Развитие теории судебной экспертизы

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: развитие теории судебной экспертизы. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Актуальные вопросы судебных экспертиз ( Коллектив авторов, 2017)

В Сборнике представлены научные статьи ведущих ученых в области криминалистики и судебной экспертизы, в которых освещаются проблемы теории и практики использования специальных знаний в судопроизводстве, анализируются актуальные проблемы правового регулирования судебно-экспертной деятельности, проблемы производства и оценки новых видов судебных экспертиз. Основой сборника стали выступления участников «круглых столов», организованных РГУП (11 декабря 2013 г., 15 октября 2014 г., 2 декабря 2015 г.). Предназначен для практических работников, может быть полезен преподавателям, аспирантам, магистрантам юридических вузов.

Оглавление

  • Предисловие
  • Судебно-экспертная деятельность: проблемы современного этапа развития
  • О структуре общей теории судебной экспертизы
  • Нужна ли «внесудебная экспертиза»?
  • Факторы, влияющие на изменение подписи, и их значение в процессе идентификации

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Актуальные вопросы судебных экспертиз ( Коллектив авторов, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

О структуре общей теории судебной экспертизы

Аверьянова Т. В. профессор кафедры судебных экспертиз и криминалистики РГУП, д-р юрид. наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Проблемные вопросы судебной экспертизы не раз были предметом обсуждения на различных конференциях, семинарах, круглых столах, на страницах специальной литературы [4] , однако все проблемы, как известно, решить невозможно. Это закономерно и диалектически объяснимо – развитие научного познания в теории и практике экспертных исследований влечет решение возникающих как общетеоретических проблем, так и проблем практического экспертного познания. Одни проблемные вопросы решаются достаточно быстро, решение других затягивается на годы (а иногда и на столетия) и на пути к своему разрешению сопровождаются бурными дискуссиями.

В последние годы намечается устойчивая тенденция переименовать общую теорию судебной экспертизы в экспертологию, добавив в ее структуру вопросы, не имеющие, на наш взгляд, к ней никакого отношения [5] . Причем аргументы, звучащие в пользу термина «экспертология», не только не раскрывают сущности данного понятия и действующей научной парадигмы, в которой происходит научный поиск, но и не обогащают смыслом данный термин, не вносят ясности, почему устоявшееся название «общая теория судебной экспертизы» необходимо заменить на менее удачное, на наш взгляд, – «экспертология», даже если в концепцию данной науки внесены те или иные изменения и дополнения. Подобное отношение к терминам и понятиям, призванным отражать научные исследования и их теоретическое осмысление, может привести (и, к сожалению, уже приводит) к засорению языка науки и к некоторой путанице, что имеет место в ряде научных публикаций [6] .

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Попробуем разобраться с этими вопросами, анализируя одну из работ профессора Е. Р. Россинской [7] , в которой аккумулированы взгляды различных ученых на содержание данного термина и понятия.

В 1992 г. нами было предложено определение общей теории судебной экспертизы [8] . Анализируя его, профессор Е. Р. Россинская пишет: «Это определение сыграло огромную роль в период становления теории судебной экспертизы. Но, формулируя это определение, Т. В. Аверьянова, как указывала она сама, исходила из праксиологического подхода, подчеркивая, что разрабатывалась теория не науки, а сугубо практической деятельности. Напомним, что общая теория судебной экспертизы формировалась… не как наука, а как междисциплинарная теория. На этом основании критиковалось наименование науки «судебная экспертология», хотя далеко не все ученые придерживались этой точки зрения» [9] .

Не будем отрицать, что общая теория судебной экспертизы действительно является междисциплинарной теорией. Именно междисциплинарный характер составляет специфику общих теорий, является критерием их выделения. Более того, междисциплинарный характер общей теории судебной экспертизы позволяет отнести ее к теории более высокого уровня – метатеории, являющейся не просто синтезом ее оснований, а качественно новым знанием, обладающим своеобразной структурой со специфическими связями элементов этой структуры. Другими словами, общая теория судебной экспертизы, являясь междисциплинарной теорией, в то же время обладает всеми необходимыми качествами для отнесения ее к полноценной науке.

Известно, что диалектический ход развития любой науки (а мы определили общую теорию судебной экспертизы именно как науку), связь судебной экспертизы с диалектической логикой, влияние процессов интеграции наук и т. д., и т. п. не исключают возможности пересмотра некоторых, казалось бы, устоявшихся на данный период ее развития положений, лежащих в основе ее фундамента, и с очевидностью свидетельствуют о бесконечности этого процесса. Это вполне естественно и закономерно. Однако позиция профессора Е. Р. Россинской, утверждающей, что такое переосмысление «поднимет ее (общую теорию. – Т. А.) до уровня полноценной науки, для которой тесны рамки праксеологии», не выдерживает критики. Подобное утверждение сводит «на нет» все предшествующие научные изыскания, благодаря которым и была сформирована общая теория судебной экспертизы как самостоятельная область научного знания. Исходя из утверждения профессора Е. Р. Россинской, можно утверждать, что полноценной науки судебной экспертизы пока еще нет, но она может быть сформирована лишь за рамками праксеологии.

Но вот парадокс: именно праксеология лежит в основе определения предмета экспертологии, предложенного профессором Е. Р. Россинской, под которым она понимает «теоретические, правовые и организационные закономерности осуществления судебно-экспертной деятельности в целом (курсив наш. – Т. А.); закономерности возникновения, формирования и развития классов, родов и видов судебных экспертиз и их частных теорий на основе единой методологии, унифицированного понятийного аппарата и с учетом постоянного обновления и видоизменения судебно-экспертных знаний и разрабатываемые на основе познания этих закономерностей единые для всех видов судопроизводства унифицированные экспертные технологии, стандарты экспертных компетенций и сертифицированных экспертных лабораторий, единое правовое и организационное обеспечение судебно-экспертной дея тельности» [10] .

Во-первых, в основе ранее предложенного нами определения предмета общей теории судебной экспертизы также лежат закономерности судебно-экспертной деятельности в целом [11] . Во-вторых, закономерности, указанные в определении профессора Е. Р. Россинской, на поверку являются закономерностями именно практической экспертной деятельности. Наконец, в-третьих, развитие общей теории судебной экспертизы теснейшим образом связано с обоснованием тех процессов, которые происходят в практической экспертной деятельности.

Читайте так же:  Форма направления на психиатрическое освидетельствование работника

Сказанное обусловливает необходимость глубокого осмысления как отдельных процессов и явлений судебно-экспертной практики, так и развития общей теории судебной экспертизы в целом на основе не только мировоззренческих, но и, в первую очередь, праксеологических принципов, вырабатываемых праксеологией, призванной рассматривать наиболее эффективные способы деятельности (включая мыслительную) с точки зрения их практических свойств, т. е. в смысле их эффективности (целесообразности) [12] .

Итак, по логике профессора Е. Р. Россинской следует, во-первых, что унификация законодательства о судебно-экспертной деятельности – это насущная проблема сегодняшнего дня, во-вторых, что разработка теоретических основ правового регулирования судебно-экспертной деятельности – это прерогатива судебной экспертологии, а процессуальные аспекты – это область процессуального права. Наконец, в-третьих, что все обозначенные профессором Е. Р. Россинской закономерности судебно-экспертной деятельности характерны только для теории (науки) судебной экспертологии (!?).

Заметим, что, по крайней мере, некорректно рядом с термином «правовой» использовать и термин «процессуальный» как разные понятия, ибо термином «процессуальный» обозначается понятие «правовой». Само же понятие «правовой» используется для обозначения материального права и процессуального права, например, уголовное право (это материальное уголовное право) и уголовно-процессуальное право (это процессуальное уголовное право).

И в то же время непонятно, что имеет в виду профессор Е. Р. Россинская под «правовым регулированием», а что под «процессуальным правом». Представляется, что здесь идет некоторая подмена понятий. Из теории права известно, что предметом правового регулирования являются общественные отношения, на которые направлены регулирующие воздействия той или иной правовой нормы, а совокупность общественных отношений, регулируемых правовыми нормами, образует сферу правового регулирования. Если перенести это на почву судебно-экспертной деятельности, то можно предположить, что речь идет о правоотношениях, возникающих между субъектами в процессе назначения и производства судебной экспертизы, а также в процессе привлечения эксперта в качестве специалиста для участия в проведении отдельных следственных действий (например, в качестве консультанта) и в суде. Но и эти правоотношения регулируются процессуальным законодательством и не должны регулироваться ведомственными приказами и инструкциями, поскольку процессуально-правовые отношения подлежат регулированию исключительно процессуальным правом (ст. 1 УПК РФ и подобные статьи ГПК РФ, АПК РФ).

Процессуальное право – это часть правовой системы, совокупность норм, регулирующих отношения, возникающие в досудебном и судебном уголовном процессе, при подготовке к рассмотрению дела и в ходе рассмотрения дела в порядке гражданского, арбитражного, конституционного, административного судопроизводства.

Профессор Е. Р. Россинская абсолютно права, утверждая, что «единство интегрированной природы всех родов и видов судебных экспертиз независимо от вида процесса (а точнее, независимо от формы судопроизводства или независимо от формы процесса. – Т. А.) диктует единство процессуальных форм использования специальных знаний, а не только судебных экспертиз» [16] . Конечно, целесообразно чтобы законодатель Российской Федерации оптимально урегулировал процессуальную форму судебной экспертизы в каждой из четырех сфер судопроизводства с привлечением ученых специалистов в области судебной экспертизы. Но это прерогатива законодателя (!), а не судебного эксперта, о чем говорит и сам автор. Однако ее утверждение о том, что только «в рамках экспертологии возможна разработка единых подходов к получению доказательственной информации с использованием специальных знаний», вызывает недоумение.

Во-первых, такие доказательства, как заключение (показание) эксперта, заключение (показание) специалиста, – это лишь одни из форм доказательственной информации, и в строго процессуальном смысле эта информация появляется в деле лишь в результате решения ряда предусмотренных законом задач доказывания. Например, в ст. 86 ГПК РФ говорится, что заключение эксперта не обязательно для суда, но несогласие с ним должно быть мотивировано в решении или определении. Другими словами, получение доказательственной информации – это чисто процессуальный вопрос.

Во-вторых, непонятно, почему разработка единых подходов получения доказательственной информации с использованием специальных знаний возможна лишь в рамках экспертологии? Аргументы, которые приводит автор в доказательство своего вывода, весьма уязвимы и вовсе не дают основания для него. Кстати сказать, профессора Ю. Г. Корухов, И. А. Алиев, К. Н. Шакиров тоже включали в структуру своих концепций правовые и организационные проблемы, однако от этого не изменилось название науки – общей теории судебной экспертизы.

Что касается организационного обеспечения судебно-экспертной деятельности, то оно, как было отмечено выше, также регулируется законами и подзаконными правовыми актами, среди которых процессуально-правовые акты и, в большинстве случаев, административно-правовые акты, регулирующие порядок подготовки и осуществления экспертных исследований, техническое и технологическое производство экспертиз и исследований, сроки их производства и т. п.

Попутно заметим, что в предложенной нами концепции общей теории судебной экспертизы эти вопросы предусматривалось рассмотреть в учении о судебной экспертизе как разновидности практической деятельности, где организационным проблемам экспертной деятельности, решаемым с привлечением положений нау ки управления и ее раздела – научной организации труда эксперта, отведено основное место. Но, включая в данное учение вопросы рассмотрения организационных проблем судебно-экспертной деятельности, мы четко отграничили управленческую составляющую (организация системы и структуры экспертных учреждений) от организации деятельности судебного эксперта, отдавая предпочтение последней.

Подводя итог сказанному, отметим следующее.

Включение в структуру концепции правовых и организационных проблем не является достаточным аргументом для переименования общей теории судебной экспертизы в экспертологию, тем более, что организационные закономерности, обозначенные Е. Р. Россинской в определении предмета экспертологии, относятся к компетенции такой науки, как наука управления, ее разделу – научной организации труда эксперта, а правовые – это сфера исследования процессуально-правовых наук.

Рассмотрение судебной экспертизы как процессуального института, процедур ее проведения на разных стадиях судопроизводства в уголовном, гражданском, арбитражном, административном судопроизводствах не может быть предметом общей теории судебной экспертизы, да и вообще не является предметом теории, а есть не что иное, как изложение нормативного материала, хотя бы даже с комментариями.

Закономерности формирования и развития отдельных родов и видов судебных экспертиз, входящие в предмет экспертологии, – это предмет не общей, а частных теорий экспертизы. Здесь скорее следовало бы говорить о закономерностях, обусловливающих общность основ объединения отдельных видов судебных экспертиз в единую систему.

Читайте так же:  Посмертная комплексная судебная психолого психиатрическая экспертиза

В определение предмета науки не следует включать группу закономерностей, касающихся «постоянного обновления и видоизменения судебно-экспертных знаний». Это закономерности функционирования экспертной деятельности, а не самой экспертной деятельности.

Есть и другие проблемы в судебной экспертизе, но ограниченный объем статьи не позволяет здесь на них остановиться.


Источник: http://kartaslov.ru/%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%9A%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%B2_%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2_%D0%90%D0%BA%D1%82%D1%83%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%8B_%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B7/3

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ТЕОРИИ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Этапы формирования общей теории судебных экспертиз

Первый этап. Идеи о формировании новой отрасли научного знания, предметом которой являлся бы институт экспертизы в уголовном и гражданском судопроизводстве, начали обсуждаться среди ученых и практикующих юристов более 50 лет назад. Началом дискуссий послужило мнение ряда судебных медиков о необходимости расчленения криминалистики и передачи криминалистической экспертизы медикам, биологам, химикам, физикам и другим представителям технических и естественных наук, которые в силу своей подготовки, в отличие от юристов, якобы лучше смогут производить исследование вещественных доказательств [1] . Эта позиция была подвергнута резкой критике А. И. Винбергом [2] , поскольку фактически проповедовала разделение криминалистики на «науку для экспертов» и «науку для следователей». Доказав единство криминалистической техники как раздела криминалистической науки, он обосновал существование в криминалистике общей теории криминалистической экспертизы, основываясь на уже имевшейся в то время обширной литературе по вопросам, как имеющим общее значение для всех видов криминалистической экспертизы (работы С. М. Потапова, А. И. Винберга, Н. В. Терзиева, В. Я. Колдина и др.), так и относящимся к формированию научных основ ее отдельных видов (работы Б. И. Шевченко,

Б. М. Комаринца, С. И. Тихенко, В. П. Колмакова, А. А. Елисеева, Е. У. Зицера, Н. М. Зюскина и др.). Были сформулированы общие принципы криминалистической экспертизы, определены и проанализированы стадии процесса криминалистического экспертного исследования, его гносеологические и логические основы, охарактеризованы объекты и методы криминалистической экспертизы, ее значение в доказывании. Детально, на уровне науки того времени были разработаны методики экспертных исследований [3] . Но поскольку теоретические начала отдельных видов криминалистических экспертиз вошли в соответствующие отрасли криминалистической техники, сторонники единой теории криминалистической экспертизы продолжили дискуссию.

Концепция самостоятельного, независимого от криминалистики, существования советской науки криминалистической экспертизы, имеющей свой предмет, метод и систему, была разработана А. Р. Шляховым [4] и нашла как противников (С. П. Митричев, Б. М. Комаринец), так и сторонников (А. В. Дулов). А. Р. Шляхов в последующем продолжал развивать идею создания науки криминалистической экспертизы. Он расширял ее границы, включая в ее содержание уже не только методы исследования, но и методы обнаружения и фиксации доказательств [5] . Фактически его предложение сводилось к исключению из криминалистики значительной ее части, связанной с обнаружением и фиксацией доказательств.

В содержание науки криминалистической экспертизы [6] , помимо характеристики ее предмета и метода, включалось все то, что ранее было разработано и описано криминалистами (С. М. Потаповым, А. И. Винбергом, Н. В. Терзиевым и др.) в качестве теоретических основ криминалистической экспертизы как разновидности практической деятельности, т. е. наука криминалистической экспертизы декларировалась достаточно формально. С точки зрения содержания ее появление не давало ничего нового ни для теории, ни для практики борьбы с преступностью в целом. Фактически общее мнение большинства криминалистов того времени выразил С. П. Митричев, указав, что «криминалистическая экспертиза в составе науки криминалистики имеет все возможности для своего дальнейшего развития. Самостоятельное организационное оформление учреждений судебной экспертизы, большая научно-исследовательская работа по совершенствованию методов экспертных исследований еще не дают оснований для вывода о том, что возникла новая наука — криминалистическая экспертиза. » [7] .

Несогласие подавляющего большинства криминалистов с идеей создания науки криминалистической экспертизы было столь очевидным, а аргументы ее противников столь обоснованны, что от нее отступился и сам А. Р. Шляхов. В 1969 г. он уже снова писал о том, что теоретическую основу криминалистической экспертизы составляют криминалистическая техника и криминалистика в целом, что общие положения методики экспертно-криминалистических исследований следует отнести к общей части криминалистической техники [8] . Первая попытка воплощения идеи об отдельной науке, посвященной проблемам судебной экспертизы, не дала результатов, поскольку касалась исключительно криминалистических экспертиз и была явно преждевременной и не была востребована экспертной практикой. Уже через несколько лет эта идея в новом воплощении получила дальнейшее развитие.

Второй этап. Конец 60-х — 70-е гг. XX в. ознаменовались новым этапом научно-технической революции, следствием которой была интеграция в сферу судебно-экспертной деятельности достижений естественных и технических наук, использованием при исследовании вещественных доказательств все более сложных инструментальных методов, а следовательно, бурным развитием некриминалистических экспертиз. По мере развития института судебных экспертиз, существенного расширения его возможностей становилось очевидным, что судебная экспертиза как вид специфической деятельности может быть в силу своего междисциплинарного характера объектом самостоятельного научного знания. Эти процессы послужили предпосылками реанимации идеи о единой экспертной науке.

В 1973 г. А. И. Винберг и Н. Т. Малаховская выступили с предложением о формировании судебной экспертологии как науки «о законах и методологии формирования и развития судебных экспертиз, закономерностях исследования их объектов, осуществляемых на основе специальных познаний, привносимых из базовых (материнских) наук и трансформированных через сравнительное судебное экспертоведение в систему научных приемов, методов, средств и методик решения задач судебных экспертиз, проводимых в границах правовой регламентации и в тех организационных формах, которые обеспечивают доказательственное по делу значение заключений судебных экспертов в уголовном и гражданском судопроизводстве». Главная роль в системе экспертологии отводилась именно сравнительному судебному экспертоведению, под которым указанные авторы подразумевали «раздел судебной экспертологии, занимающийся сравнительным изучением различных судебных экспертиз для установления присущих им общих принципов, структурных связей и отношений, общности их происхождения. » [9] .

Судебная экспертология состояла из двух частей. Первая часть — общетеоретическая — включала предмет науки, ее законы, методологию, место в системе научного знания, научные основы сравнительного судебного экспертоведения и его функции, учение о свойствах и признаках объектов сравнения; задачи судебных экспертиз; правовые и организационные основы судебной экспертологии; характеристику эксперта как субъекта познания и его деятельности и др. Вторая часть была посвящена видам и сущности предметных судебных экспертиз как элементов целостной системы судебной экспертологии.

Читайте так же:  Основания возвращения искового заявления

Завершенное оформление идеи А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской получили в учебном пособии «Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз)» [10] , издание которого стало событием в развитии представлений о теории судебной экспертизы. Фактически эта книга представляла собой монографическое издание, где в системе судебной экспертологии ими обозначались четыре уровня знаний: фундаментальные базовые (материнские) науки; предметные судебные науки; отрасли предметных судебных наук; практическая деятельность — судебные экспертизы. Заметим, что во многих случаях термины «общая теория судебной экспертологии» и «общая теория судебной экспертизы» употреблялись авторами в качестве взаимозаменяемых синонимов.

Однако концепция А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской была воспринята неоднозначно. Так, А. А. Эйсман, соглашаясь в принципе с необходимостью формирования судебной экспертологии, полагал, что в ее общей части следует рассматривать классификацию родов и видов экспертиз, задачи экспертной практики, функции экспертных учреждений, их организационную структуру, систематику методов экспертного исследования, учение о логической структуре вывода эксперта, учение или теорию оценки экспертом обнаруженных в ходе исследования данных, общие начала экспертных методик. Но на данном этапе развития он рассматривал экспертологию как часть криминалистики [11] .

Критике подверглись и положения концепции А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской, касающиеся предметных судебных наук, поскольку в структуре экспертологии следовало учитывать реально существующие предметные науки [12] .

Дальнейшее развитие общей теории судебной экспертизы подтвердило нашу точку зрения о том, что создание предметных судебных наук — это скорее исключение из общего правила. Судебная физика, судебная химия и другие судебные науки так и не были созданы.

Несмотря на дискуссионность концепции, книга А. И. Вин- берга и Н. Т. Малаховской решила на тот период главную задачу — продемонстрировала право на самостоятельность области научного знания, изучающей, обобщающей и систематизирующей проблемы судебной экспертизы. Вышеуказанная работа дала новый мощный импульс для исследований в области общей теории судебной экспертизы, но пока был сделан лишь первый шаг.

В последующие годы общая теория судебной экспертизы развивалась в двух направлениях. Первым из них следует признать разработку концептуальных основ этой теории, составляющих ее учений, таких как, например, учение о методах судебно-экспертных исследований или учение об экспертной профилактике; вторым — разработку теорий, имеющих методологическое значение для концепции судебной экспертизы. Это работы В. Я. Колдина, М. Я. Сегая, В. С. Митричева и др. по теории криминалистической идентификации; Ю. Г. Корухова, В. А. Снеткова, В. Ф. Орловой — по теории криминалистической диагностики; ряд работ Ю. К. Орлова, Л. Г. Эджубова и др. [13]

Таким образом, на этом этапе развития начали закладываться основы общей теории судебной экспертизы как отражение заметного усиления процесса интеграции научного знания.

Третий (современный) этап. Конец 80-х — начало 90-х гг. прошлого века ознаменовались большим числом работ по проблематике общей теории судебной экспертизы. Здесь следует отметить работы Ю. Г. Корухова, давшего схематически концепцию данной теории [14] ; Р. С. Белкина, И. А. Алиева и Т. В. Аверьяновой [15] , где каждый из авторов определил требования, которым должна удовлетворять общая теория судебной экспертизы и предложил свою структуру этой теории; Т. В. Аверьяновой, где также были изложены взгляды автора на методологию общей теории судебной экспертизы [16] ; Е. Р. Российской, разработавшей концепцию неразрушающих методов экспертного исследования [17] ; С. Ф. Бычковой [18] и др.

Видео (кликните для воспроизведения).

За последнее десятилетие XX в. и первые годы XXI в. в России и в странах — членах СНГ было опубликовано множество работ, посвященных общей теории судебной экспертизы. Несмотря на различные названия этой междисциплинарной теории (общая теория судебной экспертизы — в России, наука о судебной экспертизе — в Республике Казахстан, экспертоло- гия — в Украине), в настоящее время большинство ученых уже не сомневается в существовании новой науки, ее необходимости, хотя дискуссии о соотношении этой науки и криминалистики все еще не утихают, и до сих пор некоторые ученые продолжают считать ее частью криминалистики [19] . Но основы общей теории судебной экспертизы сформированы, разработаны ее предмет, объекты, задачи, структура, методология, намечены перспективы развития.

Источник: http://studref.com/439489/pravo/kontseptualnye_osnovy_teorii_sudebnoy_ekspertizy

Понятие общей теории судебных экспертиз, ее система, изучаемые закономерности

Многочисленные труды ученых по проблемам судебной экспертизы позволили выявить основополагающую закономерность, на которой базируется общая теория судебной экспертизы: при всех различиях судебных экспертиз имеется ряд общих позиций, которые выражаются в предназначении, теоретическом обосновании, систематизации целей и задач, источниках возникновения, стадиях развития, функционировании, нормативном регулировании, организации всех судебных экспертиз, независимо от их родов и видов, и т. д.

В конце XX — начале XXI в. сложились объективные предпосылки, способствовавшие формированию и развитию общей теории судебной экспертизы, а именно:

накоплен большой эмпирический материал в отдельных родах (видах) экспертиз, и на этой основе создан ряд частных теорий этих экспертиз;

разработаны методологические, правовые и организационные основы для различных родов судебных экспертиз, вычленено то общее, что должно быть свойственно любому роду экспертизы, в том числе и вновь создаваемым;

имеются многочисленные теоретические и прикладные работы по общим и отдельным проблемам судебной экспертизы и судебно-экспертной деятельности (монографии, статьи, учебная и методическая литература);

разработаны и систематизированы методы и методики экспертного исследования;

создана развитая система государственных судебно-экспертных учреждений в различных ведомствах страны, координирующих свою практическую и научную деятельность, а также негосударственных экспертных учреждений.

Указанные предпосылки позволили проанализировать то общее, что объединяет судебные экспертизы всех родов и видов, поднять это общее до уровня междисциплинарной теории, выявить закономерности, изучаемые этой теорией в целях выработки единых независимо от рода или вида экспертиз представлений о предмете экспертизы, ее объектах, задачах, методах и методиках, экспертных технологиях, а также единых подходов к понятиям «специальные знания», «экспертная компетенция» и проч.

Читайте так же:  Двойная переуступка права требования

Создание общей теории судебной экспертизы позволяет разработать единые для всех родов и видов экспертиз принципы независимо от того, на какой ступени развития находится данная экспертиза; выявить общие закономерности, способствующие формированию и развитию частных экспертных теорий, ускорению формирования и развития новых родов и видов экспертиз за счет экспертного прогнозирования и учета ошибок эмпирического поиска.

Основным объектом общей теории судебной экспертизы является сама судебно-экспертная деятельность, рассматриваемая как некая единая система.

Наиболее обоснованным представляется следующее определение общей теории судебной экспертизы.

Общая теория судебной экспертизы — это система мировоззренческих и праксеологических принципов как самой теории, так и ее объекта — экспертной деятельности, частных теоретических построений в этой области научного знания, методов развития теории и осуществления экспертных исследований, процессов и отношений, т. е. комплексное научное отражение судебно-экспертной деятельности

Праксеология (от греч. praxis — действие) представляет собой философскую концепцию оптимизации деятельности и охватывает три группы проблем: во-первых, аналитическое описание, характеристику, классификацию и систематизацию практических действий; во-вторых, изучение условий и законов, определяющих эффективность действий; в-третьих, изучение генезиса и развития различных видов деятельности, путей их совершенствования и регресса, движимых силой традиции и изобретательностью [1] [2] . Впервые праксеологический подход к определению предмета общей теории судебной экспертизы был применен Т. В. Аверьяновой в 1992 г. и далее использован ею при подготовке Курса общей теории судебной экспертизы [3] .

Исходя из приведенного определения современная система общей теории судебной экспертизы включает [4] :

концептуальные основы этой теории (ее предмет, система, функции и др.);

учение о судебной экспертизе как разновидности практической деятельности (общая характеристика экспертной деятельности, отличие экспертного исследования от научного, организационные проблемы экспертной деятельности и др.);

учение о закономерностях формирования и развития судебных экспертиз;

учение о предмете и задачах судебной экспертизы;

учение об объектах судебной экспертизы, их свойствах и признаках;

учение о субъекте экспертной деятельности;

теории экспертной идентификации и диагностики;

учение о методах общей теории судебной экспертизы и экспертного исследования;

учение о средствах и формах коммуникативной деятельности (понятийный аппарат и язык эксперта, его формализация, проблемы информационного обеспечения и движения информации);

учение о заключении судебной экспертизы в системе средств процессуального познания (форма и содержание заключения эксперта и особенности его оценки как доказательства по делу);

теорию экспертного прогнозирования (прогнозирование путей развития самой общей теории судебной экспертизы, частных экспертных теорий, практической экспертной деятельности);

частные теории отдельных родов и видов судебных экспертиз (понятие частной экспертной теории, ее предмет, задачи, объекты, методология).

К изучаемым общей теорией судебной экспертизы закономерностям относят следующие.

1. Закономерность получения достоверного нового знания на базе уже известного. Причем особенностью экспертного исследования является, как правило, ограниченный объем представляемой исходной информации об отраженном событии, к тому же информации уникальной, неповторимой, незаменимой и, что самое главное, невосполнимой.

Проиллюстрируем это примером. В автотехнической экспертизе при решении вопроса о механизме дорожно-транспортного происшествия (ДТП) эксперт вынужден, как правило, руководствоваться данными, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия, и теми объектами, которые были собраны при осмотре. Однако сам осмотр в силу объективных причин (например, необходимость восстановления движения автотранспорта на городской магистрали) производится в сжатые сроки. При этом далеко не всегда в осмотре участвует специалист-автотехник. Поэтому часть весьма ценной информации безвозвратно утрачивается, далеко не все объекты, могущие быть предоставленными в распоряжение эксперта, изымаются. Запрос эксперта о предоставлении недостающих материалов остается без удовлетворения, а экспертный осмотр места ДТП оказывается бесполезен, поскольку все следы происшествия к моменту производства экспертизы ликвидированы.

2. Закономерность возникновения новых родов (видов) экспертиз, экспертных методов и методик в процессе интеграции и дифференциации научного знания.

Закономерность интеграции научных знаний проявляется как необходимость комплексного использования при решении экспертных задач методов различных наук и отраслей знания, что, как правило, обусловливается также комплексной природой объектов. Так, в процессе судебной фоноскопической экспертизы необходимо использовать комплекс знаний из физики, акустики, электроники, лингвистики, психологии, криминалистики и других наук.

Закономерность дифференциации научных знаний проявляется в разделении судебных экспертиз на роды, виды и подвиды в зависимости от объектов и решаемых задач, обособлении отдельных видов и подвидов экспертиз, а также самих специальных знаний по областям, определяющим экспертную специализацию и границы компетенции. Рельефно закономерность дифференциации знаний можно проиллюстрировать на примере судебной компьютерно-технической экспертизы, которая на первоначальном этапе своего развития включала два вида [5] , а в настоящее время включает четыре вида, каждый из которых подразделяется на подвиды [6] .

  • 3. Закономерность постоянного качественного и количественного видоизменения знаний, определяющих компетенцию рода (вида) экспертизы, а также необходимость обеспечения компетентности эксперта, а в масштабах всей системы — судебной экспертизы.
  • 4. Закономерности иных наук: естественных, технических, гуманитарных, которые в то же время являются и закономерностями общей теории судебной экспертизы. Такие закономерности еще называют «пограничными». Это изучаемые криминалистикой закономерности механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, закономерности собирания и исследования доказательств. Из этих закономерностей для каждого рода экспертизы можно вывести закономерности информационно-отражательного процесса применительно к объектам исследования данной экспертизы, например изучаемые трасологией закономерности следо- образования, используемые в трасологической, баллистической и других экспертизах. Естественно, что далеко не все закономерности базовых наук следует включать механически в общую теорию судебной экспертизы. К пограничным закономерностям относятся только те, которые отличаются большой степенью общности, т. е. могут быть экстраполированы на несколько родов экспертиз.
  • 5. Закономерности судебно-экспертной деятельности:

закономерности информатизации и компьютеризации судебной экспертизы, включающие закономерности активного использования информационных технологий (процессов, методов поиска, сбора, хранения, обработки, представления, распространения информации); создания и совершенствования информационных систем (совокупностей содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий и технических средств); развития информационно-телекоммуникационных сетей, предназначенных для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники [7] ;

закономерности функционирования различных видов экспертиз на единой методологической основе: наличие специальных знаний, использование логико-формального и логико-диалектического аппаратов, применение методов, обеспечивающих достоверность заключения, их апробация и внедрение в экспертную практику ит. п.;

Читайте так же:  Написать жалобу в коллегию адвокатов

закономерности объективизации, унификации и формализации экспертного заключения, представления; выявленной экспертом информации в форме, понятной для адресата доказывания (следователя, прокурора, судьи, иного участника процесса). Если любая другая наука, говоря на своем языке, гарантирует его понимание представителями только данной науки, то в теории судебной экспертизы дело обстоит иначе: результаты экспертных исследований, облекаемые в словесную форму, должны быть общепонятны;

закономерности выявления при производстве судебных экспертиз и по результатам обобщения экспертной практики обстоятельств, способствовавших или могущих способствовать совершению преступлений, а также разработки на этой основе рекомендаций по устранению данных обстоятельств. Эти закономерности, вытекающие из смысла и содержания экспертной деятельности, обеспечивают выполнение профилактической функции судебной экспертизы.

Источник: http://studref.com/439490/pravo/ponyatie_obschey_teorii_sudebnyh_ekspertiz_sistema_izuchaemye_zakonomernosti

История становления и развития судебной экспертизы

Несмотря на то что история судебной экспертизы в том или ином ее проявлении насчитывает не одну тысячу лет, экспертиза как процессуальное действие оформилась лишь в 60-х гг. XIX века, а первые судебно-экспертные учреждения возникли в 1912 году. Данный курс лекций познакомит с основными этапами становления и развития судебной экспертизы с древнейших времен до наших дней.

Микляева
Ольга
Васильевна

Курс состоит из шести лекций и посвящен таким аспектам, как:
• специальные знания и их использование в процессе судопроизводства;
• определение судебной экспертизы и специфических признаков;
• истоки судебной экспертизы в древности;
• зарождение и развитие судебной экспертизы в царской России;
• зарождение дактилоскопической экспертизы;
• появление и развитие системы судебно-экспертных учреждений в России и СССР в XX веке;
• современное состояние ведомственной системы судебно-экспертных учреждений;
• истоки общей теории судебной экспертизы, ее предмет и объект.

Специальные знания и их использование в судопроизводстве

Определение и древнейшие предтечи судебной экспертизы

Истоки судебной экспертизы в России до XX века

Лектор рассказывает о том, каким образом и для решения каких вопросов привлекались сведущие лица в России в XV-XVII веках. Рассказывает об официальном признании судебной экспертизы в Воинском уставе Петра Первого 1716 года (привлечение лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавших). Описывает процесс развития судебной экспертизы в XVIII-XIX веках и появлении первых учреждений, которым предписано заниматься данным видом деятельности (Аптекарский приказ, Ивановская площадь, врачебные управы, Санкт-Петербургская Академия наук). Лектор приводит основные положения судебной реформы 1864 года как фундамента современного процесса уголовного судопроизводства: вводится понятие «экспертиза» в качестве процессуального действия, определяются случаи, в которых должны приглашаться эксперты («необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии»), круг лиц, способных выступать в качестве эксперта («врачи, фармацевты, профессоры, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность») и т. п.

Дактилоскопическая экспертиза от истоков до наших дней

Лектор описывает основные этапы зарождения и становления дактилоскопической экспертизы в Европе и приводит имена ученых, которые внесли наибольший вклад в этот процесс. Рассматривает работы Гершеля и Фулдса, конкуренцию с разработанной Бертильоном системой антропометрической идентификации, труды Гальтона, математически доказавшего крайне низкую вероятность случайного совпадения отпечатков пальцев у разных индивидуумов, вклад Локара, разработавшего общую характеристику папиллярных узоров, и т. п. Лектор приводит также и основные вехи развития данного вида судебной экспертизы в России: введение дактилоскопической регистрации преступников в 1906 году, производство первой дактилоскопической экспертизы в 1912 году и т. п. Лектор особо подчеркивает, что дактилоскопическая экспертиза, доказав свою эффективность, сохраняет свое значение и по сей день, оставаясь быстрым и не требующим больших материальных затрат методом идентификации личности по сравнению с экспертизой ДНК.

Развитие судебной экспертизы в России в XX веке и современная система государственных СЭУ

Лектор рассказывает о появлении в 10-х гг. XX века первых специализированных судебно-экспертных учреждений сначала в Санкт-Петербурге, а затем и в других крупных городах, и об уничтожении данных учреждений в результате событий 1917 года. В 1919 году в Советской России создается Кабинет судебной экспертизы при Центророзыске – учреждении-основоположнике современной системы экспертно-криминалистических центров МВД России, насчитывающей около 10 000 экспертов.
В лекции идет речь и об основных вехах развития системы СЭУ Минюста: о создании в 1944 году Центральной криминалистической лаборатории Наркомата юстиции СССР (исток СЭУ Минюста России), вызванном необходимостью в проведении судебных экспертиз в гражданском судопроизводстве; о создании в 1962 году Центрального НИИ судебной экспертизы, обусловленном необходимостью в унификации научно-методического подхода к производству судебной экспертизы в соответствующих учреждениях на территории СССР. Кроме того, описывается существующая в настоящее время в различных ведомствах система судебно-экспертных учреждений.

Общая теория судебной экспертизы: истоки и содержание

Лектор рассказывает о зарождении теории судебной экспертизы: работах К. Бальди, Г. Гросса и Э. Локара.
Ольга Васильевна Микляева, кандидат юридических наук, доцент и профессор, подробно разбирает предмет изучения общей теории судебной экспертизы, прослеживает закономерности:
1) возникновения и существования материальных носителей информации об обстоятельствах различных происшествий или предметов спора;
2) обнаружения, изъятия и исследования таких носителей;
3) использования при экспертном исследовании научных данных и методов из различных областей знания;
4) процесса формирования научных основ судебных экспертиз;
5) появления правил и понятий, разрабатываемых на основе общей теории и реализуемых в практической экспертной деятельности.
Лектор подчеркивает, что формированием теории судебной экспертизы завершился определенный этап развития судебной экспертизы в нашем обществе (в том числе на государственном уровне, принятием Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности»).
Тем не менее лектор настаивает на необходимости принятия нового федерального закона, который бы регулировал деятельность не только государственных, но и частных экспертов, ввиду участившихся случаев производства последними судебных экспертиз ненадлежащего качества.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://lfacademy.ru/course/14733

Развитие теории судебной экспертизы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here