Возмещение убытков и неосновательное обогащение

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: возмещение убытков и неосновательное обогащение. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Статьи — Соотношение иска о взыскании неосновательного обогащения с требованием о возмещении вреда

Пункт 1 статьи 1102 ГК РФ дает легальное определение обязательств из неосновательного обогащения (кондиционных обязательств): лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано вернуть последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Исключения из данного правила установлены статьей 1109 ГК РФ.

Гражданское законодательство определяет основной принцип соотношения кондиционного иска с иными способами защиты гражданских прав: требованием о применении последствий недействительности сделки, виндикационным иском, требованием о возврате исполненного в связи с договорным обязательством, требованием о возмещении вреда. Так, статья 1103 ГК РФ содержит общее правило, согласно которому нормы о возврате неосновательного обогащения подлежат при реализации перечисленных способов защиты прав, если иное не установлено Гражданским кодексом РФ, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений. То есть речь идет о применении норм о возврате неосновательного обогащения в субсидиарном порядке.

На практике наибольшие трудности вызывает вопрос соотношения иска о возврате неосновательного обогащения с требованием о возмещении вреда.

Пунктом 1 статьи 1064 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме причинителем вреда.

Проблема выбора между кондикционным требованием и иском о возмещении вреда возникает тогда, когда совершение деликта сопровождается образованием какой-либо имущественной выгоды на стороне правонарушителя.
Долгое время господствовала точка зрения, согласно которой разграничение между указанными способами защиты гражданских прав должно проводиться по принципу вины (концепция «отсутствия вины»). Сторонниками данной теории были, в частности, Е. А. Флейшиц[1] и О. С. Иоффе[2]. Так, О. С. Иоффе писал: «Если есть вина причинителя – налицо обязательство из причинения вреда, нет его вины – возникает обязательство из неосновательного приобретения имущества»[3].

Ю. К. Толстой, анализируя содержание ст. 1103 ГК РФ, пришел к выводу, законодатель прямо декларирует отказ от принципа вины как критерия разграничения кондикционного иска и требования о возмещении вреда. По мнению автора, этим объясняется прямое указание закона на допустимость субсидиарного применения правил главы 60 ГК РФ к случаям возмещения вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица[4].

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Итак, современные авторы, как правило, придерживаются «концепции объективной противоправности неосновательного приобретения». При этом отмечается, что закон связывает возникновение кондикционных обязательств только с самим фактом неосновательного обогащения. Поэтому вина приобретателя, как и других лиц, не может рассматриваться в качестве квалифицирующего признака этого вида обязательств[5].

В пользу несостоятельности критерия вины свидетельствует также норма пункта 1 статьи 1064 ГК РФ, которая предусматривает допустимость возложения обязанности по возмещению вреда на лицо, не являющееся причинителем вреда. Так, ответственность по деликтному обязательству могут нести родители несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (ст. 1073 ГК РФ), или владелец источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ).

Таким образом, наличие, а также степень вины лица не может выступать в качестве критерия, позволяющего отграничить случаи применения кондикции и требования о возмещении вреда.

Ряд авторов считают, что разграничение рассматриваемых способов защиты гражданских прав должно проводиться на основании признака противоправности. В. А. Рясенцев в связи с этим писал, что в отличие от причинения вреда, обязательствам из неосновательного обогащения присущ «внешне правомерный характер сделанного приобретения или сбережения»[6].

По мнению Р. А. Кушхова, факт неосновательного перехода имущества либо его сбережения сам по себе объективно противоправен[7].

Иногда различие между сравниваемыми институтами проводится в зависимости от оснований возникновения соответствующих правоотношений. Так, обязательство из причинения вреда возникает при совершении правонарушения. Кондикционное же обязательство порождается самыми разнообразными, в том числе и неправомерными, действиями, а также событиями[8].

Представляется, что в некоторых случаях данный признак может способствовать выбору подлежащего предъявлению иска. Как отмечалось ранее, факт неосновательного получения имущественной выгоды сам по себе объективно противоправен. Однако следует учитывать, что кондикционное обязательство может возникнуть в результате действий или событий, которые не являются прямым нарушением норм действующего законодательства.
В настоящее время большинство ученых придерживаются мнения, что наиболее обоснованным является разграничение кондиционного требования и иска о возмещении вреда по признаку образования имущественной выгоды на стороне потерпевшего[9].

Данная позиция согласуется с разработанным Ю. К. Толстым критерием «перехода имущества». Суть указанного подхода состоит в том, что если в результате причинения вреда имущество потерпевшего перешло к причинителю вреда, должны применяться правила о неосновательном обогащении[10]. При отсутствии такого перехода в качестве способа защиты может выступать только деликтный иск.

Е. А. Суханов по этому поводу пишет, что когда причинение вреда происходит в форме уничтожения имущества, никакого обогащения на стороне правонарушителя не происходит, и к соответствующим отношениям применяются лишь нормы главы 59 ГК РФ. В случае же похищения либо иное необоснованного присвоения чужого имущества, кондикционный иск может быть заявлен наряду с требованием о возмещении вреда в субсидиарном порядке[11].

С учетом сказанного, факт образования имущественной выгоды следует рассматривать скорее как критерий, служащий для определения случаев субсидиарного применения нормы главы 60 ГК РФ к отношениям из причинения вреда.

Дискуссии в литературе вызывает вопрос о возможной конкуренции кондикционного требования и иска о возмещении вреда.

По мнению Ю. К. Толстого, если причинение вреда сопровождается обогащением одного лица за счет другого, потерпевшему должно быть предоставлено право выбора того иска, который в наибольшей степени обеспечивает удовлетворение его интересов[12].

Большинство авторов вовсе отрицают возможность конкуренции рассматриваемых способов защиты гражданских прав. Как отмечает М. В. Телюкина, кондикционный иск не может быть применен вместо деликтного. Это объясняется тем, что ГК РФ говорит только о субсидиарном характере норм о неосновательном обогащении по отношению к требованиям о возмещении вреда[13].

Таким образом, если совершение деликта сопровождается образованием имущественной выгоды на стороне правонарушителя, нормы о неосновательном обогащении могут быть применены лишь в субсидиарном порядке. При этом потерпевший не вправе предъявить кондикционный иск вместо требования о возмещении вреда.

Читайте так же:  Персональные данные работника являются

Правомерность данного вывода подтверждена Президиумом ВАС РФ. В пункте 2 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, указано, что требование из неосновательного обогащения может быть заявлено также и в случае причинения вреда.

Так, муниципальное предприятие демонтировало гараж и вывезло бетонные плиты, принадлежащие организации без ведома собственника.
В силу невозможности возврата данных строительных материалов в натуре организация обратилась к предприятию с иском о возмещении убытков, требуя при этом взыскания стоимости вывезенных плит и затрат, понесенных при их монтаже (статья 1102 и 1105 ГК РФ).

В ходе рассмотрения дела была установлена невозможность возврата спорного имущества в натуре ввиду противоправных действий ответчика по его изъятию.

Суд, толкуя положения статьи 1103 ГК РФ, пришел к выводу о допустимости субсидиарного применения норм главы 60 к требованию о взыскании стоимости строительных конструкций, поскольку присвоение чужого имущества в данном случае привело к обогащению ответчика. В указанной части иск был удовлетворен на основании статей 1102, 1105 ГК РФ.

Требование о взыскании убытков в размере затрат на строительство было удовлетворено судом на основании статей 1064 и 1082 ГК РФ[14].
Следует заметить, что различия кондикционного требования и иска о возвещении вреда проявляются также на стадии их реализации.

Так, в отличие от возврата неосновательного обогащения, возмещение вреда является мерой ответственности. Исполнение кондикционного обязательства связано с возвратом чужого имущества, поэтому должник не несет имущественных потерь[15].

Кроме того, нормы главы 60 ГК РФ устанавливают обязанность приобретателя возвратить имущество, составляющее неосновательное обогащение, в натуре. И только в случае невозможности возврата самого неосновательно приобретенного или сбереженного, может быть взыскана его стоимость (пункт 1 статьи 1104 и пункт 1 статьи 1105 ГК РФ).

Исполнение же обязательства, возникшего из деликта, допускает возможность выбора между возмещением вреда в натуре и его денежной компенсацией (ст. 1082 ГК РФ).

Таким образом, возмещение вреда на основании норм главы 59 ГК РФ является мерой гражданско-правовой ответственности, применяемой за совершенное правонарушение. Кондикционное обязательство может возникнуть и в том случае, если действия или события, влекущие неосновательное приобретение или сбережение имущества, носят внешне правомерный характер. Субсидиарное применение норм о неосновательном обогащении к правоотношениям, возникающим вследствие деликта, допускается лишь тогда, когда причинение вреда имуществу потерпевшего сопровождается образованием имущественной выгоды на стороне правонарушителя. На основании правил главы 60 ГК РФ, в частности, может быть истребована похищенная вещь либо ее стоимость.

[1] См.: Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения [Текст]. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1951. С. 214.

[2] См.: Иоффе О.С. Избранные труды [Текст] : в 4-х томах. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. Т. 3. С. 767 — 768.

[3] Цит. по: Магиляс Е. А. Соотношение требований из неосновательного обогащения с требованиями об истребовании имущества из чужого незаконного владения и возмещении вреда в гражданском праве // Законодательство. 2002. № 5. С. 12.

[4] Толстой Ю. К. Проблема соотношения требований о защите гражданских прав // Правоведение. 1999. № 2. С. 145.

[5] Климович А. В. Новый аспект реализации кондикционных обязательств // Сибирский Юридический Вестник. 2001. № 2. С. 45.

[6] Цит. по: Магиляс, Е. А. Соотношение требований из неосновательного обогащения с требованиями об истребовании имущества из чужого незаконного владения и возмещении вреда в гражданском праве // Законодательство. 2002. № 5. С. 12.

[7] Кушхов Р.А. Соотношение требований из неосновательного обогащения с другими гражданско-правовыми требованиями о возврате имущества (Теория и практика) [Текст] : дис. . канд. юрид. наук. М., 2006. С. 46.

[8] Кушхов Р. А. Проблема соотношения кондикционного и деликтного требования о защите гражданских прав // Право и политика. 2006. № 7. С. 20.

[9] См., например: Суханов Е. А. Гражданское право [Текст] : учебник для вузов в 4 т. / Е. А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2006. Т. 4: Обязательственное право. С. 366; Сергеев А. П., Толстой Ю. К. Гражданское право [Текст] : учебник в 3 т. М.: Проспект, 1999. Т. 3. С. 57; Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. № 7. С. 22 — 23; Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2002. № 3. С. 12.

[10] Толстой Ю. К. Обязательства, возникающие из неосновательного приобретения, сбережения имущества (юридическая природа и сфера действия) // Вестник ЛГУ. Экономика. Философия. Право. 1973. № 5. С. 139 — 140.

[11] Суханов Е. А. Гражданское право [Текст]: учебник для вузов в 4 т. / Е. А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2006. Т. 4: Обязательственное право. С. 366.

[12] Сергеев А. П., Толстой Ю. К. Гражданское право [Текст]: учебник в 3 т. / А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М.: Проспект, 1999. Т. 3. С. 58.

[13] Телюкина М. В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2000. № 3. С. 16.

[14] Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении : Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда от 11 января 2000 г. № 49 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3.

[15] Кушхов Р. А. Проблема соотношения кондикционного и деликтного требования о защите гражданских прав // Право и политика. 2006. № 7. С. 20.

Источник: http://u-kk.ru/novosti/stati/sootnoshenie-iska-o-vzyskanii-neosnovatelnogo-obog/

Неосновательное обогащение (Бычков А.)

Дата размещения статьи: 30.01.2015

Современный гражданский оборот основывается на возмездности и эквивалентности экономических отношений, складывающихся между его участниками. Несоблюдение данных принципов может повлечь возникновение у одной из сторон неосновательного обогащения, которое подлежит возврату.

Когда возникает и почему?

Третьи лица

Завышенные расценки

Возмещение убытков

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Источник: http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=5489

Неосновательное обогащение или страховое возмещение?

Сергей Дедиков, старший партнер Общества страховых юристов, советник Московского перестраховочного общества.

На сегодня теория и практика предлагают несколько подходов к решению вопроса о праве страхователя по договору ОСАГО предъявить страховщику требование о возврате страхового возмещения, выплаченного им потерпевшему. Выбираем оптимальный.

Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО)» в основном посвящен правам потерпевшего (выгодоприобретателя) на предъявление требований страховщику о возмещении вреда. Так, в абз. 7 ст. 1 закреплено, что страховщик обязан за обусловленную договором плату при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вред в пределах страховой суммы. В пункте 1 ст. 13 названного Закона говорится, что потерпевший вправе предъявить страховщику требование о страховой выплате, представив необходимые для этого документы.

Читайте так же:  Досудебная претензия утс

Все это дало основание страховщикам не признавать за страхователями право требовать выплату страхового возмещения. Затем и судебная практика при решении указанного вопроса пошла самым простым, но и самым неблагоприятным для участников страхового правоотношения путем.

Президиум ВС РФ в Обзоре законодательства и судебной практики за I квартал 2006 года указал, что, если страхователь по договору ОСАГО добровольно возместил потерпевшему ущерб от ДТП, его требования к страховщику о выплате подлежат удовлетворению как требование о взыскании неосновательного обогащения при условии доказанности факта наступления страхового случая и размера причиненного вреда.

Высшая инстанция судов общей юрисдикции привела при этом следующие аргументы.

В соответствии с абз. 7 ст. 1 Закона N 40-ФЗ страховщик обязан при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вред в пределах страховой суммы. Таким образом, на страховщике лежит обязанность произвести выплату непосредственно потерпевшему.

В то же время согласно п. 2 ст. 11 этого Закона возмещать причиненный вред не запрещено и страхователю. Причем до удовлетворения требования потерпевшего о возмещении причиненного вреда страхователь должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а в случае, если ему предъявлен иск, — привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик может выдвинуть возражения в отношении требования о выплате.

Страхователь, самостоятельно возместивший вред, сберегает страховщику денежные средства, которые тот обязан был выплатить потерпевшему при наступлении страхового случая. Поэтому требования страхователя о выплате этих сумм обоснованны и основаны на положениях ст. 1102 ГК РФ, регулирующей вопросы возврата неосновательного обогащения.

Подобный подход нашел поддержку и со стороны некоторых ученых, которые выделяют следующие подходы к решению данного вопроса:

  • требование страхователя основано на договоре страхования, и ему должно быть выплачено страховое возмещение;
  • его требование необходимо квалифицировать как требование о взыскании неосновательного обогащения;
  • страховщик своим отказом в выплате причинил страхователю убытки, и они должны быть им возмещены на основании главы 25 ГК РФ .
Видео (кликните для воспроизведения).

Бабаев А.Б. и др. Практика применения Гражданского кодекса РФ, части второй и третьей / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 1027.

Первый вариант они считают неверным, поскольку правом требования о выплате страхового возмещения страхователь может воспользоваться лишь в случае, если от своих прав по договору отказался выгодоприобретатель. Третий вариант отвергается по той причине, что отношения между страхователем и страховщиком при наличии выгодоприобретателя носят внедоговорный характер, а поэтому страховщик не несет ответственности перед страхователем на основании главы 25 ГК РФ. Такая позиция (при безусловной правильности основного вывода об обязанности страховщика произвести выплату страхователю) вызывает серьезную критику.

Как вообще можно говорить о внедоговорных отношениях, складывающихся между участниками договора в его рамках? Даже при наличии третьего лица, в пользу которого заключен договор, отношения между кредитором и должником носят исключительно договорный характер. Просто для возникновения у кредитора права требования к должнику требуется не только договор, но и факт отказа третьего лица от своих прав по договору (п. 4 ст. 430 ГК РФ).

Полагаем, что у страхователя в такой ситуации есть право требования к страховщику именно в рамках страховых правоотношений. Что с правовой точки зрения означает предъявление потерпевшим требования о возмещении вреда не страховой компании, а страхователю или застрахованному лицу? Это не что иное, как отказ третьего лица, в чью пользу заключен договор страхования, от своих прав по этой сделке, совершенный при помощи конклюдентных действий. Возможна ли такая форма отказа от прав по сделке?

Как известно, конклюдентные действия признаются законом надежным способом заключения договоров — в силу п. 2 ст. 938 ГК РФ совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

Почему же тогда не рассматривать их как вполне достаточные для определения отношений в рамках уже существующего договора — в первом случае они касаются общего основания возникновения прав и обязанностей, а во втором — лишь возникновения права у кредитора, что соотносится между собой как общее и частное. Но то, что правомерно для общего, правомерно и для части общего.

Следовательно, вступает в действие норма п. 4 ст. 430 ГК РФ: когда третье лицо отказалось от своего права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору. Закону N 40-ФЗ это не противоречит, так как в п. 2 ст. 11, пусть и в косвенной форме, предусмотрено право страхователя на предъявление требования страховщику. Но этот Закон не регулирует отношения по неосновательному обогащению, значит, речь идет именно о требовании страховой выплаты, а не о взыскании неосновательного обогащения. К тому же, следует учитывать, что в п. 1 ст. 929 ГК РФ говорится об обязанности страховщика по договору страхования гражданской ответственности при наступлении страхового случая возместить убытки страхователя. На наш взгляд, право требования о взыскании неосновательного обогащения применительно к сделке является вспомогательным и применяется, когда прямое требование по сделке не может быть реализовано.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 30.06.1998 N 2620/98 также указал, что договор страхования деликтной ответственности является разновидностью договоров в пользу третьего лица. Факт обращения потерпевшего с требованием о возмещении не к страховщику, а к причинившему вред страхователю может свидетельствовать об отказе потерпевшего от своего требования к страховщику, в этом случае страхователь вправе потребовать от страховщика выплату в силу п. 4 ст. 430 ГК РФ.

Квалификация требования страхователя как требования о взыскании неосновательного обогащения вызовет серьезные последствия. Для страхователя это доход, который подлежит налогообложению, страховщик же такую выплату отнесет на собственные средства, то есть будет платить налог на прибыль.

Если риск перестрахован, то страховое возмещение страховщику в рамках договора перестрахования выплачено не будет, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 967 ГК РФ перестраховываются только риски страховой выплаты, а ее здесь нет, следовательно, нет и страхового случая по перестраховочной сделке . В случаях, когда страховая сумма большая, фактическое отсутствие перестраховочной защиты у страховой компании вполне может привести ее к банкротству. Получается, что неверная юридическая квалификация права требования страхователя к страховщику способна привести к экономически опасному результату.

Читайте так же:  Возмещение ущерба в гражданском судопроизводстве

Островский Е.А. Тупиковый вариант // Юридическая и правовая работа в страховании. 2007. N 1. С. 127.

Вот почему считаем необходимым изменение практики судов в этой части. Судам следует взыскивать со страховщика в подобной ситуации не неосновательное обогащение, а страховое возмещение в рамках договора страхования гражданской ответственности.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/52999-neosnovatelnoe-obogashhenie-strakhovoe-vozmeshhenie

Неосновательное обогащение: судебное толкование

Внимание! При использовании материалов с сайта
ссылка на источник www.garant.ru обязательна

Обязательствам вследствие неосновательного обогащения посвящена отдельная глава Гражданского кодекса Российской Федерации ( ГК РФ). Согласно статье 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Таким образом, под неосновательным обогащением понимается приобретение или сбережение имущества за счет другого лица (обогащение) без каких-либо правовых оснований на это. В свою очередь в постановлении Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25 февраля 2004 г. N А33-8425/03-С2-Ф02-298/04-С2 разъяснены условия неосновательного обогащения:

  • происходит приобретение или сбережение имущества в смысле увеличения стоимости собственного имущества приобретателя, присоединения к нему новых ценностей или сохранения имущества, которое по установленным законом основаниям должно было выйти из состава его имущества (так раскрывается смысл обогащения);
  • отсутствие правовых оснований для получения спорного имущества;
  • приобретение или сбережение имущества за счет другого лица.

В каждом из условий фигурирует термин «имущество», который законодательно нигде не раскрывается. По смыслу статьи 128 ГК РФ под имуществом можно понимать и вещи, и имущественные права, и ценные бумаги, и деньги, и другие объекты гражданского оборота, которые можно каким-либо образом передавать или отчуждать. Однако в информационном письме Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 24 сентября 2002 г. N 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены» выражено мнение суда по поводу определения понятия «имущество»: «К объектам гражданских прав в соответствии со статьей 128 ГК РФ относятся вещи, иное имущество (товар), в том числе имущественные права. Понятие «имущество» является собирательным. Имущественные права как объект гражданских прав обладают определенными особенностями, которые должны учитываться сторонами при совершении сделок. Они не являются товаром в том смысле, который придает этому понятию Кодекс».

Как уже отмечалось, неосновательное обогащение имеет место при отсутствии у приобретателя правовых оснований на чужое имущество. Определение правовых оснований раскрыто в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 января 2000 г. N Ф04/229-741/А27-99, где говорится, что для применения статьи 1102 ГК РФ необходимо наличие объективного результата: факт неосновательного приобретения (сбережения) имущества без должного правового основания. «Под правовыми основаниями следует понимать разного рода юридические факты, дающие субъекту основание на получение имущественного права. Перечень юридических фактов, перечисляющих основания возникновения гражданских прав и обязанностей, предусмотрен статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В соответствии со статьей 8 ГК РФ, гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:

  • из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;
  • из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;
  • из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
  • в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;
  • в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;
  • вследствие причинения вреда другому лицу;
  • вследствие неосновательного обогащения;
  • вследствие иных действий граждан и юридических лиц;
  • вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

При детальном рассмотрении условия «приобретения или сбережения имущества за счет другого лица» возникает вопрос: что же понимать под сбережением? В постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 апреля 2005 г. N Ф03-А04/04-1/4559 содержится определение сбережения имущества за счет другого лица. «Сбережение имущества означает, что лицо должно было израсходовать свои средства, но не израсходовало их либо благодаря затратам другого лица, либо в результате невыплаты другому лицу положенного вознаграждения».

Таким образом, при наличии всех перечисленных условий приобретатель обязан возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Роман Ларионов,
юрисконсульт компании «Гарант»

Статья опубликована в Финансовой газете. Региональный выпуск N 27

Источник: http://www.garant.ru/article/6676/

Проблемы разграничения требований о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения

Сложность разграничения требований о взыскании убытков и неосновательного обогащения неоднократно вызывала коллизии в ходе судебных разбирательств. Рассмотрим основные аспекты, которые необходимо учитывать дабы избежать негативных последствий неправильной квалификации требований.

Итак, при подготовке к делу перед Вами встает вопрос, как сформулировать требования – взыскать убытки или взыскать неосновательное обогащение?

Сначала немного теории, которая отнюдь не помешает Вам при обосновании правильности выбора исковых требований.

Основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п. (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 №11524/12).

Что касается особенностей доказывания по таким делам, то в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 №12435/12 по делу №А76-10850/2011 указано следующее: «Чтобы требование о взыскании неосновательного обогащения было удовлетворено, потерпевший должен доказать, что приобретатель приобрел или сберег имущество за его счет без законных оснований».

Исходя из положений законодательства, регулирующих данные правовые институты, и вышеуказанного подхода судов к определению круга обстоятельств, подлежащих доказыванию при рассмотрении дел о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения, следует вывод, что основными их различиями являются:

  • возникновение неосновательного обогащения не связано с виной приобретателя;
  • убытки являются мерой гражданско-правовой ответственности, а неосновательное обогащение — отдельным видом внедоговорного обязательства;
  • основания для применения норм о каждом из рассматриваемых правовых институтов.
Читайте так же:  Мировое соглашение в арбитражном суде последствия

Однако, необходимо отметить, что в определении правовой природы этих двух институтов и заключаются их основные отличия. Соотнесение предъявляемых требований с указанными выше положениями, анализ их различий поможет правильно установить сущность спорных правоотношений и позволит провести разграничение между ними.

В связи с этим рассмотрим основные направления в судебной практике по разграничению требований о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения, а также позиции судов при неправильной квалификации исковых требований.

Некоторые из указанных различий рассматриваемых правовых институтов нашли свое отражение в судебной практике. Более того, судебной практикой выделяются и другие отличия рассматриваемых требований, и в качестве одного из примеров можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 октября 2010 г. №КГ-А40/11154-10 по делу №А40-43029/09-69-369.

Упомянутое постановление указывает, что неотработанная сумма предварительной оплаты (аванса) относится к неосновательному обогащению, а не к убыткам. Мотивировано это следующим. По правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки предполагают безвозвратную утрату имущества. Поскольку сумма предварительной оплаты (аванса) не может считаться безвозвратно утраченной и по своему характеру является неосновательным обогащением, то она не считается убытками.

Надо отметить, что несмотря на указанные отличия и разный характер рассматриваемых требований, анализ практики позволяет сделать вывод, что случаи, когда суду приходится разъяснять, какие именно требования должны быть предъявлены в том или ином случае, не так уж редки.

В качестве одного из примеров неправильного разграничения истцом требований о взыскании убытков и неосновательного обогащения можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 18.03.2014 N 18222/13 по делу N А40-117032/12. Кроме того, это как раз один из примеров, когда, обосновывая квалификацию требований как взыскание неосновательного обогащения, в качестве одного из доводов суд привел отсутствие оснований для возмещения убытков – деликта либо иного законного основания, что как указывалось выше, относится к одному из различий данных правовых институтов.

В связи с этим вывод судов о возможности применения норм о возмещении убытков в отсутствие деликта или иного установленного законом основания противоречит гражданскому законодательству. Кроме того, Президиум ВАС указал, что данное требование может быть квалифицировано как кондикционное, поскольку банк неосновательно пользовался недвижимым имуществом должника с момента его получения, и к отношениям сторон подлежит применению пункт 1 статьи 1107 Гражданского кодекса.

Из данной нормы усматривается, что неосновательно обогатившееся лицо, в частности, обязано возместить все доходы, которые оно должно было извлечь из имущества потерпевшего, с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательном обогащении.

При этом, судом сделан вывод, что неверная правовая квалификация требования истца в качестве убытков вместо кондикционного требования не привела к принятию неправильного решения, поскольку истец имел право на притязание, предусмотренное пунктом 1 статьи 1107 Гражданского кодекса.

Отметим, что правильная квалификация требований о взыскании убытков или взыскании неосновательного обогащения чрезвычайно важна, однако, если истец так и не придёт к их правильному пониманию, суд вправе самостоятельно определить характер спорных правоотношений.

В связи с этим, наряду с анализом проблемы разграничения рассматриваемых требований, необходимо выделить следующее направление в судебной практике, имеющее непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу, сформированное высшей судебной инстанцией. В случае, если исковые требования о взыскании неосновательного обогащения ошибочно определены как возмещение убытков, суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения и нормы законодательства, подлежащие применению, кроме того, если истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы (возмещении убытков), последующее определение ее как суммы неосновательного обогащения не является изменением предмета иска.

Отражено это направление в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16.11.2010 N 8467/10 по делу №А19-12205/09-58, которое также затрагивает проблему разграничения рассматриваемых требований. По данному спору, сославшись на статью 15 Гражданского кодекса РФ, истец предъявил требования о взыскании убытков, заключающихся в понесённых расходах на восстановление железнодорожного тупика, обязанность восстановить который возлагались на него как на субарендатора по договору субаренды, признанному впоследствии незаключенным. Судом первой инстанции в изменении требований с взыскания убытков на взыскание неосновательного обогащения, как и в иске было отказано. Суд апелляционной инстанции решение оставил в силе. Суд кассационной инстанции, указав на неправильную квалификацию искового требования, которое, по его мнению, следовало рассматривать как взыскание неосновательного обогащения, исходя из сформулированных требований истца, отменил на основании этого судебные акты нижестоящих судов, полагая, что неправильная квалификация иска является безусловным основанием к отмене, при этом в связи с неотносимостью представленных истцом доказательств к обстоятельствам неосновательного обогащения ответчика также отказал в иске.

ВАС РФ все судебные акты по данному делу отменил. Суд указал, что, несмотря на то, что истец первоначально ошибочно назвал сумму иска убытками, суды на основании пункта 1 статьи 133, пункта 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учетом обстоятельств, приведенных в обоснование иска, должны были самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами по делу, а также нормы законодательства, подлежащие применению. По его мнению, суды не учли, что, поскольку истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы, последующее определение ее как суммы неосновательного обогащения при указанных фактических обстоятельствах не может являться изменением предмета иска. В последующем указанная позиция была поддержана и в других судебных актах. (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 9 апреля 2013 г. N Ф10-540/13 по делу N А48-2733/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 сентября 2012 г. N Ф01-3970/12 по делу N А79-3179/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 октября 2011 г. N Ф07-1485/10 по делу №А21-5282/2009).

Итак, анализ сложившейся судебной практики, позволяет сделать вывод о том, что при рассмотрении дел, наибольшую сложность при разграничении рассматриваемых требований вызывают ситуации, касающиеся определения суммы предварительной оплаты в качестве убытков либо неосновательного обогащения, взыскания неосновательного обогащения при признании договора незаключенным, фактическом пользовании услугами в отсутствие договора, признании сделки недействительной, а также безосновательном пользовании недвижимым имуществом. При этом, в большинстве случаев неправильная квалификация имеет место в отношении требований о взыскании неосновательного обогащения, истцы первоначально формулируют их как взыскание убытков.

Стоит отметить, что, для решения вопроса о разграничении рассматриваемых требований необходимо использовать все характерные признаки данных правовых институтов, установленные действующими нормами законодательства, учитывая сформированные судебной практикой позиции. В связи с этим вышеприведённые примеры судебной практики в этой сфере исключительно важны, поскольку способствуют установлению точного восприятия норм, регулирующих указанные правоотношения, во избежание ошибок применения их на практике и как следствие для усовершенствования работы судов.

Читайте так же:  Заявление на академический отпуск на работе

Источник: http://www.klerk.ru/law/articles/452838/

Неосновательное обогащение и убытки

Чуть ли не ежедневно каждый человек в современном мире приобретает какой-то товар или услугу. В соответствии с требованиями ст. 423 Гражданского кодекса, после получения товара или оказания ему услуги, он обязан оплатить его или выполнить другое действие, согласно соглашения, заключенного между сторонами. Обратите внимание, что законодатель не закрепил обязательность денежной формы оплаты. По обоюдному согласию между сторонами, в качестве такого расчета может выступать передача другого товара (мена), вторая сторона – получатель, может оказать какую-либо услугу или выполнить определенные работы и т.д.

В том случае, когда одна сторона передала другой товар или оказала услугу, а другая, в свою очередь не выполнила действий по их оплате, то здесь имеет место неосновательное обогащение за счет контрагента. Сумма названого обогащения равна суммы оплаты, которую продавец должен был получить при условии выполнения второй стороной возложенных на него обязанностей в полном объеме. В Гражданском кодексе по взыскании неосновательного обогащения, посвящается целая гл.60. При обстоятельствах, когда договор продолжает действовать, то возможность выполнить обязательства второй стороной (оплатить) сохраняются. Говоря простыми словами, если он не расторгнут, не прекратил свое действие, то вести речь о неосновательном обогащении нельзя. Только в случае его прекращения или расторжения можно поднимать вопрос о неосновательном обогащении.

Имущество, которое можно вернуть в результате неосновательного обогащения

Исходя из правил неосновательного обогащения одна сторона, выполнившая свои обязательства в отношении второй, при невыполнении условий соглашения последней наделяется правом вернуть свое имущество. К таковому относится:

  • денежные средства, которые были ошибочно перечислены или переданы в большей сумме;
  • в случае расторжения контракта невозвращенная часть;
  • затраты инвестора в результате выполнения им договорных обязательств по реставрации недвижимого объекта при расторжении между сторонами контракта, если его вина отсутствует и контрагентом (собственником недвижимого объекта) не было сделано и выполнено встречное предложение;
  • сумму налога на добавленную стоимость, если ранее названый налог был учтен ресурсоснабжающей организацией к тому или иному тарифу;
  • при добыче объекта животного мира, его стоимость, а равно изготовленную из него продукцию, если лицо, в соответствии с законодательством не имело право на их добычу.

Если один из участников оборота перечисляет денежные средства в адрес третьего лица за другого, то добросовестное лицо наделяется правом взыскать эти деньги с виновной стороны в качестве неосновательного обогащения.

Для наглядности приведем пример: Один человек перечисляет в адрес продавца автомобиля денежные средства в счет его стоимости. Транспортное средство оформляется на его партнера. Последний, в свою очередь, наделяет правом первое лицо управлять и распоряжаться машиной. В том случае, если лицо, на которое оформлен автомобиль, откажется от выполнения устных договоренностей о праве передачи в управление и распоряжение автомобиля, либо с течением времени заявит требования о возврате в его адрес транспортного средства, то лицо, которое перечисляло в адрес продавца деньги наделяется правом их взыскания с номинального собственника. Не меньший интерес вызывает течение срока исковой давности. В приведенном примере он начинается с момента, когда лицо узнало о нарушенном праве. Другими словами, течения срока давности начинается с того момента, когда номинальный собственник заявил о возврате ему автомобиля или отказался передать право на управление и распоряжение транспортным средством. В рассматриваемой ситуации, в случае необходимости подачи иска, в качестве Ответчика будет выступать не продавец, поскольку он выполнил свои обязательства, а лицо, на которое, после совершения сделки купли-продажи был оформлен автомобиль.

Взыскание неосновательного обогащения в результате завышения расценок

Нередко возникает ситуация, когда между участниками оборота был заключен договор и все его условия выполнены в полном объеме обеими сторонами, но одна из них неосновательно обогатилась. Если с течением времени такой факт будет установлен, то с неосновательно обогатившейся стороны второй участник имеет право взыскать денежные средства.

Например: между участниками был заключен договор на выполнение работ. Одна сторона выполнила все необходимые работы и получила от второй стороны за это оплату. С течением времени становится известным, что стоимость на выполненные работы были участником завышены или им не были выполнены все работы, согласно заключенного договора. В том случае, если сторона имеет возможность документально и надлежащим образом доказать, что такое обстоятельство имело место, то можно смело говорить о взыскании с виновника в пользу второй стороны неосновательного обогащения.

Чем отличается неосновательное обогащение от убытков

Иск о взыскании неосновательного обогащения, в юриспруденции имеет и второе название – кондикционный. Этот документ, по сравнению с иском о возмещении убытков имеет свои отличия. В случае подачи кондикционного иска, Заявитель должен доказать, что вторая сторона соглашения неосновательно обогатилась за его счет. Что касается иска о возмещении ущерба, то в ходе судебного разбирательства Истец должен доказать факт причиненного ему второй стороной ущерба, его размер, вину ответчика, а также его прямую причинную связь между действиями или бездействиями, которые и повлекли за собой наступления последствий, т.е. убытка. Такой подход закреплен в ст. 15 ГК.

При подаче кондикционного иска, помимо возврата неосновательного обогащения, Истец наделяется правом выдвигать нижеследующие требования:

  1. п.1 ст.1107 ГК – доходы, которые виновная сторона могла бы получить;
  2. ст.395 и п.2 ст.1107 Настоящего кодекса — % за использование чужими денежными средствами.

Сходство между двумя вышеназванными исками заключается именно в получении компенсации за использование чужих денежных средств, только в случае с иском о возмещении убытков, согласно п.2 ст.15 ГК речь идет о неполученных Истцом доходов, т.е. об упущенной выгоде.

Именно названый факт, довольно часто приводит к путанице при подаче искового заявления, что, в свою очередь влияет на грамотную защиту нарушенных прав.

Если у Вас возникли вопросы по возмещение неосновательного обогащения или убытков, не нужно самому стараться разобраться во всех тонкостях и нюансах и пытаться лично отстоять свои законные права и интересы в суде. Наши юристы всегда придут Вам на помощь. За время своей работы мы досконально изучили данное направление юриспруденции и готовы с максимальной выгодой для Вас отстоять Ваши права и взыскать, в соответствии с законом, в Вашу пользу неосновательное обогащение или убытки.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pravbiz.ru/uridicheskie-uslugi/arbitrazhnye-spory/neosnovatelnoe-obogashhenie-i-ubytki/

Возмещение убытков и неосновательное обогащение
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here