Вина и возмещение убытков

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: вина и возмещение убытков. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Статья 15. Возмещение убытков

Статья 15. Возмещение убытков

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 15 ГК РФ

Постановлением Конституционного Суда РФ от 3 июня 2019 г. N 26-П взаимосвязанные положения статей 15, 16 и 1069 ГК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они — по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, — предполагают возложение исключительно на муниципальное образование обязанности возместить гражданину за счет местного бюджета ущерб, причиненный этому гражданину в связи со сносом по решению суда построек, возведенных на земельном участке, предоставленном местными органами государственной власти РСФСР для ведения садоводства и расположенном в охранной зоне опасного производственного объекта

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений статьи 15, статьи 1064 настоящего Кодекса, абзаца второго пункта 1 статьи 9, пункта 1 статьи 10 и пункта 3 статьи 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» см. постановления Конституционного Суда РФ от 5 марта 2019 г. N 14-П и от 18 ноября 2019 г. N 36-П

О конституционно-правовом смысле положений статьи 15, пункта 1 статьи 1064 и статьи 1072 настоящего Кодекса во взаимосвязи с положениями Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» см. Определение Конституционного Суда РФ от 13 февраля 2018 г. N 117-О

О конституционно-правовом смысле положений статьи 15, пункта 1 статьи 1064 и подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ в их нормативном единстве см. постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2017 г. N 39-П

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 настоящего Кодекса см. постановление Конституционного Суда РФ от 10 марта 2017 г. N 6-П

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ГАРАНТ:

См. Временную методику определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров, сообщенную письмом Госарбитража СССР от 28 декабря 1990 г. N С-12/НА-225

Источник: http://base.garant.ru/10164072/36bfb7176e3e8bfebe718035887e4efc/

Раздел 5. Вина и возмещение убытков

Мы уже имели повод касаться того, что римские юристы назвад «dolus malus» (злой умысел). Вернемся к этому вопросу в ином кон­тексте.

Всякое обязательство требует от контрагентов дилигенции — за­ботливости.

Из этого — как антитеза — вытекает понятие вины. Вина налицо, если не было проявлено должной осмотрительности и предвидения. «Если все сделано, как следовало сделать достаточно осмотритель­ному человеку, вины нет», — констатирует Гай (Д. 19.2.25.7).

Вина вине рознь. Павел говорит об этом так: «Большая небреж­ность — вина, большая вина — злой умысел».

§ 84. Степень вины

Прежде всего различали грубую вину — culpa lata, т. е. «чрезвы чайную небрежность», «непонимание того, что все понимают». Одни юристы склонялись к тому, чтобы приравнять грубую вину к злому умыслу. Цельз, однако, считал подобное толкование неверным — и исторически оказался прав. Ни одно современное право, сколько-нибудь близкое римскому, не смешивает небрежность и умысел. И не только в гражданских правоотношениях, но и в уголовном праве.

Легкую небрежность, за которую тем не менее надо отвечать, римляне называли culpa: забота, может, и была, но не та, которую следовало проявить рачительному хозяину.

Примечание. Как отнестись к неопытности? Взялся пасти стадо, старался, но повел его не той дорогой, стадо зашло на засеянное по­ле и потравило урожай.

И Нерва, и Цельз настаивали на ответственности за неопытность: нельзя рисковать, берясь за дело, которого не знаешь или которое знаешь плохо.

Как бы ни расходились между собой те или иные юристы в вопро­се об ответственности из причинения вреда, все они соглашались в том, что без вины нет ответственности, и это правило, сформулиро­ванное в постклассический период, намного пережило свое время. Нелишне заметить, что ответственность за «culpa lata» наступала не­отвратимо, ее нельзя было устранить соглашением между причини-телем и потерпевшим (как и за dolus).

Примечание. Буржуазная цивилистика приняла это правило за ру­ководство, поскольку ни предприниматель, ни лавочник не несли от­ветственности за вред, если за ними не было вины в ее римском пони­мании. Только в середине XIX в. немецкий юрист О. Гирке скажет свое известное: если причинивший вред не виноват, то еще менее виноват пострадавший. Потому нельзя отворачиваться от рабочего, который упал с лесов, споткнувшись «по своей вине». Но и после этого прошло немало времени, пока законодатель склонился к формуле ответствен­ности по принципу риска (далеко не равнодействующему).

От ответственности по дилигенции (заботливости) римское пра­во отличало ответственность за небрежение в делах, требовавших наибольшей заботливости, т. е. custodia — охраны. Речь идет о контра­гентах (лицах), которые, приняв на себя обязательство, не смогли его выполнить по не зависящим от них причинам, как это случилось с портным, который (по Гаю), взяв платье в починку, отвечает за его сохранность даже и в том случае, когда он проявил должную, но не наивысшую заботливость.

Примечание. Хозяин гостиницы автоматически принимал на себя по эдикту претора ответственность за сохранность багажа постояль­цев (как равно и корабельщик). И пусть они не ссылаются на то, что кража совершена не ими, а их людьми или даже вовсе посторонними: нанимайте для услуг честных и проверенных людей, чтобы не нести ответственности за дурных. Это не кустодиа, скорее ответственность

«как бы из преступления». И портной не может отговариваться тем, что в договоре починки не было сказано об ответственности за пропа­жу. Эта ответственность предполагается вытекающей из самого согла­шения.

§ 86. Непреодолимая сила

Нельзя не учитывать действие непреодолимой силы — землетря­сения, урагана и др. Ураган, конечно, «случай», событие, причем со­бытие, не относящееся к разряду тех, которые связаны с кустодиа. Однако если ураганом сорвана черепица с соседской крыши, и она, будучи занесена ко мне во двор, убила «четвероногое животное», принадлежащее к моему имуществу, должно выяснить: как была за­креплена черепица? Если по правилам, нет ответственности за вред; если небрежно — ответственность допустима, ибо, как пишет юрист Сервий «к делу примешана вина ответчика» (Д. 39.2.24.6).

Этим термином, который мы полагаем возможным перевести как «быть между, различаться», римские юристы обозначили тот иму­щественный ущерб, который понес кредитор вследствие неисполне­ния договора должником или, что еще хуже, совершенного им делик­та. Берется во внимание как тот убыток, который нанесен кредитору неисполнением обязательства, так и тот, который выражается в сум­ме произведенных кредитором затрат, связанных с этим неиспол­ненным договором.

Когда контрагенты, сойдясь, договорились о сделке, и кредитор, не ожидая формальной скрепы обязательства, уже 1) потратился и 2) включил ожидаемый доход в реализуемый Контракт, а должник отозвал свое обещание, можно говорить о двойной потере: «положи тельного интереса» (термин пост классический), отпадающего в связи с запланированным, но несостоявшимся доходом, и «интереса отрицательного», поскольку уже произведенные затраты оказались напрасными (убыточными).

Читайте так же:  Повышение эффективности профилактики правонарушений несовершеннолетних

Со всей наглядностью интерес выступает в случае, приведенном Гаем (3.212): если был убит конь из единой одномастной запряжки (деликт), учитывается Не только стоимость убитого коня, но и те затраты, которые потребуются для приискания ему должной замены (виновный оплатит еще и расходы, связанные с приисканием и по­купкой коня той же стати, той же масти и т. д.).

«Интерес» не следует смешивать с особой заинтересованностью контрагента: если кто-либо потребует за убитого раба особую цену только потому, что он его внебрачный сын, что он к нему был привя­зан, это не скажется на штрафе.

Как сказано в Дигестах, не любой случай неисполнения обяза­тельства влечет за собой ответственность должника по всем и вся­ким последствиям неисполнения: только то принимается во внима­ние, что «близко связано с самой вещью» (Д. 19.1.21.3). Когда, например, рабы погибают от голода по той причине, что про­давец не доставил или не мог доставить ожидаемого продовольст­вия, взыскивается только стоимость этого последнего: смерть ра­бов от голода не может ставиться в связь с неисполнением договора.

Пример этот приводится юристом как обобщение практики, как иллюстрация различий между действительным и мнимым «интере­сом», но он достаточно характерен и для общественной структуры, и для мировоззрения юриста.

Контрольные вопросы и казусы

1. Должник предложил кредитору произвести исполнение в ином, не договоренном месте, и тот согласился. Кредитор, воспользовавшись неформальным характером условия, заявил иск (к должнику) о материальном ущербе, понесенном в результате недолжного исполнения.

Будет ли принят этот иск? Будет ли этот иск удовлетворен, если кредитор до­кажет ущерб? Требует ли перемена места исполнения новации договора?

2. Кредитор принял в залог овцу, которая заразила все его стадо.

Что из этого вытекает? Может ли кредитор заявить иск из причинения вреда, несмотря на эксцепцию должника, что залоговую овцу выбирал сам кредитор?

3. В некоем случае претор (магистрат) отказал в иске по недееспособности истца, во втором — по причине ошибки в норме права, на которой основан иск.

В каком случае отказ вызван процессуальным препятствием, в каком — «мате­риальным»? Аннулируется ли исковое притязание по этим основаниям?

4. Как определить долюс (тайный, злой умысел) для гражданско-правовых сделок? Какой классификации держались на этот счет римские юристы?

5. Некто был вынужден к совершению невыгодной сделки под влиянием угрозы и сильного страха. При обнаружении виновного его наказали в четырехкратном Размере причиненного им ущерба.

В то же время считалась ли сделка действительной, раз ее заключили? Что следует понимать под «сильным страхом» — потерю уважения родителей, сосе-Дей, лишение жизни?

6. Для того, кто покупает вещи, проданные с торгов после конфискации имущества по суду, возникают по крайней мере два вопроса:

а) становится ли такой приобретатель квиритским собственником купленногоимущества?

б) приобретает ли он вместе с тем общее правопреемство в отношении пострадавшего лица?

7. Как может быть определен «обход закона»?

8. Во всех случаях, когда срок уплаты долга не обозначен в договоре, исполнение надлежит совершить:

а) по усмотрению кредитора;

б) по усмотрению должника;

9. Согласие, данное вследствие заблуждения, недействительно, ибо:

а) сделка становится явно убыточной;

б) противоречит доброй совести и справедливости;

в) отсутствует воля.

10. Как истолковать сентенцию Павла: незнание правового предписания вредит любому и каждому, незнание факта — не вредит (Д. 22.6.9).

11. Может ли быть отнесен к нечестным контрагентам тот, кто:

а) стремится уплатить менее должного;

б) не платит потому, что не знает кому и сколько должно платить;

в) руководствуясь своей выгодой, оттягивает уплату?

а) если не было злого умысла;

б) если лицо действовало как рачительный и осмотрительный хозяин;

в) если исполнению помешал случай (пожар, ураган, наводнение и пр.) — то, что называют «непреодолимой силой» (vis maior).

13. Контрагент, потеряв интерес в договоре, делает все, что в его силах, для того, чтобы условие, оговоренное договором, не наступило (в должный срок).

Справедливо ли, как только это действие установлено, считать, что условИ’ уже наступило?

14. Если в чем-либо право умаляется, следует выяснить прежде всего:

а) волю причинителя;

б) волю того, чье право умаляется;

в) интерес государства.

15. А. А. обратился с иском об убытке к приятелю Н. Н. на том основании что по совету последнего А. А. действовал не должным образом. Что из этого еле ДУет:

б) возложение убытков на А. А. и Н. Н. в равной мере;

в) возложение убытков на Н. Н.?


16. Может ли считаться случаем то, что при должной осмотрительности и уседии может быть предотвращено?

17. Доищитесь до весьма характерной мысли Помпония (Д. 1.2.2.13): право не может существовать без правоведов, которые каждодневно (одно из трех):

а) излагают его, обучают ему;

б) совершенствуют его;

18. Свобода (юридическая), говорит Флорентин, есть естественная возможность поступать по своей воле, если этому не препятствует:

б) собственная неспособность;

в) религиозное или нравственное убеждение;

Флорентин указывает на два препятствия (Д.1.5.4). Какие?

19. Как согласовать известное «все, что не запрещено, то дозволено» с сентенцией Павла «не все, что дозволено, достойно уважения» (Д. 50.17.144)?

20. Свободен ли от вины тот, кто с добрыми намерениями вмешивается в дела, в которых не разбирается?

21. Может ли случиться, что исполнение законно, но противоречит добрым

Источник: http://sci-lib.biz/rimskoe-pravo/razdel-vina-vozmeschenie-76626.html

Вина И Возмещение Убытков

Вина и возмещение убытков – проблемы, решить которые предстоит субъектам, причинившим или понесшим нравственные и физические страдания. Оценка наказания определяется в индивидуальном порядке, после рассмотрения документов, собранных в досудебном порядке.

Под виной и возмещением убытков следует понимать удовлетворение претензий по вопросам имущественного или морального вреда и ущерба. Под убытком следует понимать, не только реальный ущерб, возникший на почве повреждения или уничтожения материальных ценностей, но также и упущенную выгоду, в виде денежной компенсации, которую человек не дополучил из-за нарушения прав виновной стороной.

Для того, чтобы возмещение убытков получило удовлетворение, пострадавшая сторона должна собрать и подготовить все необходимые документы, требующиеся для ведения всех этапов судебного урегулирования. После того, как будет доказана вина, возмещение убытков по делу ответчик должен осуществить в полном размере. Исключением являются прописанные законом основания, определяющие право возмещения урона в меньшем размере.

Под убытками следует понимать расходы, принесшие человеку проблемы, в виде потерь материальных ценностей, здоровья, повреждения и уничтожения вещей и т.д. Потерпевшая сторона вправе потребовать от виновного восстановления нарушенных прав, а также компенсацию в виде денежных выплат.

Не всегда вина и возмещение убытков связаны с материальным погашением задолженности. Под данным юридически обоснованным термином также может скрываться моральный вред, выраженный в страданиях и физической боли из-за увечья или повреждения здоровья. В подобных ситуациях, потерпевшая сторона может потребовать возмещения убытков, выраженное в денежных знаках. Если стороны спора не пришли к обоюдному согласию, рассмотрение претензии на возмещение убытков истцом может быть передано в досудебные инстанции.

Вина и возмещение убытков – вопрос, требующий юридически грамотного подхода. Именно такую помощь можно получить, воспользовавшись бесплатной онлайн консультацией у лучших юристов Москвы. Вместе со специалистом будет определён допустимый размер денежного возмещения, с учётом особенностей и обстоятельств, повлекших за собой правонарушение. Способы и размеры возмещения морального и материального ущерба носят индивидуальный характер и могут разниться от обстоятельств дела.

Источник: http://vzakon.com/vina-i-vozmeshhenie-ubytkov/

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ДОЛЖНИКА ЗА НЕИСПОЛНЕНИЕ. ВИНА И ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ

Понятие вины

Должник несет ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Как правило, эта ответственность наступает при наличии вины должника.

Под виной (culpa) понималось несоблюдение того поведения, которое требуется правом.

Читайте так же:  Гражданско правовая ответственность понятие виды основания возникновения

Si omnia quae oportuit, obser-vavit, caret culpa (D. 9.2.30.3).

Пет вины, если соблюдено все, что требовалось.

Вина (culpa) в широком смысле слова распадалась на два вида: а) умысел (dolus), когда должник предвидит последствия своего действия или бездействия и желает этих последствий и б) небрежность (culpa — вина в тесном смысле этого слова), когда он не предвидел, по должен был предвидеть эти последствия.

Culpam esse quod cum a diligente provideri poterit, поп esset provisum (D. 9.2.31).

Вина имеется налицо, если не было предвидено то, что заботливый мог предвидеть.

Ответственность за умышленное неисполнение обязательства наступает всегда; это положение носит императивный, принудительный характер, и оно не может быть устранено предварительным соглашением сторон.

Celsus pu tat non valere, si convenerit ne dolus praestetur (D. 50.17.23).

По мнению Цельза, недействительно предварительное соглашение об устранении ответственности за умысел.

А потому, если продавец заведомо продал заложенного чужого (раба), то хотя бы было оговорено, что продавец не принимает на себя ответственности по этому поводу (neve ео nomine quid praestaret), тем не менее, следует оцепить убытки, причиненные его умыслом (D. 19.1.6.9. Помпоний).

Последующие поколения юристов основывали это положение на том, что —

haec conventio contra bonam fidem contraque bonos mores est et ideo nec sequenda est (D. 16.3.1.7).

Видео (кликните для воспроизведения).

такое соглашение противоречит доброй совести и добрым нравам и потому не имеет силы.

Степени вины

Источники различают несколько степеней culpa в тесном смысле слова.

Эта была, во-первых, culpa lata, грубая вина, грубая небрежность, когда не проявляется та мера заботливости, которую можно требовать от всякого.

Lata culpa est nimia negle-

gcntia, id est non intcllegere quod omnes intellegunt (D. 50.16.213.2).

Грубая вина — это чрезвычайная небрежность, т.е. непонимание того, что все понимают.

Пример: Приглашен землемер для определения границ владения. По представлению римлян, такое лицо не нанимается на работу, а делает ее в виде услуги (beneficii) и получает не плату за работу, а гонорар (honorarium). Такой землемер не несет обязанностей цивильно-правового характера (civiliter obligatus non est). Поэтому он отвечает лишь за умысел, но также и за грубую вину, поскольку culpa lata dolo comparabitur — грубая вина приравнивается к умыслу (D. 11.6.1.1).

Такая расценка последствий грубой вины утвердилась в результате спора между юристами I в.

Quod Nerva diceret laliorem culpam dolum esse Proculo displicebat, inihi [Celso] veris-simum videtur (D. 16.3.32).

Нерва говорил, что грубая вина равняется умыслу; хотя Прокул [его ученик] против этого спорил мне [Цельзу] мнение Нервы представляется совершенно правильным.

Другую степень вины представляла собой culpa levis, легкая вина, именуемая просто culpa. Она имеет место тогда, когда не проявлена мера заботливости, присущая доброму хозяину, заботливому главе семьи — bonus paterfamilias, diligens paterfamilias. Римские юристы выработали тип заботливого и рачительного хозяина — homo diligens et studiosus paterfamilias (D. 22.3.25), который служит мерилом для определения степени заботливости должника при исполнении им обязательства и в связи с этим степени его ответственности за вину.

Поскольку легкая вина предполагает несоблюдение этого, установленного юристами мерила, этот вид вины получил впоследствии название culpa (levis) in abstracto, т.е. вина по абстрактному (отвлеченному) мерилу.

Пример: Лицо, получившее вещь в безвозмездное пользование (коммодатарий), отвечает за ту меру заботливости, которую проявляет самый заботливый хозяин — talis diligentia praestanda est, qualem diligentissimus paterfamilias adhibet.

В отличие от вины по абстрактному мерилу говорят о третьем виде вины, а именно culpa (levis) in concreto, т.е. о вине, определяемой по конкретному мерилу. Это имеет место, когда должником не соблюдена та мера заботливости, которую он проявляет в своих собственных делах.

В качестве примера можно привести взаимоотношения членов товарищества или общих собственников между собой.

Socius socio culpae nomine tenetur. sufficit etenim talcm diligentiam communibus rebus adhibere, qualem suisrebus adhi-bere solet (D. 17.2.7.2).

Товарищ отвечает перед другим товарищем за вину;. при этом достаточно проявлять в общих делах ту заботливость, которую член товарищества проявляет обычно в своих собственных делах.

В литературе господствует мнение, по которому учение о мере заботливости, применяемой к собственным вещам, diligentia quam suis rebus, является нововведением (притом неудачным) кодификационной комиссии Юстиниана, которая свои взгляды приписала путем интерполяции юристам классической эпохи.

Итак, culpa (вина) чаще всего означает culpa levis, т.е. легкую вину, а именно, отсутствие той степени заботливости, которая присуща доброму хозяину; реже имеет место culpa lata, т.е. грубая вина, которая приравнивается к умыслу. Dolus (умысел) и culpa (вина) объединяются в обобщающем понятии culpa в широком смысле этого слова.

Источники упоминают один раз (D. 9.2.44) о легчайшей вине (culpa levissima); считают, что, по существу, это есть то же понятие легкой вины, только более подчеркнуто выраженное. Равным образом по своему значению совпадают с понятием легкой вины такие выражения, как neglegentia -небрежность, imperitia — неопытность.

Celsus etiani imperitiam culpae aclnumerandam scripsit: si quis vi tu los pascendos vel sarcien-dum quid poliendumve conduxit, culpam eum praestare debere et quod imperitia peceavit culpam esse: quippe, ut artifex, inquit, conduxit (D. 19.2.9.5).

Цельз написал, что неопытность также причисляется к вине; если кто-нибудь взялся пасти телят или починит!» либо выгладить платье, то он отвечает за вину, а если он дал промах по неопытности, то это есть его вина, поскольку он взялся за работу, по выражению Цельза, как мастер своего дела.

Мы приводим этот отрывок не только потому, что он освещает вопрос о неопытности, как разновидности понятия вины, по и потому, что он характерен для работы юридической мысли Рима. Берутся частные случаи из жизни (выпас скота, починка платья), дается по ним решение (промах по неопытности есть вина), приводится самая сжатая мотивировка (взялся как мастер своего дела) и дается regula iuris, т.е. обобщающий принцип (неопытность относится к вине), причем этот принцип, завершающий цепь суждений юриста-классика Цельза, ставится византийскими кодификаторами в самом начале изложения.

В учении о вине так же, как и в других областях римского права, общий принцип завершал собой здание, которое складывалось на основе решений юристов по отдельным делам:

Ex iure quod est regula fiat (D. 50.17.1).

Из права, действующего в жизни, возникает юридический принцип.

Источник: http://studme.org/1798061815498/pravo/otvetstvennost_dolzhnika_neispolnenie_vina_vozmeschenie_ubytkov

Взыскание убытков по договору

Под убытками понимаются два их вида: реальный (действительный, наличный) ущерб и упущенная выгода (потенциально возможная выгода при обычных, нормальных условиях оборота, в том случае, если бы не наступило основание для возмещения). В общем виде убыток — это умаление в имущественной сфере, именно поэтому в словарях приводятся такие синонимы: вред, ущерб, урон, потеря.

Реальный ущерб – суммы, которые лицо уже произвело или произведет в будущем для того, чтобы право было восстановлено, а также разрушение или частичное повреждение имущества.

Возмещение понесенных убытков – один из универсальных способов защиты гражданских прав, применяемых не только в договорных отношениях, но и в отношениях из причинения вреда и других действий, которые повлекли нарушение прав (действия органов).

Убытки по ГК РФ

Основа регулирования убытков в ГК РФ — это статьи 15 и 393 Гражданского кодекса. Приводим текст данных статей:

Статья 15. Возмещение убытков

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 393. Обязанность должника возместить убытки

Возмещение убытков в гражданском праве регулируется также и множеством специальных норм, которые содержатся в положениях об отдельных договорах ГК РФ или даже в отдельных законах (например, в законе о защите прав потребителей).

Читайте так же:  Проведение повторной судебной экспертизы

Правила возмещения убытков

По общему правилу, убытки взыскиваются в полном размере, обратное может быть предусмотрено законом или сторонами в договоре.

Правовая основа для взыскания убытков по договору – статья 394 ГК РФ. Данная статья в основном устанавливает правила взыскания убытков и неустойки, особенности их совместного взыскания.

По общему правилу, убытки возмещаются только в той части, которую не смогла покрыть неустойка. Указанное положение воплощает компенсационный характер гражданско — правовой ответственности, которая не может способствовать обогащению одного участника гражданского оборота за счет другого.

Но есть и исключения из правила, причем закон их четко не устанавливает. Диспозитивная норма того же пункта разрешает установить в законе или в договоре иные условия, а именно:

  • Возможность взыскания только неустойки, но не убытков;
  • Возможность взыскания полного размера убытков поверх неустойки;
  • Возможность истцу выбрать из двух вариантов – взыскание убытков или неустойки (является наиболее подходящим вариантом).

Если установлена ограниченная ответственность лица, ее уровнем ограничивается и возможный для взыскания размер убытков.

Данные положения закона необходимо учитывать в договорной работе, включить в типовые договоры выгодные для организации условия из предлагаемых законом вариантов.

Что необходимо доказать для взыскания убытков?

В предмет доказывания по делу о взыскании убытков входят следующие обстоятельства:

  • Факт наступления основания для взыскания убытков по договорным обязательствам (неисполнение либо ненадлежащее исполнение заключенного сторонами договора).
  • Конкретная причинно-следственная связь между основанием возмещения убытков и наступлением убытков. Такая связь должна быть установлена с разумной степенью достоверности, однако на практике зачастую требуют доказать неизбежность убытков — это самый трудный элемент в доказывании;
  • Размер причиненных убытков по договору (оценка последствий);
  • Вина причинителя убытков (с учетом того, что субъекты предпринимательской деятельности «виновны», пока не доказано иное, то есть установлена презумпция виновности в данном случае);
  • Какие меры были предприняты для предотвращения наступления убытков (оценка добросовестности причинителя убытков);
  • При взыскании размера упущенной выгоды – доказательства того, какие приготовления были сделаны для ее извлечения (получена лицензия на определенный вид деятельности, закуплено оборудование и т.д.). Доказывание упущенной выгоды – весьма сложная категория споров из-за особенностей доказывания.

Мы проводим платные юридические консультации и предоставляем юридические услуги по судебному представительству в Екатеринбурге и других регионах. Если вам нужен юрист или адвокат по взысканию убытков, позвоните нам по телефону. Консультация юриста через онлайн — консультант производится бесплатно. Вы можете использовать форму и задать вопрос юристу на нашем портале. Мы защитим ваши права или посоветуем другого опытного, квалифицированного, надежного, компетентного в конкретном вопросе адвоката или юриста.

Судебная практика по возмещению убытков

Примеры судебных решений по взысканию убытков по договору:

Исковое заявление о возмещении убытков

Скачать пример искового заявления о взыскании убытков по договору можно на странице бланков и образцов исковых заявлений.

Источник: http://yurist-ekaterinburg.ru/vzyskanie-vozmeshhenie-ubytkov-gk-rf-v-grazhdanskom-prave-vidy-praktika

ВИНА, УБЫТКИ И ИХ ВОЗМЕЩЕНИЕ

Вина и ее виды

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должник нес ответственность перед кредитором. В развитом римском праве последствием неисполнения являлась обязанность должника возместить кредитору понесенные убытки, при этом ответственность должника строилась в римском праве на принципе вины: должник отвечал только в том случае, если он виновен в возникновении ущерба.

Общим термином для обозначения всякого виновного поведения в латинском языке является слово culpaгрех, провинность, вина (в широком смысле данного слова). При этом различают, во-первых, вину как умышленное причинение вреда (dolus), и, во-вторых, вину как небрежность (culpa в узком смысле этого слова).

I. Умысел (dolus) является наиболее тяжкой степенью вины. Юрист дает такое определение: «это есть лукавство, обман, хитрость, совершенные для того, чтобы обойти, обмануть, опутать другого» (D., 4. 3.1. 2; см. также: С., 2. 20).

Ульпиан в комментариях к эдикту: «Претор не удовлетворился тем, что сказал «умысел» (dolus), но прибавил «злой» (malus), так как древние употребляли термин «добрыйумысел» (dolus bonus) и использовали это слово в смысле изобретательности, в особенности если кто-нибудь пользовался ею против врага или разбойника» (D., 4.3. 1.3).

Таким образом, термины dolus и dolus malus являются синонимами, а прилагательное «злой» — это лишь усилительный атрибут, который не означает более высокой степени умысла.

Понятие dolus противоположно понятию bona fides (честное намерение; добросовестность). В сделках, защищавшихся исками доброй совести (actiones bonae fidei), прямой обязанностью судьи было учитывать жульническое поведение сторон и отклонять те притязания и те возражения, которые базировались на злом умысле. В исках строгого права (actiones stricti juris) ответчик мог вставить в формулу оговорку из обмана (exceptio doli), если хотел заявить, что интенция истца основана на злом умысле (см. § 31 «Иски строгого права и доброй совести»). Лицо, пострадавшее от умышленных действий другого, имело против него actio doli. Этот иск, как уже было сказано в своем месте, был введен преторским эдиктом и носил субсидиарный характер, т.е. применялся лишь в тех ситуациях, в которых нельзя было применить никакого другого, более специализированного иска. В договорах строгого права (например, в стипуляции) ответственность за dolus могла оговариваться отдельно (clausula doli). В этом пункте должник по стипуляции обещал, что никакого злого умысла и сейчас нет, и в будущем не будет. Дополнительные соглашения, исключавшие ответственность за dolus malus, не имели силы.

II. Culpa в узком, специальном смысле — это понятие, применяемое к контрактным отношениям; такая culpa понимается как небрежность (неосторожность, халатность), допущенная должником, который не предусмотрел последствий своего поведения в том, что касалось его обязательств, предусмотренных договором. «Нет никакой вины, если было сделано все, что выполнил бы самый рачительный (diligenthsimus) человек» (Гай: D., 19. 2. 25. 7). Ответственность должника за небрежность была неодинакова в разных видах договоров. В этом отношении не было выработано никакого общего правила, хотя базовые идеи понятны: ответственность за небрежность лежала на той из сторон, которая получала выгоду от сделки (utilitas contrahentis).

Culpa с точки зрения ее степени бывает либо «грубой», либо «легкой». Четких критериев для их различения не существовало, и данный вопрос был отдан на усмотрение судьи, который должен был руководствоваться следующими общими критериями.

Грубая небрежность (culpa lata, или culpa magna) — это нарушение элементарной предусмотрительности; ее допускает человек, не предусматривающий, не понимающий того, что предусматривает всякий нормальный человек (не сумасшедший и не малолетний ребенок). Ульпиан дает такое пояснение: «Lata culpa — это слишком большая беспечность, не понимание того, что все понимают» (Lata culpa est nimia neglegentia, id est non intellegere quod omnes intellegunt — D., 50. 16. 213. 2). Например, человек берет на хранение чью-то драгоценную вещь и кладет ее в помещение, где нет ни хорошего замка, ни сторожа. В случае, если эта вещь будет похищена, отвечать за подобное пренебрежение к элементарным требованиям предосторожности такой хранитель будет точно так же, как если бы он умышленно нанес ущерб своему контрагенту. Павел по этому поводу говорит так: «Грубая небрежность является умыслом» (magna culpa dolus est — D., 50. 16. 226).

Легкая небрежность (culpa levis) — меньшая степень вины. Существуют два варианта определения легкой небрежности: по абстрактному либо по конкретному критерию.

Читайте так же:  Гражданско правовая ответственность наступает в форме

Особый случай небрежности — это «вина в выборе» (culpa in eligendo). Бывают случаи, когда лицо не причастно непосредственно к наступлению неблагоприятных последствий для имущества другого лица, но оно тем не менее может быть привлечено к ответственности именно на основании вины. Речь идет о вине, которая состоит в выборе помощников (например, ответственность подрядчика, взявшегося выстроить дом, за неправильные действия строителей).

Иногда в качестве вины рассматривалась imperitiaнеопытность, отсутствие профессионального мастерства и необходимых знаний, которое приводило к ответственности человека, взявшегося исполнить услуги или работы профессионального характера (например, осуществить разметку земельных участков, подготовить инженерный проект, переписать книгу каллиграфическим почерком, изготовить ювелирное украшение), не обладая для этого необходимыми навыками и эрудицией. Понятие imperitia чаще всего применялось при определении вины ремесленников и лиц свободных профессий (землемеров, врачей и т.п.). Незнание судьей права также квалифицировалось как imperitia.

За разные степени вины должник отвечал по-разному. За dolus, а также за culpa lata, он нес ответственность всегда, независимо от характера договора. Точно также должник будет отвечать и за допущенную им culpa lata. По этому поводу действовало следующее правило: «Грубая неосторожность будет поставлена в один ряд с умыслом» (lata culpa dolo comparabitur — D., 11. 6. 1. 1). Ответственность за culpa levis наступает лишь по тем договорам, которые заключены не только в интересах кредитора, но и в интересах должника. Ответственность за imperitia наступала, если кто-нибудь взялся за работу «как мастер своего дела» (ut artifex); в этом случае «неопытность причисляется к вине» (imperitia culpae adnumeratur — D., 50. 17. 132).

Цельс говорит так: «Если кто-нибудь взялся пасти телят или починить и отгладить платье, то он отвечает за вину, а то, что совершил по неопытности — это и есть вина, если, конечно, он взялся за работу как мастер своего дела» (D., 19. 2. 9. 6).

Если же лицо проявило должную меру заботливости, а вред все же наступил, то это — случайный вред, а за случай (casus) никто не отвечает.

Туллия была страстной любительницей цветов — внутренний дворик ее городской усадьбы всегда был украшен анемонами, гвоздиками, гладиолусами, нарциссами и прочими однолетними цветами, но более всего она любила розы, горшки с которыми у нее стояли повсюду. Однажды по особому заказу из Греции ей были доставлены несколько горшков с очень редкими розами, требовавшими специального ухода. В это же время Туллии нужно было срочно уехать из города. Не полагаясь на своих домашних и слуг, она передала драгоценные горшки лучшей подруге Флавии, которая, повинуясь повальной моде, также была всецело занята цветоводством. Туллия попросила Флавию сохранить розы до своего возвращения. Вернувшись через месяц и придя в дом к подруге, туллия обнаружила, что ее розы просто засохли — их никто ни разу не поливал, а Флавия просто забыла про них. Спрашивается: какая степень вины здесь допущена? Должна ли Флавия отвечать за причиненный ущерб?

У Гостилия сломалась мельница в самый неподходящий момент, когда нужно было срочно смолоть зерно. Сосед Тарквиний выручил Гостилия — дал ему во временное безвозмездное пользование свою ручную мельницу. Ее привезли в сельскую усадьбу Гостилия и установили на рабочем дворе, где она оставалась и днем, когда раб молол зерно, и ночью. Гостилий не думал, что мельницу могут украсть, но именно так и случилось. Спрашивается: кто непосредственно заинтересован в данном договоре временного пользования Сcommodatum)? За какую степень вины отвечает пользователь? Следует ли в данной ситуации взыскать с Гостилия ущерб, причиненный Тарквинию, или нужно искать вора и обращать взыскание на него?

Источник: http://studme.org/183339/pravo/vina_ubytki_vozmeschenie

Критерии доказывания в делах о взыскании убытков: вопросы практического применения // Судебная практика в делах о взыскании убытков

Пример из практики: Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании убытков от неисполнения кооперативом обязательств по строительству дома и передаче помещений в виде рыночной стоимости жилой площади согласно отчету по оценке.

В качестве обоснования истец ссылался на понесенные обществом расходы, подтвержденные имеющимися в деле платежными поручениями, а также вступившим в законную силу решением суда по иному арбитражному делу, согласно которому договор о внесении паевого вклада квалифицирован судом как договор купли-продажи будущей вещи.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьей 15, частями 1 и 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 61 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», признал недоказанными наступление причинно-следственной связи между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вины ответчика в причинении убытков.

В связи с недоказанностью совокупности всех необходимых элементов для взыскания с ответчика убытков, Верховный Суд Российской Федерации в своем определении по делу № 308-ЭС18-2616 от 12 апреля 2018 г. констатировал, что если наступление причинно-следственных связей между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вина ответчика в причинении убытков (т.е. совокупность всех необходимых элементов для взыскания с ответчика убытков) были признаны недоказанными, то требования о взыскании убытков не подлежат удовлетворению.

Взыскание убытков можно рассматривать как совокупность определенных действий, обеспечивающих компенсацию причиненного ущерба или приведшего к утрате возможной прибыли в результате ненадлежащего исполнения обязательств со стороны должника. Вместе с этим, взыскание убытков (как одна из форм гражданско-правовой ответственности) связано с исполнением (удовлетворением) заявленных требований, результатом которых является удовлетворение определенных интересов кредитора.

При этом, в первом случае взыскание убытков представляет собой идеальную аналитическую модель, одновременно существующую в трех общеправовых измерениях: теоретическом, судебно-практическом и, собственно, законодательном (*).

В рамках действующего законодательства непосредственные участники контрактных отношений сталкиваются с судебно-практической моделью взыскания убытков, направленной на разрешение конкретных спорных правоотношений в её практическом применении. Между тем, если исходить из системного анализа взыскания убытков, то в целях исследования судебной практики с точки зрения полученных в предусмотренном законом порядке сведений о фактах в соответствии с ч. 1 ст. 64 АПК РФ, имеет значение понятие взыскания убытков как совокупности определенных действий.

Наряду с этим, взыскание убытков выступает одной из форм гражданско-правовой ответственности, что формирует особые требования к сведениям, выступающими доказательствами: установление причинно-следственной связи, вины и т.д. (ст. 15 ГК РФ).

Таким образом, указанный круг обстоятельств, подлежащих установлению в рамках судебного процесса, анализируется в первую очередь, что не вызывает трудностей, поскольку в рамках требования о взыскании убытков и несения гражданско-правовой ответственности возможно рассматривать различные категории дел: возмещение экологического вреда, взыскание убытков, причиненного неисполнением договора и т.д.

Однако, в ходе анализа отдельных компонентов гражданско-правовой ответственности в делах о взыскании убытков в вопросе исчисления убытков было сделано предположение о том, что границы (в соответствии с которыми судом устанавливаются (1) сведения о фактах, свидетельствующие о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, либо (2) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела при рассмотрении дел о взыскании убытков в целом) — весьма размыты.

Это означает, что отдельные категории дел в рамках взыскания убытков требуют установления не только различных сведений о фактах в зависимости от категории спора.

Иное допущение касается следующего немаловажного обстоятельства. Неоднократно, в ранних статьях на тему отдельных аспектов взыскания убытков, упоминались и некоторые правоприменительные факторы, способствующих возникновению данной практической проблемы:

(а) отсутствие критериев оценки разумной предвидимости в отечественном законодательстве и правоприменении, последствием которого является отсутствие анализа в мотивировочной части конкретного правоприменения .

Читайте так же:  Районные суды ответы на жалобы

(б) судебный акт, разрешающий спор о взыскании убытков, в свою очередь, не дает ответа о том, какими критериями «причины-и-следствия» руководствуется арбитражный судья.

(в) несмотря на то, что в законодательстве определены условия, при которых возможно уменьшение убытков в судебном порядке, оценка разумных мер, предпринятой виновной стороной, остается оценочным понятием.

(г) основная проблема исчисления размера убытков состоит не в «слишком абстрактных» формулах для расчета убытков, а именно в доказуемости их компонентов в непосредственной спорной ситуации о возмещении убытков, и т.д.

Указанные обстоятельства способствуют возникновению такой ситуации, при которой стороны, в том числе на стадии подачи иска о взыскании убытков в арбитражный суд, не обеспечиваются четкими стандартами доказывания обстоятельств, вследствие которых возникла потребность в взыскании убытков, или стандартами опровержения указанных обстоятельств. При таких равных условиях на стадии обжалования та или иная сторона вправе сослаться на основания для отмены или изменения судебного акта, изложенные в ч. 1 ст. 270 АПК РФ.

Неопределенность standard of proof при взыскании убытков: системное явление или исключение?

Пример из практики: В определении Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по делу № 304-ЭС17-22233 в деле о взыскании убытков Обществу было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

При рассмотрении этого дела суд исследовал основания для гражданско-правовой ответственности, однако отметил, что помимо этого значение для рассмотрения дела является также оценка доводам ответчика о недостоверности документов, представленных в подтверждение расчетов инвестора с подрядчиком за выполненные работы по строительству объектов, в отношении которых ответчиком заявлялось ходатайство о проведении технической экспертизы; при признании недостоверными результатов судебной экспертизы судами не дана оценка отчету экспертной организации, а также доводам ответчика о неправильном определении оценщиком объекта оценки.

Таким образом, при рассмотрении дел о взыскании убытков суд может требовать исследования дополнительного (вспомогательного) пула обстоятельств дела. Вместе с этим, возникает закономерный вопрос: как исследование дополнительного пула доказательств может повлиять на исход дела?

Зачастую практикующие юристы сталкиваются с тем, что судебная практика может приобретать функциональное значение – правоприменительного восполнения действующего законодательства. Такая особенность свойственна судебной практике в условиях или неопределенности законодательной нормы, или в случае возникновения коллизионной ситуации.

Формирование правовой позиции с точки зрения предоставления в процесс сведений о фактах, свидетельствующих о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц в делах о взыскании убытков, подчиняется вроде бы однозначным правилам.

Общеизвестно, что гражданским законодательством и разъясняющими постановлениями суда о взыскании убытков на стороны возлагается бремя доказывания в случаях и в зависимости от их процессуального положения. При этом, оценка доказательств участников процесса осуществляется судом на основании «внутреннего убеждения»(**).

Тем не менее, в ряде судебных случаев, арбитражный суд приходил к выводу о том, что если в законодательстве о взыскании убытков понятие является оценочным, то суд вправе дать оценку критерию на основании своего внутреннего убеждения, учитывая обстоятельства каждого конкретного дела и оценив доводы ответчика (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13 февраля 2015 г. N Ф09-9933/14 по делу N А50-11658/2014, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.01.2017 N Ф01-6181/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 2 сентября 2014 г. N Ф09-5696/14 по делу N А76-25964/2013).

Между тем, «внутреннее убеждение» выносится за скобки при пересмотре. Тогда, если рассматривать представленные сторонами доказательства с точки зрения апелляционной инстанции, то согласно п. 1,2,4 ч.1, ч.3 ст. 270 АПК РФ значительную роль при рассмотрении дела о возмещении убытков могут играть процессуальные нарушения, допущенные в рамках процесса.

На уровне первой инстанции такую важную роль играют, в том числе и меры, предпринимаемые судом для недопущения таких правоприменительных нарушений в рамках текущего процесса. В связи с этим и руководствуясь, например, ч.2 ст. 136 АПК РФ (определение судом достаточности представленных доказательств), чтобы решение было правосудным, суд первой инстанции обязан:

(а) выяснить круг обстоятельств, имеющих значение для дела,

(б) установить и оценить доказанность имеющих значение для дела обстоятельства

(в) правильно применить процессуальные нормы права.

Итак, помимо фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию в рамках гражданско-правовой ответственности за причинение убытков, судебная практика обращает внимание и на возможность возникновения правоприменительных нарушений, не позволивших выяснить круг обстоятельств при рассмотрении дела в первой инстанции.

Возможен ли при заданных условиях ответ на «главный вопрос» исследования доказательств «и всего такого»?

Пример из практики:

При взыскании убытков суд связывает срок исковой давности с правоотношениями, возникшими между сторонами спора.

(а) Компания обратилась в суд с иском к заводу о взыскании убытков, связанных с ненадлежащим ремонтом вагона по договору на выполнение работ по ремонту деталей, узлов, колесных пар грузовых вагонов. Ответчик обжаловал судебные акты в связи с нарушением срока исковой давности.

Верховный Суд Российской Федерации постановил в своем определении по делу № 301-ЭС17-13765, что вывод судов об исчислении срока исковой давности с момента вручения претензии является ошибочным, так как пункт 3статьи 725 ГК РФ, не определяя обязательную форму заявления о недостатках, не связывает начало течения срока исковой давности с моментом направления или вручения претензии заказчика подрядчику об оплате понесенных расходов. Иное приведёт к тому, что истец будет обладать возможностью произвольно изменять момент начала исчисления срока исковой давности своим односторонним действием, выбирая момент оплаты понесенных расходов и (или) направления соответствующей претензии.

(б) В Определении по делу № 301-ЭС15-11759 Верховный Суд Российской Федерации постановил, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 ГК РФ). В связи с этим срок исковой давности для страховщика, выплатившего страховое возмещение, также исчисляется с момента наступления страхового случая.

Несомненным преимуществом common law при рассмотрении дел о взыскании убытков является высокий уровень систематизации и анализа судебных актов, принимаемых в результате исследования практических кейсов, что позволяет их обобщение и практическое применение в дальнейшем.

В связи с этим, проблема стандартов доказывания в делах о взыскании убытков в англосаксонском праве состоит, скорее, в необходимости приведения возникающих практических кейсов к известной степени дальнейшего практического применения и унификации судебных решений по типичным случаям.

Однако, при всех частных случаях доказывания в англосаксонском праве мы имеем дело с рядом рационализирующих тестов, способствующих объективизации сведений, предоставленных сторонами, балансом возможностей.

При этом, очевидно, что исходной точкой судебного решения в отечественном законодательстве является «внутреннее убеждение» арбитражного суда. Рассмотренные выше примеры из судебной практики могут свидетельствовать лишь о том, что правоприменительные барьеры ч. 1 ст. 270 АПК РФ или п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ могут быть основаниями для отмены решения или же нового рассмотрения дела.

Вместе с этим, границы «внутреннего убеждения» очерчены неким балансом между оценочным мнением и законодательными требованиями. В свою очередь, последние приобретают черты «стандарта доказывания», хотя акценты отечественного и англосаксонского подхода к доказыванию – очевидны.

*Теоретическая модель во многом отображает компиляцию из общетеоретических правовых понятий, логически взаимосвязанных и описывающих сущность понятия возмещения ущерба: компоненты гражданско-правовой ответственности, расчет убытков, установление вины, и т.д., позволяющих экстраполировать её на различные правовые системы.

Законодательная модель обуславливается в большей мере правовой системой и иными факторами, формирующими элементы научно-мировоззренческих подходов к понятийному определению компонентов гражданско-правовой ответственности.

** Сергей Будылин. Внутреннее убеждение или баланс вероятностей? Стандарты доказывания в России и за рубежом // Вестник экономического правосудия РФ. 2014. №03

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.ru/Blogs/kriterii_dokazyvaniya_v_delah_o_vzyskanii_ubytkov_voprosy_prakticheskogo_primeneniya__sudebnaya_prak/73886

Вина и возмещение убытков
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here