Решение отказ в компенсации морального вреда

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: решение отказ в компенсации морального вреда. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный суд РФ запретил судам произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда: законодатель не предусмотрел пороги размера взыскиваемого ущерба, поэтому именно на суды ложится задача оценить все нюансы определенной ситуации, но при этом суд должен объяснить свою позицию. Если судья решил значительно снизить размер компенсации, по сравнению с требованиями истца, то он обязан привести мотивы своего решения и разъяснить почему именно назначенную сумму он считает приемлемой и разумной, подчеркивает высшая инстанция.

До высшей инстанции дошел спор жительницы столицы с Министерством внутренних дел о компенсации морального вреда, причиненного преступлением: в дежурной части одного из отдела полиции Санкт-Петербурга пьяный сотрудник уголовного розыска случайно застрелил ее сына.

Истица настаивала на взыскании 4 миллионов рублей, однако Замоскворецкий суд снизил компенсацию до 150 тысяч рублей, а Мосгорсуд это решение поддержал.

При этом суды сочли, что смерть сына безусловно причиняет заявительнице глубокие нравственные страдания. Учитывая совместное проживание истицы с сыном, наличие малолетней дочери у погибшего, являвшегося единственным родителем ребенка и опекуном которой теперь является заявительница, суд все же счел возможным определить размер компенсации в 150 тысяч рублей достаточной.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред, напоминает ВС.

Он указывает, что размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, но с учетом требований разумности и справедливости.

«При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации. не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — отмечает ВС.

Поскольку закон хоть и предусматривает в качестве способа защиты компенсацию морального вреда, но устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, то именно суду необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон, указывает ВС.

«При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении», — подчеркивает высшая инстанция.

Однако в данном деле существенно снижая сумму взыскиваемого ущерба суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие принципы определения размера компенсации морального вреда.

«Так, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 150 тысяч рублей является достаточной компенсацией причиненных ей ответчиком нравственных страданий», — говорится в определении.

Также районный суд не указал, какие же конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы и послужили основанием для значительного уменьшения размера компенсации по сравнению с заявленной истицей.

Кроме того, суд не привел мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана судом в числе обстоятельств, учитываемых при определении размера компенсации. А ведь сотрудник полиции, находившийся на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, не только не был отстранен от службы, но более того — ему выдали табельное оружие, из которого он и выстрелил в сына заявительницы.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации морального вреда ничем не мотивирован, в решении не приведены доводы в обоснование размера взыскиваемого ущерба со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса РФ о законности и обоснованности решения суда, считает ВС.

В связи с чем ВС определил отменить определение Мосгорсуда и направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28609/

Определение Верховного Суда РФ от 29.11.2001 N 2-Г01-9 В удовлетворении иска о взыскании компенсации морального вреда по делу об оспаривании решения рабочей группы при администрации области отказано, поскольку действия, связанные с принятием решения об отказе в выдаче жилищных сертификатов гражданам, не нарушают их личные неимущественные права и заявителями не представлено суду доказательств причинения им морального вреда.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 29 ноября 2001 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврентьевой М.Н.,

судей Пирожкова В.Н.,

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2001 г. дело по кассационной жалобе администрации Вологодской области на решение Вологодского областного суда от 1 октября 2001 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пирожкова В.Н., объяснения представителей администрации Вологодской области — С.Е. и К., поддержавших доводы жалобы, Судебная коллегия

С. и Ч. обратились в суд с жалобой о признании незаконным и подлежащим отмене решения рабочей группы при администрации Вологодской области от 27 июня 2001 года, которым отказано в выделении жилищных сертификатов гражданам, уволенным с военной службы и проживающим в пос. Федотово, о возложении на администрацию области обязанности выдать заявителям указанные сертификаты, о взыскании компенсации морального вреда и судебных издержек.

В обоснование заявленных требований ссылались на то, что уволены с военной службы в 1995 году, поставлены на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в г. Вологде. Однако оспариваемым решением рабочей группы им отказано в выдаче сертификатов на приобретение жилого помещения.

В судебном заседании заявители отказались от требований в части

возложения на администрацию Вологодской области обязанности по выдаче жилищных сертификатов. Отказ принят судом.

Указанным решением Вологодского областного суда заявления С. и Ч. удовлетворены, п. 2 решения рабочей группы по организации работы по выдаче сертификатов при администрации Вологодской области от 27 июня 2001 года в части отказа в выдаче государственных жилищных сертификатов гражданам, уволенным с военной службы и проживающим в пос. Федотово, признан недействительным, с администрации Вологодской области в пользу С. и Ч. взыскана компенсация морального вреда по 500 руб. и расходы по оплате помощи представителя также по 500 руб.

Читайте так же:  Судебные расходы понятие виды цели взыскания

Администрация Вологодской области не согласна с решением и считает необходимым отменить его.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и заслушав объяснения представителей администрации Вологодской области, Судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Удовлетворяя заявленное требование в части признания незаконным решения рабочей группы об отказе в выдаче сертификатов гражданам, уволенным с военной службы и проживающим в пос. Федотово, суд пришел к правильному выводу о том, что такое решение принято рабочей группой с превышением своих полномочий.

Согласно п. 20 Порядка выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов, выдаваемых военнослужащим, увольняемым с военной службы, сотрудникам органов внутренних дел, учреждений и органов внутренних дел, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, увольняемым со службы, гражданам, уволенным с военной службы, со службы

из органов внутренних дел, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, а также гражданам, подлежащим переселению из закрытых и обособленных военных городков, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 29 марта 1999 года, формирование очереди на получение сертификатов осуществляется федеральным органом исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Судом установлено, что органом исполнительной власти Вологодской области соответствующее постановление по данному вопросу не принималось.

При таких обстоятельствах рабочая группа не вправе была принимать оспариваемое решение.

В этой части, а также в части взыскания расходов по оплате помощи представителям решение является законным.

В то же время нельзя согласиться с решением в части взыскания в пользу заявителей компенсации морального вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда в том случае, если моральный вред причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага.

Действия, связанные с принятием рабочей группой решения об отказе в выдаче жилищных сертификатов гражданам, уволенным с военной службы и проживающим в п. Федотово, не являются действиями, нарушающими их личные неимущественные права.

Кроме того, как видно из дела, заявители не представили суду доказательств причинения им морального вреда (нравственных либо физических страданий).

В связи с этим решение в части взыскания компенсации морального вреда подлежит отмене.

Учитывая, что допущенная судом ошибка

в применении и толковании норм материального права может быть устранена при рассмотрении дела в кассационном порядке, Судебная коллегия полагает возможным вынести новое решение об отказе в удовлетворении заявления в части взыскания компенсации морального вреда, не передавая дело на новое рассмотрение.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

отменить решение Вологодского областного суда от 1 октября 2001 года в части взыскания с администрации Вологодской области в пользу С. и Ч. компенсации морального вреда и вынести новое решение, которым отказать в удовлетворении иска о взыскании компенсации морального вреда.

В остальной части решение оставить без изменения.

Источник: http://resheniya-sudov.ru/2004/235518/

Моральный вред и его компенсация — судебная практика

Если есть основания требовать возмещения морального вреда, его обязательно взыщут. Вопрос всегда в суммах — они бывают смехотворными, не перекрывающими затраты на подготовку и подачу иска в суд, а бывают несправедливо значительными. Ниже мы анализируем, какой в разных ситуациях может быть моральный вред и его компенсация — судебная практика московского региона нечасто предоставляет открытые данные, но они становятся известны юристам в ходе практики.

Чтобы определить, какой размер морального вреда разумно просить в конкретной ситуации, нужно знать средние размеры присуждаемого морального вреда по аналогичным спорам. Также руководствуются суммой других требований к ответчику — они должны быть соизмеримы. Если дело в несвоевременном возврате суммы в 5 000 р. за товар продавцом, то и моральный вред больше тысячи рублей просить нелогично. А при гибели родственника у виновника можно запросить и несколько миллионов рублей. Суммы по аналогичным делам могут разниться в десятки или сотни тысяч рублей, ведь их определение всегда зависит от субъективного взгляда судьи на спор.

Важно понимать, что судья удовлетворяет требование не исходя из принципов кратности. То есть указывать «чем больше, тем лучше» неправильно. Принято запрашивать сумму, несколько превышающую требуемую, но не чрезмерную.

Возмещение морального вреда потребителю

В результате несвоевременного выполнения услуг или продажи некачественного товара у потребителя обычно возникают неудобства или даже страдания. Причиненный в этом случае вред возмещают независимо от компенсации непосредственного ущерба, неустойки или убытков.

Обычно потребителям присуждают символические суммы морального вреда. При просрочке передачи квартиры застройщиком, невыполнении условий турпутевки или невозврате денег за непоставленную мебель можно получить от пяти до пятнадцати тысяч рублей. В случаях с крупными взысканиями с исполнителя в размере несколько миллионов рублей могут присудить до тридцати тысяч рублей морального вреда.

Мы имеем большой опыт во взыскании морального вреда и защите Ответчиков по таким делам. Для консультации по нашим услугам оставьте свои данные в форме ниже или позвоните нам.

Моральный вред при причинении вреда здоровью или жизни

Как бы ни казалось несправедливо взыскание морального вреда, законодательно оно оправданно. Большинство случаев причинения совершаются по неосторожности, а не в случае умысла. Это в первую очередь ДТП и наезды на пешеходов, причем последние часто способствуют своим поведением созданию аварийной ситуации. Здесь руководствуются ст. 1079 Гражданского кодекса — при использовании средства повышенной опасности (автомобиля) его владелец обязан возместить такой вред.

Также в нашей практике распространены случаи с неосторожным обращением с оружием, причинение смерти по неосторожности в результате неосторожного обращения с оружием, по вине врача и случаи с наездами на РЖД, а также производственные травмы.

Как доказать моральный вред в суде

Моральный вред по 151 статье Гражданского кодекса — это физические и нравственные страдания, понесенные гражданином. Физические страдания подтверждают медицинскими документами, а нравственные не подтверждают ничем. Предполагается, что это видно из обстоятельств дела.

Как судья уменьшает сумму запрошенного морального вреда

Суд почти всегда уменьшает сумму, которую требуют взыскать истцы. Некоторые полагают, что чем большую сумму запросить, тем большую долю удастся от нее получить — это не так, ведь существуют общепринятые в юридической среде нормы.

Если потерпевший сам нанес себе ущерб — такого рода дело есть в практике Тверского суда Москвы — по недосмотру сотрудников СИЗО заключенный совершил самоубийство, что, конечно, было вменено сотрудникам, в обязанности которых входит предупреждение таких ситуаций. Супруга погибшего подала иск о возмещении морального вреда и суд правомерно отказал на основании п. 1 ст. 1083 Гражданского кодекса — вред, совершенный вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

По основаниям п. 2 этой же статьи судья уменьшает сумму возмещения. Грубая неосторожность потерпевшего в обстоятельствах причинения вреда способствует выплате меньшей компенсации. Так, если пешеход пострадал в ДТП, нарушая при этом ПДД, двигаясь по проезжей части, находясь в состоянии опьянения, размер морального вреда будет значительно уменьшен.

Читайте так же:  Пленум о судебном приказе

П. 3 вышеуказанной статьи позволяет ответчику уменьшить размер возмещения по причине тяжелого финансового положения. Для этого указывают и подтверждают документами такие обстоятельства, как:

Наличие нетрудоспособных иждивенцев — детей до 18 лет или обучающихся на очной форме обучения до 23х лет, престарелых родственников, нуждающихся в уходе и материальной помощи

Выписка из ЕГРН об отсутствии в собственности недвижимости, договор найма жилья

Траты на содержание и регулярный ремонт жилого дома, если он — единственное жилье для семьи

Расходы на медицинские услуги, которые ответчик понес за последнее время в пользу себя или близких.

Справки о доходах с места работы, копия трудовой книжки

Таким образом можно собрать внушительные доказательства неблагоприятного имущественного положения ответчика и значительно уменьшить сумму выплат. Суды принимают только доводы, подкрепленные документами.

Судебная практика по возмещению морального вреда

Основную массу дел по возмещению морального вреда составляют иски, связанные с причинением вреда здоровью и смерти по неосторожности в результате ДТП, врачебных ошибок, производственных травм.

При незначительном вреде здоровью средней тяжести взыскивают суммы в несколько десятков тысяч рублей в зависимости от тяжести травмы — от 10 000 руб. при кровоподтеках до 150 000 руб. при множественных ушибах.

Пример из нашей практики — дело 2-1094/2017 Домодедовского суда. Имел место вред здоровью в виде закрытого перелома руки. Запрошенные истцом 800 000 руб. Судья уменьшила до 80 000 руб. Этому способствовали неосторожность со стороны истицы в дтп и добропорядочное поведение ответчика после дтп — тот помог ей добраться до больницы, а также вступал в переговоры о добровольной компенсации морального вреда, однако истица постоянно меняла требуемые суммы и обойтись без суда не удалось.

Моральный вред за инвалидность

Средний размер компенсации морального вреда при инвалидности с физического лица составляет 100-500 тысяч рублей. Необходимо понимать, что помимо возмещения морального вреда в данной ситуации взыскивают утраченный заработок в результате нетрудоспособности, а также компенсации затрат на лечение и реабилитацию, не покрытые ОМС. Поэтому сумма возмещения в целом может получиться, которую выплачивают при причинении вреда жизни.

При определении размера морального вреда суд принимает во внимание имущественно положение причинителя вреда. Если причинитель вреда — юридическое лицо, например, работодатель, — суммы могут быть выше. Известные, коммерчески успешные организации при этом могут выплачивать суммы в несколько миллионов рублей.

Возмещение морального вреда при причинении смерти по неосторожности

Ниже представлен пул дел по ДТП, по которым можно понять примерные суммы возмещения морального вреда родственникам погибшего.

Можайский суд МО
Решение от 27 декабря 2017 г. по делу № 2-1519/2017
ДТП — наезд на пьяного пешехода, в возбуждении уголовного дела отказано, моральный вред взыскан 500 000 р.

Постановление № 44Г-274/2017 4Г-5046/2017 от 11 октября 2017 г. по делу № 2-1546/2016
Московский областной суд
Ежемесячные выплаты детям — иждивенцам — погибшего по 5000 р. В месяц, моральный вред по 50 000 р. в пользу двух истцов.
Решение от 30 октября 2015 г. по делу № 2-4772/2015
Лефортовский районный суд
С признанного виновным в ДТП с летальным наездом на пешехода взыскивают 750 000 р. Морального вреда.
Решение от 8 октября 2015 г. по делу № 2-3931/2015, Кунцевский районный суд
Возмещение вреда причиненного преступлением (просили оплату содержания, оплату кредита, компенсацию морального вреда 2 000 000 р.). Взыскан моральный вред в пользу 24-летней дочери — 350 000 р.

В целом, нам не доводилось сталкиваться с делами, по которыми взыскали моральный вред больше одного миллиона рублей. Они, безусловно, есть, но обстоятельства дела должны быть исключительными, а имущественное положение ответчика благоприятным. При этом часто ответчик — организация, а не гражданин.

Источник: http://sudtut.ru/2018/10/02/moralnyj-vred-i-ego-kompensaciya-sudebnaya-praktika/

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Видео (кликните для воспроизведения).

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

Читайте так же:  Ходатайство о моральном ущербе в суд

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.


Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Решение отказ в компенсации морального вреда

г.Норильск 28 ноября 2012 года

Норильский городской суд Красноярского края

в составе председательствующего судьи Андриишин Д.В.,

при секретаре судебного заседания Узяковой З.А.,

с участием истицы Ивановой Н.А.,

представителей ответчика Елисеевой А.В., Гизатуллиной А.Р.

прокурора Бусловской Л.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ивановой Н.А. к Обществу с ограниченной ответственностью «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» о взыскании компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

В судебном заседании истица Ивановой Н.А. настаивала на исковых требованиях по вышеизложенным основаниям, привела аналогичные доводы, дополнительно пояснив, что в ДД.ММ.ГГГГ познакомилась с Б.Л., работавшей уборщицей 1-го этажа общежития ООО «Три моря». В конце ДД.ММ.ГГГГ Б.Л. сообщила, что в ДД.ММ.ГГГГ ей необходимо на время выехать из , но ее не отпускают с работы, поскольку требуют найти замену на время отсутствия. ДД.ММ.ГГГГ Б.Л. представила Ивановой Н.А. в качестве своей замены администратору ООО «Три моря» Джихану. Ивановой Н.А. отдала Джихану копию паспорта. Иных документов у нее не требовали. Джихан сказал приступать к работе. ДД.ММ.ГГГГ истица получила по ведомости 8 000 рублей за отработанное время с 01 по ДД.ММ.ГГГГ. Последний рабочий день Ивановой Н.А. отработала ДД.ММ.ГГГГ. Заявление о приеме на работу и об увольнении Ивановой Н.А. не писала. В помещении теплоцентра, где произошел несчастный случай, хранился рабочий инвентарь уборщиц. Инцидент с Джиханом произошел 28-ДД.ММ.ГГГГ.

Представитель ответчика ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» Гизатуллина А.Р., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, поддержала доводы представителя Елисеевой А.В.

Прокурор – старший помощник прокурора Бусловская Л.А. полагала исковые требования необоснованными, ссылаясь на отсутствие вины ответчика в причинении вреда здоровью и, как следствие, отсутствие оснований гражданско-правовой ответственности ответчика в виде компенсации морального вреда.

Оценив доводы участвующих в деле лиц, исследовав материалы дела, заключение прокурора, суд полагает исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ (глава 59) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст.1099 Гражданского кодекса РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 ГК РФ.

Статьей 151 Гражданского кодекса РФ установлено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Нравственные и физические страдания в связи с повреждением здоровья образуют моральный вред.

Судом установлено, что теплоцентр, где по утверждению истицы ДД.ММ.ГГГГ по вине ответчика причинен вред ее здоровью, расположен на первом этаже трехэтажного здания бытового помещения, находящегося на объекте строительства Спортивно-развлекательный комплекс «Арена-Норильск» по адресу:

Указанное бытовое помещение (именуемое сторонами общежитие) используется ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» для проживания и удовлетворения бытовых нужд работников, привлеченных к строительству СРК «Арена-Норильск» (л.д.39-48).

В этой связи обязанность по надлежащему содержанию, обеспечивающему безопасность эксплуатации (использования) помещений общежития, в том числе технических помещений, к которым относится теплоцентр, возлагается на ответчика, что не оспаривалось его представителями.

Обеспечение режима ограниченного доступа к техническим помещениям также возлагается на ответчика.

ДД.ММ.ГГГГ истица на период временного отсутствия состоящей в штате ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» уборщика производственных и служебных помещений (уборщицы) Б.Л., в порядке временной замены последней, осуществленной с разрешения администратора ответчика, выполняла обязанности уборщицы помещений первого этажа вышеуказанного общежития, что подтверждается пояснениями сторон.

Исходя из общих оснований ответственности за причинение вреда (Глава 59, ст.1064 ГК РФ) основанием для возмещения вреда, в том числе морального, является совокупность ряда условий: противоправность действия (бездействия) причнителя; причинная связь между действием (бездействием) и причинением вреда; вина причинителя.

Противоправность действия (бездействия) как условие возникновения ответственности за причиненный вред выражается в нарушении причинителем вреда и нормы права, и одновременно субъективного права потерпевшего.

С учетом приведенных истицей оснований иска, по настоящему делу противоправность действий (бездействия) и вина ответчика могла бы выражаться в непринятии мер по надлежащему (безопасному) содержанию помещений общежития.

При этом наличие либо отсутствие между истицей и ответчиком трудовых отношений само по себе не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о наличии либо отсутствии оснований гражданско-правовой ответственности ответчика компенсировать вред, в случае его причинения в результате ненадлежащего (небезопасного) состояния помещений общежития.

Согласно ст.56 Гражданского процессуального кодекса РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Читайте так же:  Перечень должностей персональные данные

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в абзаце 2 пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», установленная статьей 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Исходя из оснований иска, вышеприведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, истице надлежало представить доказательства того, что вред ее здоровью, повлекший нравственные и физические страдания, причинен в результате ненадлежащего (небезопасного) состояния пола в теплоцентре общежития, т.е. при обстоятельствах, изложенных в исковом заявлении, — деревянная табуретка, на которую истица присела ДД.ММ.ГГГГ, провалилась в одно из отверстий в полу, прикрытом листами фанеры, после чего истица упала назад спиной.

Таких доказательств истицей не представлено, а ее доводы об обстоятельствах повреждения здоровья носят голословный характер.

В частности свидетель Г.Н., допрошенная по ходатайству истицы, пояснила, что поскольку ДД.ММ.ГГГГ подключали отопление, Глухова вместе с Ивановой Н.А., которая в период с 03 по 08 сентября мыла полы вместо уборщицы Баевой, после обеда зашли погреться в теплоцентр, находящийся на первом этаже общежития. Иванова взяла с собой скамеечку. Г.Н. не видела, как Иванова садилась на скамейку, так как повернулась к ней спиной. Повернувшись на шум, Г.Н. увидела, что Иванова лежит на левом боку рядом со скамейкой (полусидя), при этом вскриков не слышала. В это время скамейка ровно стояла на полу, в пол не проваливалась. На полу, который покрыт фанерой, повреждений либо отверстий не было. Г.Н. помогла Ивановой подняться с пола, после чего они вышли из теплоцентра и продолжили работу. Иванова после падения со скамейки и когда они в 18 часов 30 минут вместе с Г.Н. уходили домой, на боли в груди либо в голове не жаловалась, говорила про давление. В связи с падением Иванова в медпункт не обращалась. Скамейка, с которой упала Иванова, вместо ножек имеет по бокам сплошные доски с небольшими выемками внизу. Высота скамейки около 30 сантиметров. На следующий день Иванова также не жаловались на боли в связи с падением, говорила о давлении.

У суда нет оснований ставить под сомнения вышеприведенные показания, поскольку свидетель Г.Н. была допрошена по ходатайству истицы, какие-либо обстоятельства, которые указывали бы на заинтересованность Г.Н. в исходя дела, неблагоприятном для истицы, либо в искажении фактов не в пользу истицы, самой истицей не приведены и судом не установлены.

Доводы истицы о том, что о произошедшем она сразу сообщила в пояснительной записке администратору ответчика, ничем не подтверждаются.

Пояснительная записка, представленная истицей в материалы дела, не имеет отметок о принятии ее копии кем-либо из работников ответчика.

Кроме того, в опровержении доводов истицы об обстоятельствах причинения вреда, служит то обстоятельство, что при первичном обращении за медицинской помощью в травмпункт ДД.ММ.ГГГГ (спустя 10 дней после рассматриваемого случая) истица относительно обстоятельств травмы пояснила дежурному врачу, что ДД.ММ.ГГГГ упала дома ударилась грудной клеткой справа, при этом жаловалась на боли в груди, что подтверждается исследованной в судебном заседании карточкой травматика и показаниями свидетеля Х.Е. (врача-травматолога — заведующего травматологическим отделением).

О том, что травма была получена не 8, а ДД.ММ.ГГГГ в теплоцентре спортивного комплекса, истица пояснила врачу на приеме ДД.ММ.ГГГГ.

Также указанной карточкой травматика и показаниями свидетеля Х.Е. подтверждается, что на рентгенограммах от ДД.ММ.ГГГГ выявлен консолидированный (сросшийся) перелом с 5 по 11 ребер справа, который (перелом) является застарелым и не мог образоваться ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно показаниям врача-травматолога Х.Е. перелом ребер консолидируется (срастается) в течение двух-трех месяцев.

В этой связи у истицы был диагностирован посттравматический перихондрит – воспаление оболочки ребра, сопровождающееся выраженным болевым синдромом.

Изложенное опровергает доводы истицы о том, что последствием ее падения в теплоцентре общежития явился перелом ребер.

Таким образом, истицей не доказано и судом не установлено противоправных действий (бездействия) ответчика, которые находились бы в причинно-следственной связи с причинением вреда здоровью истицы, также не установлено вины ответчика в причинении вреда.

Нормативные положения, в силу которых в данной ситуации на ответчика, не являющегося причинителем вреда, могла бы возлагаться обязанность по возмещению вреда, отсутствуют.

При изложенных обстоятельствах суд полагает необходимым в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда – отказать.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В связи с тем, что решение состоялось не в пользу истицы, ее судебные расходы (почтовые услуги, набор и распечатка, ксерокопирование) взысканию с ответчика не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ,

В удовлетворении исковых требований Ивановой Н.А. к Обществу с ограниченной ответственностью «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» о взыскании компенсации морального вреда – отказать.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда через Норильский городской суд путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья Д.В. Андриишин

Решение в окончательной форме принято 03 декабря 2012 года.

Источник: http://eliseeva-rostov.ru/document/0/0/158/

Ожидания и реальность: компенсация морального вреда в российских судах

Ожидания

Комиссия по вопросам определения размеров компенсации морального вреда при Ассоциации юристов России и Финансовый университет при Правительстве РФ провели социологическое исследование, посвящённое оценке россиянами размера справедливой компенсации за моральный ущерб при нанесении вреда здоровью или потере близких. В опросе приняли участие более 600 человек из 70 городов России. Оказалось, что оценка справедливого возмещения за моральный вред и страдания потерпевших изменяется от 2,55 млн до 17,11 млн руб. (в зависимости от вида и обстоятельств случая).

Средняя оценка справедливого и достаточного возмещения за моральный вред и страдания потерпевших, по мнению россиян, составляет 8,77 млн руб.

При оценке опрошенные обращали внимание на обстоятельства нанесения ущерба, поэтому разброс по размеру компенсации, в зависимости от ситуации, получился значительным. В самую большую сумму респонденты оценивают возмещение морального ущерба в случае гибели единственного ребёнка в семье – 17,11 млн руб., а также в случае тяжёлой травмы с потерей способности к передвижению – 15,63 млн руб. Размер морального ущерба в историях, не повлёкших серьёзного вреда здоровью для пострадавших, оценён в меньшие суммы.

Читайте так же:  Алименты судебный приказ или исковое заявление

Указанный участниками опроса размер справедливой компенсации сопоставим с компенсациями, которые присуждают в подобных ситуациях в зарубежных юрисдикциях. Так, согласно статистике, российские суды в пользу человека, навсегда лишённого возможности двигаться, взыскивают в среднем 500 000–700 000 руб., но не более €10 000. При этом в Италии компенсации доходят до €2 млн, в Германии, Англии и Франции от €300 000 до €700 000, то есть объём взысканий может различаться в 30–200 раз.

Оценка справедливой компенсации отличается у разных групп населения. Так, мужчины оценивают компенсацию в большую сумму, чем женщины. Люди старше 60 лет склонны оценивать моральный вред в меньшую сумму, чем россияне в возрасте от 18 до 50 лет (7,5 млн руб. против 8,98 млн руб. у респондентов 50–60 лет и более 9 млн у респондентов моложе 50 лет). Фрилансеры и специалисты, ведущие частную практику, а также руководители считают достаточными более высокие выплаты, чем те, кто не занимает руководящих должностей (17–20 млн руб. против 10 млн руб.). Самую скромную компенсацию считают справедливой военные и сотрудники правоохранительных органов (4,56 млн руб.), но и это значительно большая сумма, чем присуждают на практике.

Реальность

Оценки размера справедливой компенсации, данные гражданами, существенно отличаются от того, что в реальности можно получить в суде. Согласно статистике Судебного департамента ВС, средний размер компенсации морального вреда при причинении ущерба жизни и здоровью человека составил 81 707 руб. в гражданских спорах. В рамках уголовных дел суммы взыскиваются выше, но разница не очень значительная, хотя официальной статистики по этому поводу нет.

По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб., а медианное значение оказывается ещё меньше – всего 70 000 руб. При инвалидности средняя компенсация составляет чуть больше 193 000 руб. (медианное значение – 140 000 руб.).

Основная проблема в России – отсутствие единообразных ориентиров для назначения размеров компенсации морального вреда, признают эксперты. Если на Западе и США есть методика расчёта компенсации, то в России она отсутствует. Результат – практика существенно разнится в зависимости от региона. Разница в присуждённых суммах по схожим делам может различаться в сотни и даже тысячи раз. Результат рассмотрения подобного иска зависит и от судейского усмотрения, и от резонанса вокруг дела. Например, иски пострадавших от пожара в ТЦ «Зимняя вишня», общая сумма которых, как сообщал Следственный комитет, превысила 2,9 млрд руб.

«Основная тенденция в судах, на мой взгляд, это ценовое уравнивание дел и разных ситуаций, немотивированность сумм, нежелание выйти за рамки сложившейся судебной практики. Например, порой сложно понять, почему суд взыскивает за вред здоровью пешеходу, который пострадал по своей вине и грубо нарушил ПДД, сумму, практически аналогичную, что и в случае с травмой на производстве, в которой рабочий совсем не виноват», – говорит Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР, адвокат, представитель ЮО Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × .

Министр юстиции Александр Коновалов, председатель совета судей Виктор Момотов публично высказывались о недопустимости мизерных компенсаций и необходимости перемен (подробнее в материале «В клубе имени Замятнина обсудили вопросы возмещения морального вреда»). Но пока ситуация практически не изменилась.

«Высокие цифры компенсаций – от миллиона рублей – это своего рода подвиг для судьи, особенно в регионах», – признаёт Ирина Фаст.

Она приводит пример: на прошедшем недавно правоприменительном форуме на вопрос из зала про моральный вред и причину мизерных компенсаций был дан ответ, что нельзя взыскивать много, например, с больниц, поскольку это приведёт к их разорению. «Но как тогда быть с людьми, которые на всю жизнь остаются инвалидами или теряют своих близких?» – задаётся вопросом Фаст.

1. Дело из Санкт-Петербурга о врачебной ошибке, решение по которому было вынесено ещё в 2012 году, остаётся рекордным по размеру компенсации морального вреда. С больницы (Первый Санкт-Петербургский Госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова) взыскали 15 млн руб. за врачебную ошибку при принятии родов, которая привела к смерти ребёнка и причинению вреда здоровью матери.

2. Компенсация в размере 5 млн руб. была назначена многодетному отцу, жена которого скончалась в результате ошибки анестезиолога при проведении кесарева сечения. Ответчиком по делу стал Родильный дом № 6 им. В. Ф. Снегирева в Санкт-Петербурге.

3. В 1,3 млн руб. суд оценил то, что в Сахалинской областной больнице пациентке удалили здоровую почку. Экспертиза показала, что женщине без достаточных оснований сделали операцию, в ходе которой повредили здоровый орган, который пришлось удалить. Медучреждение обжаловало решение первой инстанции о компенсации в Сахалинском областном суде, но безрезультатно.

4. Апелляционная инстанция изменила решение по делу парализованной на Олимпиаде в Сочи фристайлистки Марии Комиссаровой, проходившей реабилитацию в клинике доктора Евгения Блюма. Девушка потратила на лечение 51 млн руб., но не получила обещанного восстановления и подала в суд. Первая инстанция решила, что достаточной компенсацией для неё будут 40 000 руб. Но в апелляции решили, что справедливая компенсация – 2 млн руб. Также Санкт-Петербургский городской суд оштрафовал клинику на 1 млн руб., но отказал в возвращении потраченных на лечение денег.

5. Показательным является одно из недавних дел, рассмотренных Верховным судом: ВС указал, что если пострадал ребёнок, то компенсацию снижать нельзя, даже если он сам был виноват в произошедшем (подробнее в материале «ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда»). Определение можно отнести к числу знаковых, поскольку однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Ранее практика складывалась иначе, что приводило к снижению ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

На сегодня комиссия АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда разработала первые предложения по методике определения размера компенсаций морального вреда, в основу которой легли требования национального законодательства и зарубежный опыт.

«Мы предлагаем установить базовый размер компенсации для самого тяжёлого, как это признаётся во всех юрисдикциях, случая – для «тетраплегии». Это парализация всех конечностей с сохранением мозговой деятельности, а далее уже к этому размеру применять коэффициенты, учитывающие степень повреждений, вину, обстоятельства случившегося и индивидуальные особенности потерпевшего», – рассказывает Фаст. Для проверки адекватности и разумности предлагаемой методики проводятся опросы как среди населения в целом, так и среди представителей юридического сообщества.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pravo.ru/story/216353/

Решение отказ в компенсации морального вреда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here