возложить на подрядчика ответственность в виде взыскания убытков, включающих стоимость некачественно выполненных работ с использованием материалов, отличных от предусмотренных условиями договора, и стоимость таких материалов.

Реквизиты судебного акта

ООО «Тич Ми Плиз Рус»

Индивидуальный предприниматель К.

Суть дела

В июле 2017 г. ООО «Тич Ми Плиз Рус» (заказчик) и индивидуальный предприниматель К. (подрядчик) заключили договор строительного подряда, по условиям которого подрядчик должен был провести в помещении ремонтные работы. Общая стоимость работ составила 400 000 руб. По условиям договора заказчик предоставляет все необходимые материалы для выполнения ремонтных работ в соответствии с ремонтной ведомостью, составленной подрядчиком и согласованной с заказчиком.

Читайте так же:  Оформление загранпаспорта в мфц перечень документов

Подрядчик получил предоплату в размере 220 000 руб. Но, несмотря на это, в предусмотренный договором срок работы в полном объеме предприниматель так и не выполнил. А те, что выполнить успел, имели, по мнению заказчика, серьезные дефекты. В частности, заказчика не устроило качество ПВХ-покрытия, использованного подрядчиком при обустройстве пола.

С целью определения объема и качества выполненных по договору работ заказчик заключил договор с экспертной организацией на проведение строительно-технической экспертизы. Об этом заказчик сообщил предпринимателю, пригласив его для участия, однако ни предприниматель, ни его представитель не явились, и экспертиза была проведена без их участия.

В итоге экспертная организация рекомендовала демонтировать напольное покрытие по всей площади до основания, обеспылить поверхность и выполнить укладку заново. Согласно подготовленной экспертами смете стоимость устранения недостатков превысила общую цену договора и составила 692 324 руб.

Подрядчик, несмотря на просьбы заказчика, недостатки не устранил, поэтому последний обратился в суд с иском о взыскании с предпринимателя расходов на их устранение в размере, определенном экспертами, а также издержек на проведение строительно-технической экспертизы в размере 25 000 руб.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме, взыскав с предпринимателя всю требуемую заказчиком денежную сумму. Принимая данное решение, суд исходил из доказанности факта возникновения дефектов в пределах гарантийного срока. В основу решения суда легли выводы экспертного заключения об определении размера убытков в виде предстоящих расходов на устранение выявленных недостатков.

Апелляционный суд отказал в принятии жалобы предпринимателя в связи с пропуском срока на ее подачу. А кассационная инстанция согласилась с решением суда первой инстанции.

Позиция ВС РФ

Верховный суд РФ акты нижестоящих судов отменил и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом ВС РФ руководствовался следующей логикой.

В соответствии с п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. ВС РФ напомнил о собственных разъяснениях, данных в п. 13 постановления Пленума от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которым в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Если для устранения повреждений имущества истца используются новые материалы, то (за исключением установленных законом или договором случаев) расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, даже если стоимость имущества увеличится по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчик докажет или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте, способ исправления подобных повреждений аналогичного имущества.

В любом случае, считает ВС РФ, размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (п. 5 ст. 393 ГК РФ).

В то же время со ссылкой на п. 5 постановления Пленума от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» ВС РФ отметил, что по смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор доказывает наличие у него убытков, а также обосновывает их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и такими убытками. Должник же вправе возражать относительно размера причиненных кредитору убытков и предъявлять доказательства того, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).

Обращаясь непосредственно к материалам рассматриваемого дела, ВС РФ отметил, что сумма убытков, необходимая для устранения недостатков выполненных ответчиком работ, превысила согласованную сторонами цену всего договора. При этом в приложении к договору — Перечне работ на ремонтные работы — стороны согласовали в разделе в отношении пола выполнение работ «обустройство Альфа пола», то есть наливного бетоном пола, работы подлежали выполнению из материала заказчика. Удовлетворяя иск в заявленной сумме, состоящей в большей части из расходов на приобретение плитки ПВХ, не согласованной сторонами в качестве материала при выполнении работ, суды не дали должной правовой оценки возможности и необходимости в целях восстановления права истца возложить на ответчика ответственность в виде взыскания убытков, включающих стоимость работ и материалов, отличных от предусмотренных условиями договора.

Исходя из абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ, кредитор не вправе требовать возмещения убытков в размере большем, чем ему был причинен вред, и необходимом для восстановления его прав нарушением обязательства ответчиком. Кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

Таким образом, в отсутствие правового обоснования взыскания убытков в сумме, превышающей цену договора и обеспечивающей соблюдение принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства, судебные акты нижестоящих инстанций нельзя, по мнению ВС РФ, признать законными и обоснованными. На основании вышеизложенного ВС РФ посчитал, что судами допущены существенные нарушения норм материального права.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/405364/

Проблемы взыскания убытков при отказе стороны от договора строительного подряда

В соответствии со ст. 740 ГК РФ по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену. Договор строительного подряда заключается на строительство или реконструкцию предприятия, здания (в том числе жилого дома), сооружения или иного объекта, а также на выполнение монтажных, пусконаладочных и иных неразрывно связанных со строящимся объектом работ. Нормы Гражданского кодекса РФ о строительном подряде регулируют достаточно широкий перечень различных работ.

Читайте так же:  Какой вид ответственности несут участники полного товарищества

По общему правилу договор, в том числе договор подряда, может быть расторгнут по соглашению сторон, а также по решению суда (ст. 450 ГК РФ). В исключительных случаях законодательство дает право одной из сторон договора расторгнуть договор в одностороннем порядке, уведомив другую сторону об этом (ст. 450.1 ГК РФ). Нормы Гражданского кодекса РФ, регулирующие подрядные работы, прямо указывают на возможность в некоторых случаях в одностороннем порядке расторгнуть договор подряда, уведомив об этом другую сторону. Остановимся на последствиях такого расторжения договора подробнее.

Статья 717 ГК РФ дает право заказчику, если иное не предусмотрено договором подряда, в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, оплатив подрядчику частично выполненные работы. Заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда. При расторжении договора на любом этапе его исполнения заказчик обязан оплатить этапы работ, принятые им по акту. Трудности возникают с основаниями оплаты и определением размера оплаты части работ, фактически выполненных подрядчиком, но не принятых заказчиком по акту. Подрядчик вправе требовать оплаты таких произведенных работ, квалифицировав их как убытки подрядчика, которые заказчик обязан возместить при одностороннем отказе от договора по ст. 717 ГК РФ.

В процессе исполнения договора строительного подряда может возникнуть необходимость в выполнении подрядчиком дополнительных работ, ранее не урегулированных в договоре подряда. Дополнительные работы должны быть оформлены письменно в виде дополнительного соглашения к договору подряда или в виде отдельного договора, если заказчик и подрядчик являются юридическими лицами. Однако на практике нередко, в переписке согласовав с подрядчиком дополнительные работы, крупный заказчик, ссылаясь на длительную и сложную процедуру подписания своей большой организацией любых изменений договора подряда, всячески затягивает подписание дополнительного соглашения к договору. Поскольку основное назначение договора сводится к тому, что он выступает средством реализации интересов его участников, подрядчик верит, что соглашение будет подписано. При этом подрядчик в силу важности и социальной значимости объекта строительства начинает и продолжает выполнять дополнительные работы, а заказчик дает письменные указания об их выполнении. Так может продолжаться довольно долгое время, например целый год. Затем заказчик, сославшись на ст. 717 ГК РФ, расторгает договор подряда.

Возникает вопрос, обязан ли заказчик оплачивать дополнительные работы, произведенные подрядчиком по просьбе заказчика, которые, во-первых, не оформлены дополнительным соглашением, во-вторых, не приняты заказчиком по акту. Фактически подтверждением необходимости выполнения указанных дополнительных работ является наличие переписки сторон, экземпляра дополнительного соглашения, подписанного подрядчиком, протоколов рабочих совещаний сторон, которыми эти дополнительные работы руководились, направлялись и одобрялись заказчиком, и актов, подписанных подрядчиком.

Статьей 15 ГК РФ предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если меньший размер возмещения не предусмотрен законом или договором. Под убытками понимаются произведенные расходы, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые пострадавшая сторона получила бы при обычных условиях гражданского оборота (упущенная выгода). Круг доказательств возникновения убытков у лица, право которого нарушено, существенно шире доказательств выполнения подрядных работ. Другими словами, доказательством выполнения работ являются акты приемки работ, подписанные сторонами договора. Если же договор подряда расторгнут по инициативе заказчика на основании ст. 717 ГК РФ без каких-либо нарушений подрядчика, то подрядчик вправе требовать возмещения убытков, связанных с исполнением и расторжением договора подряда, но эти убытки имеют внедоговорный характер. При таких обстоятельствах доказательствами причинения убытков подрядчику могут служить любые письменные доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ), в том числе протоколы совместных совещаний сторон договора, подписанные компетентными уполномоченными лицами подрядчика и заказчика.

Кроме того, результат работ, принятый заказчиком протоколами, как материальный актив, имеет вполне конкретную стоимость. Результатами этих работ заказчик может воспользоваться. Доходы организации – это увеличение экономических выгод в результате поступления активов (денежных средств, иного имущества). Расторгнув договор, заказчик получил доход, поэтому должен его оплатить (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

К описанной ситуации также может быть применена норма п. 3 ст. 157 ГК РФ, согласно которой если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим. В рассматриваемых правоотношениях заказчик препятствовал заключению соглашения о проведении подрядчиком дополнительных работ, инициатором которых выступил заказчик. Затем заказчик отказался от договора подряда на основании ст. 717 ГК РФ, а дополнительные работы, произведенные подрядчиком под руководством заказчика, оплачивать не стал, заявив, что они не согласованы в дополнительном соглашении. В указанных обстоятельствах есть все основания применить п. 3 ст. 157 ГК РФ и признать дополнительное соглашение о проведении дополнительных работ подписанным. Следовательно, дополнительные работы, произведенные подрядчиком, должны быть оплачены.

Остановимся на некоторых проблемах определения размера взыскиваемых убытков при отказе от договора строительного подряда. По общему правилу взысканию подлежит как реальный ущерб стороны, право которой нарушено, так и ее упущенная выгода, если размер убытков не ограничен договором (ст. 15 ГК РФ). Под реальным ущербом подрядчика при выполнении строительных работ в том числе подразумеваются его затраты на приобретение оборудования, оплату работ субподрядчика, а также обязанность в будущем оплатить произведенные субподрядчиком работы (будущие необходимые расходы).

Недополученная подрядчиком прибыль расходами не является. Однако в состав упущенной выгоды входит сметная прибыль предприятия. Согласно п. 1.1, п. 1.2 Методических указаний по определению величины сметной прибыли в строительстве (МДС 81-25.2001) сметной прибылью в составе сметной стоимости строительной продукции являются средства, предназначенные для покрытия расходов подрядных организаций на развитие производства и материальное стимулирование работников. Сметная прибыль является нормативной частью стоимости строительной продукции. В составе сметной прибыли в том числе учтены затраты на налоги, сборы, модернизацию оборудования, материальное стимулирование работников, организацию помощи и бесплатных услуг учебным заведениям. Общеотраслевой норматив сметной прибыли составляет 65% к величине средств на оплату труда рабочих подрядчика (п. 2.1 МДС 81-25.2001). Иными словами, сметная прибыль – это не прибыль, не упущенная выгода, а необходимые расходы подрядчика. По нашему мнению, при разрешении споров по размеру взыскиваемых подрядчиком убытков судам следует исходить из того, что сметная прибыль является необходимыми затратами подрядчика, т.е. реальным ущербом, и должна быть взыскана с заказчика всегда.

Читайте так же:  Восстановление сроков обжалования арбитражного суда по приказу

Особого внимания при расторжении договора по инициативе заказчика (ст. 717 ГК РФ) требует наличие правовой возможности подрядчика взыскать сопутствующие подрядному договору расходы, как то: расходы на страхование будущего объекта строительства и расходы на банковскую гарантию. Часто договор подряда обязывает подрядчика предоставить банковскую гарантию, обеспечивающую надлежащее исполнение подрядчиком работ. Банковская гарантия выдается банком подрядчику на основании отдельного договора о выдаче банковской гарантии, заключенного между банком – гарантом и подрядчиком – принципалом, для передачи гарантии заказчику – бенефициару. Поскольку это отдельный договор, то при расторжении договора подряда возникает вопрос, должен ли заказчик возместить расходы, произведенные подрядчиком на оплату услуг банка.

Сложилась достаточно обширная судебная практика о том, что при расторжении в одностороннем порядке договора по инициативе заказчика при отсутствии нарушений со стороны подрядчика, предоставившего заказчику в соответствии с условиями договора банковские гарантии в обеспечение исполнения обязательств по договору, а также при отсутствии спора между сторонами по вопросу о размере понесенных подрядчиком расходов на получение гарантии взыскание убытков на возмещение расходов подрядчика, понесенных в связи с получением банковской гарантии, является обоснованным. То есть подрядчик вправе взыскать с заказчика убытки, не только связанные с выполнением строительных работ, а также иные убытки, возникшие в процессе надлежащего исполнения договора подряда.

Определение ВАС РФ от 5 марта 2013 г. N ВАС-1631/13 по делу N А40-5754/12-52-52 // СПС “КонсультантПлюс”.

Постановление ФАС Московского округа от 6 декабря 2012 г. по делу N А40-10291/12-141-93 // СПС “КонсультантПлюс”.

Аналогично должен решаться спор о возмещении убытков подрядчика, возникших в связи с заключением подрядчиком договора страхования объекта строительства, при расторжении заказчиком в одностороннем порядке договора подряда и отсутствии нарушений со стороны подрядчика. Зачастую в договоре подряда содержится обязанность подрядчика застраховать объект строительства, но при этом в договоре указывается, что расходы подрядчика на страхование не возмещаются заказчиком. Однако при расторжении заказчиком договора подряда в одностороннем порядке на основании ст. 717 ГК РФ подрядчик всегда вправе требовать возмещения убытков. Расходы подрядчика на страхование в этом случае автоматически становятся убытками подрядчика, связанными с договором подряда, и подлежат возмещению заказчиком.

Постановление ФАС Московского округа от 1 июля 2003 г. по делу N А40-21641/02-89-177 // СПС “КонсультантПлюс”.

Перейдем к проблеме доказывания наличия убытков и установления их размера при одностороннем отказе от договора подряда по инициативе подрядчика на основании ст. 719 ГК РФ, которая перекликается со ст. 328 ГК РФ. Речь идет о случаях нарушения заказчиком своих обязательств по договору подряда, в частности непредставления заказчиком материалов, оборудования, технической документации или вещи, если эти нарушения препятствуют исполнению договора подрядчиком, либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок. Заказчик нарушает один из базовых принципов договорного права: “договор должен исполняться”. При отказе подрядчика от исполнения договора он должен доказать причинно-следственную связь нарушений заказчика и препятствий для исполнения договора подрядчиком, к которым эти нарушения привели. Норма п. 2 ст. 719 ГК РФ сформулирована диспозитивно, т.е. договором подряда может быть ограничено право подрядчика в одностороннем порядке отказаться от договора и потребовать возмещения убытков. Размер возмещаемых убытков также может быть ограничен договором подряда (п. 1 ст. 15 ГК РФ).

В рассмотренном примере если бы подрядчик требовал оплаты закупленного оборудования, но не принятого заказчиком в соответствии с условиями договора подряда (без осмотра его заказчиком, без его монтажа), то, по нашему мнению, подрядчику вряд ли удалось бы взыскать оплату с заказчика, даже при предоставлении переписки, свидетельствующей о том, что именно заказчик затягивает приемку из-за неготовности складов. В нашем же примере подрядчик расторг договор подряда на основании ст. 719 ГК РФ и требует возмещения внедоговорных убытков, связанных с исполнением договора подряда. Доказывая наличие убытков, подрядчик вправе предоставить переписку сторон, свидетельствующую о попытках подрядчика исполнить свои обязательства по договору и передать оборудование заказчику с последующим его монтажом, а также переписку, свидетельствующую о недобросовестном затягивании заказчиком выполнения своих обязательств. По мнению автора, указанной переписки в совокупности с доказательствами приобретения подрядчиком оборудования у третьих лиц достаточно для взыскания с заказчика полного размера убытков, включая расходы подрядчика на приобретение оборудования и упущенную выгоду в виде той наценки, которую подрядчик получил бы от заказчика при обычных условиях гражданского оборота.

В рамках указанной ст. 719 ГК РФ в совокупности со ст. 15 ГК РФ подрядчик также вправе взыскать с заказчика стоимость субподрядных работ, произведенных субподрядчиком для подрядчика в целях выполнения договора подряда, но не принятых заказчиком от подрядчика без объяснения причин, т.е. без предъявления заказчиком претензий к качеству работ. Взыскивая указанные убытки, подрядчик вправе предъявить следующие доказательства: договор субподряда, акты приемки подрядчиком от субподрядчика субподрядных работ, доказательства направления подрядчиком заказчику акта о выполнении указанных работ, подписанного подрядчиком. Имея приведенные доказательства, подрядчик, расторгнув договор по ст. 719 ГК РФ, по нашему мнению, вправе требовать взыскания убытков, связанных с выполнением указанных в акте работ, без приемки их заказчиком. Другими словами, подрядчик вправе требовать от заказчика полной оплаты произведенных работ по цене, установленной договором подряда.

В заключение отметим, что при всей противоречивости судебной практики сформировались достаточно положительные тенденции по наиболее полному взысканию убытков при одностороннем отказе стороны от договора строительного подряда.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://5898523.ru/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D1%8B-%D0%B2%D0%B7%D1%8B%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%83%D0%B1%D1%8B%D1%82%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%BF%D1%80%D0%B8-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D0%B0%D0%B7/

Возмещение ущерба подрядчику
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here