Разумный срок моральный вред

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: разумный срок моральный вред. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный суд РФ запретил судам произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда: законодатель не предусмотрел пороги размера взыскиваемого ущерба, поэтому именно на суды ложится задача оценить все нюансы определенной ситуации, но при этом суд должен объяснить свою позицию. Если судья решил значительно снизить размер компенсации, по сравнению с требованиями истца, то он обязан привести мотивы своего решения и разъяснить почему именно назначенную сумму он считает приемлемой и разумной, подчеркивает высшая инстанция.

До высшей инстанции дошел спор жительницы столицы с Министерством внутренних дел о компенсации морального вреда, причиненного преступлением: в дежурной части одного из отдела полиции Санкт-Петербурга пьяный сотрудник уголовного розыска случайно застрелил ее сына.

Истица настаивала на взыскании 4 миллионов рублей, однако Замоскворецкий суд снизил компенсацию до 150 тысяч рублей, а Мосгорсуд это решение поддержал.

При этом суды сочли, что смерть сына безусловно причиняет заявительнице глубокие нравственные страдания. Учитывая совместное проживание истицы с сыном, наличие малолетней дочери у погибшего, являвшегося единственным родителем ребенка и опекуном которой теперь является заявительница, суд все же счел возможным определить размер компенсации в 150 тысяч рублей достаточной.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред, напоминает ВС.

Он указывает, что размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, но с учетом требований разумности и справедливости.

«При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации. не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — отмечает ВС.

Читайте так же:  Оформление загранпаспорта ребенку анкета

Поскольку закон хоть и предусматривает в качестве способа защиты компенсацию морального вреда, но устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, то именно суду необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон, указывает ВС.

«При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении», — подчеркивает высшая инстанция.

Однако в данном деле существенно снижая сумму взыскиваемого ущерба суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие принципы определения размера компенсации морального вреда.

«Так, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 150 тысяч рублей является достаточной компенсацией причиненных ей ответчиком нравственных страданий», — говорится в определении.

Также районный суд не указал, какие же конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы и послужили основанием для значительного уменьшения размера компенсации по сравнению с заявленной истицей.

Кроме того, суд не привел мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана судом в числе обстоятельств, учитываемых при определении размера компенсации. А ведь сотрудник полиции, находившийся на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, не только не был отстранен от службы, но более того — ему выдали табельное оружие, из которого он и выстрелил в сына заявительницы.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации морального вреда ничем не мотивирован, в решении не приведены доводы в обоснование размера взыскиваемого ущерба со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса РФ о законности и обоснованности решения суда, считает ВС.

В связи с чем ВС определил отменить определение Мосгорсуда и направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28609/

Ожидания и реальность: компенсация морального вреда в российских судах

Ожидания

Комиссия по вопросам определения размеров компенсации морального вреда при Ассоциации юристов России и Финансовый университет при Правительстве РФ провели социологическое исследование, посвящённое оценке россиянами размера справедливой компенсации за моральный ущерб при нанесении вреда здоровью или потере близких. В опросе приняли участие более 600 человек из 70 городов России. Оказалось, что оценка справедливого возмещения за моральный вред и страдания потерпевших изменяется от 2,55 млн до 17,11 млн руб. (в зависимости от вида и обстоятельств случая).

Средняя оценка справедливого и достаточного возмещения за моральный вред и страдания потерпевших, по мнению россиян, составляет 8,77 млн руб.

При оценке опрошенные обращали внимание на обстоятельства нанесения ущерба, поэтому разброс по размеру компенсации, в зависимости от ситуации, получился значительным. В самую большую сумму респонденты оценивают возмещение морального ущерба в случае гибели единственного ребёнка в семье – 17,11 млн руб., а также в случае тяжёлой травмы с потерей способности к передвижению – 15,63 млн руб. Размер морального ущерба в историях, не повлёкших серьёзного вреда здоровью для пострадавших, оценён в меньшие суммы.

Указанный участниками опроса размер справедливой компенсации сопоставим с компенсациями, которые присуждают в подобных ситуациях в зарубежных юрисдикциях. Так, согласно статистике, российские суды в пользу человека, навсегда лишённого возможности двигаться, взыскивают в среднем 500 000–700 000 руб., но не более €10 000. При этом в Италии компенсации доходят до €2 млн, в Германии, Англии и Франции от €300 000 до €700 000, то есть объём взысканий может различаться в 30–200 раз.

Оценка справедливой компенсации отличается у разных групп населения. Так, мужчины оценивают компенсацию в большую сумму, чем женщины. Люди старше 60 лет склонны оценивать моральный вред в меньшую сумму, чем россияне в возрасте от 18 до 50 лет (7,5 млн руб. против 8,98 млн руб. у респондентов 50–60 лет и более 9 млн у респондентов моложе 50 лет). Фрилансеры и специалисты, ведущие частную практику, а также руководители считают достаточными более высокие выплаты, чем те, кто не занимает руководящих должностей (17–20 млн руб. против 10 млн руб.). Самую скромную компенсацию считают справедливой военные и сотрудники правоохранительных органов (4,56 млн руб.), но и это значительно большая сумма, чем присуждают на практике.

Реальность

Оценки размера справедливой компенсации, данные гражданами, существенно отличаются от того, что в реальности можно получить в суде. Согласно статистике Судебного департамента ВС, средний размер компенсации морального вреда при причинении ущерба жизни и здоровью человека составил 81 707 руб. в гражданских спорах. В рамках уголовных дел суммы взыскиваются выше, но разница не очень значительная, хотя официальной статистики по этому поводу нет.

По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб., а медианное значение оказывается ещё меньше – всего 70 000 руб. При инвалидности средняя компенсация составляет чуть больше 193 000 руб. (медианное значение – 140 000 руб.).

Основная проблема в России – отсутствие единообразных ориентиров для назначения размеров компенсации морального вреда, признают эксперты. Если на Западе и США есть методика расчёта компенсации, то в России она отсутствует. Результат – практика существенно разнится в зависимости от региона. Разница в присуждённых суммах по схожим делам может различаться в сотни и даже тысячи раз. Результат рассмотрения подобного иска зависит и от судейского усмотрения, и от резонанса вокруг дела. Например, иски пострадавших от пожара в ТЦ «Зимняя вишня», общая сумма которых, как сообщал Следственный комитет, превысила 2,9 млрд руб.

«Основная тенденция в судах, на мой взгляд, это ценовое уравнивание дел и разных ситуаций, немотивированность сумм, нежелание выйти за рамки сложившейся судебной практики. Например, порой сложно понять, почему суд взыскивает за вред здоровью пешеходу, который пострадал по своей вине и грубо нарушил ПДД, сумму, практически аналогичную, что и в случае с травмой на производстве, в которой рабочий совсем не виноват», – говорит Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР, адвокат, представитель ЮО Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × .

Министр юстиции Александр Коновалов, председатель совета судей Виктор Момотов публично высказывались о недопустимости мизерных компенсаций и необходимости перемен (подробнее в материале «В клубе имени Замятнина обсудили вопросы возмещения морального вреда»). Но пока ситуация практически не изменилась.

«Высокие цифры компенсаций – от миллиона рублей – это своего рода подвиг для судьи, особенно в регионах», – признаёт Ирина Фаст.

Читайте так же:  Ответ суда на заявленное ходатайство

Она приводит пример: на прошедшем недавно правоприменительном форуме на вопрос из зала про моральный вред и причину мизерных компенсаций был дан ответ, что нельзя взыскивать много, например, с больниц, поскольку это приведёт к их разорению. «Но как тогда быть с людьми, которые на всю жизнь остаются инвалидами или теряют своих близких?» – задаётся вопросом Фаст.

1. Дело из Санкт-Петербурга о врачебной ошибке, решение по которому было вынесено ещё в 2012 году, остаётся рекордным по размеру компенсации морального вреда. С больницы (Первый Санкт-Петербургский Госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова) взыскали 15 млн руб. за врачебную ошибку при принятии родов, которая привела к смерти ребёнка и причинению вреда здоровью матери.

2. Компенсация в размере 5 млн руб. была назначена многодетному отцу, жена которого скончалась в результате ошибки анестезиолога при проведении кесарева сечения. Ответчиком по делу стал Родильный дом № 6 им. В. Ф. Снегирева в Санкт-Петербурге.

3. В 1,3 млн руб. суд оценил то, что в Сахалинской областной больнице пациентке удалили здоровую почку. Экспертиза показала, что женщине без достаточных оснований сделали операцию, в ходе которой повредили здоровый орган, который пришлось удалить. Медучреждение обжаловало решение первой инстанции о компенсации в Сахалинском областном суде, но безрезультатно.

4. Апелляционная инстанция изменила решение по делу парализованной на Олимпиаде в Сочи фристайлистки Марии Комиссаровой, проходившей реабилитацию в клинике доктора Евгения Блюма. Девушка потратила на лечение 51 млн руб., но не получила обещанного восстановления и подала в суд. Первая инстанция решила, что достаточной компенсацией для неё будут 40 000 руб. Но в апелляции решили, что справедливая компенсация – 2 млн руб. Также Санкт-Петербургский городской суд оштрафовал клинику на 1 млн руб., но отказал в возвращении потраченных на лечение денег.

5. Показательным является одно из недавних дел, рассмотренных Верховным судом: ВС указал, что если пострадал ребёнок, то компенсацию снижать нельзя, даже если он сам был виноват в произошедшем (подробнее в материале «ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда»). Определение можно отнести к числу знаковых, поскольку однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Ранее практика складывалась иначе, что приводило к снижению ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

На сегодня комиссия АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда разработала первые предложения по методике определения размера компенсаций морального вреда, в основу которой легли требования национального законодательства и зарубежный опыт.

«Мы предлагаем установить базовый размер компенсации для самого тяжёлого, как это признаётся во всех юрисдикциях, случая – для «тетраплегии». Это парализация всех конечностей с сохранением мозговой деятельности, а далее уже к этому размеру применять коэффициенты, учитывающие степень повреждений, вину, обстоятельства случившегося и индивидуальные особенности потерпевшего», – рассказывает Фаст. Для проверки адекватности и разумности предлагаемой методики проводятся опросы как среди населения в целом, так и среди представителей юридического сообщества.

Источник: http://pravo.ru/story/216353/

Присуждение юридическому лицу компенсации за моральный вред: теория и практика

Всем известно, что одним из способов защиты нарушенных прав и интересов является компенсация морального вреда. Под моральным вредом, согласно Гражданскому кодексу РФ, понимается причинение физических или нравственных страданий гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также иные случаи, предусмотренные такими законами РФ, как Закон «О защите прав потребителей», ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», ФЗ «О средствах массовой информации» и иными. В случае причинения морального вреда человеку суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Может ли компенсация за моральный вред присуждена юридическому лицу – об этом поговорим в нашей статье.

Кассационная инстанция постановила взыскать с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов РФ за счет казны Российской Федерации 70 000,00 рублей в возмещение морального вреда.

Источник: http://gazeta-status.ru/article.php?id=244

Рассмотрение иска по моральному вреду

Было отложено заседание суда по рассмотрению моего иска о взыскании морального вреда с истца, высзванного неосновательным иском, судья обосновал это тем, что он будет ждать когда другая судья по предыдущему делу вынесет решение по моему заявлению о потери времени, так как определение по апелляции, по его мнению, какое-то двоякое, то есть он поставил под сомнение решение суда, которое вступило в законную силу. И, если потеря времени будет удовлетворена, то тогда возможно и будут основания для морального вреда.

Как удовлетворение или отказ в рассмотрении моего заявления о потере времени у другого судьи могут быть связаны с отказом или удовлетворением морального вреда? Оправдан ли перенос суд. засдеания до рассмотрения заявления о потери времени, а только потом искового заявления и моральном вреде?

Вы должны быть довольны таким решением судьи. Потому что он ищет зацепку., чтобы ваш иск удовлетворить Моральный вред. Причиненный»необоснованным иском «.. как вы пишите по общему правилу не взыскивается ст.151 ГК РФ. Возможно у вас будут исключения из правил. Удачи.

Благодарю за ответ!

Да,вполне оправдано отложение рассмотрение дела о рассмотрения иска о потере времени. Так как Вы свои исковые требования о взыскании морального вреда (ст.151 ГК РФ) основываете на том деле. Поэтому от результатов того дела зависит и судьба этого. Или Вы хотите, чтобы Вам сразу отказали ввиду отсутствия оснований и недоказанности? Не думаю.

ГПК РФ Статья 169. Отложение разбирательства дела

«»1. Отложение разбирательства дела допускается в случаях, предусмотренных настоящим «Кодексом», а также в случае, если суд признает невозможным рассмотрение дела в этом судебном заседании вследствие неявки кого-либо из участников процесса, предъявления встречного иска, необходимости представления или истребования дополнительных доказательств, привлечения к участию в деле других лиц, совершения «иных» процессуальных действий, возникновения технических неполадок при использовании технических средств ведения судебного заседания, в том числе систем видеоконференц-связи. Суд может отложить разбирательство дела на срок, не превышающий шестидесяти дней, по ходатайству обеих сторон в случае принятия ими решения о проведении процедуры медиации.

1.1. Суд обязан отложить на тридцать дней разбирательство дела, связанного со спором о ребенке, в случае поступления письменного уведомления от «центрального органа», назначенного в Российской Федерации в целях обеспечения исполнения обязательств по международному договору Российской Федерации, о получении им заявления о незаконном перемещении этого ребенка в Российскую Федерацию или его удержании в Российской Федерации с приложением к уведомлению копии заявления, если ребенок не достиг возраста, по достижении которого указанный международный договор не подлежит применению в отношении этого ребенка.

(часть 1.1 введена Федеральным законом от 05.05.2014 N 126-ФЗ)

2. При отложении разбирательства дела назначается дата нового судебного заседания с учетом времени, необходимого для вызова участников процесса или истребования доказательств, о чем явившимся лицам объявляется под расписку. Неявившиеся лица и вновь привлекаемые к участию в процессе лица извещаются о времени и месте нового судебного заседания.

Читайте так же:  Что характеризует гражданскую ответственность ответ

3. Разбирательство дела после его отложения возобновляется с того момента, с которого оно было отложено. Повторное рассмотрение доказательств, исследованных до отложения разбирательства дела, не производится. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»

Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30.04.2010 N 68-ФЗ (последняя редакция)

Статья 2. Форма и размер компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок

Видео (кликните для воспроизведения).

1. Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается судом, арбитражным судом в денежной форме.

«»2. Размер компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок определяется судом, арбитражным судом исходя из требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики Европейского Суда по правам человека.

Источник: http://www.9111.ru/questions/15934620/

Предусмотренные законом случаи возмещения морального вреда, когда его наличие доказывать не нужно

В соответствии со ст. 151 ГК РФ основанием для взыскания морального вреда является причинение физических или нравственных страданий вследствие нарушения каких-либо прав.

Даже если будет доказано нарушение тех или иных прав человека, для взыскания морального вреда всё равно нужно доказывать его причинение и соответственно наличие нравственных или физических страданий.

При этом законом предусмотрены случаи, когда для взыскания морального вреда достаточно доказать нарушение только соответствующих прав.

Так, согласно ч. 2 ст. 1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, если случай возмещения морального вреда предусмотрен законом, то он будет взыскан, если истец об этом просит в иске и им доказано нарушение соответствующего имущественного права. Вопрос лишь в размере такой компенсации.

Моральная компенсация не присуждается, если моральный вред причинён до вступления в силу закона, предусматривающего право на моральную компенсацию, в том числе и в случае, когда истец испытывает нравственные или физические страдания после вступления закона в силу. Исключением являются случаи, когда виновные действия (бездействие) ответчика, явившиеся причиной морального вреда, продолжаются и после вступления в силу закона, предусматривающего право на моральную компенсацию (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

Законодательством предусмотрены следующие случаи возмещения морального вреда:

-неправомерные действия или бездействие работодателя в отношении работника (ст. 237 ТК РФ), например, задержка выплаты зарплаты (абз. 2 п. 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»);

-в случае реабилитации в рамках уголовного дела (ст. 136 УПК РФ);

-признание брака недействительным (абз. 2 ч. 4 ст. 30 СК РФ);

-неправомерные действия в области экологической экспертизы (ч. 2 ст. 34 Федерального закона от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе»);

-нарушение прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»);

-необоснованное увольнение с военной службы по контракту (ч. 2 ст. 23 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»);

-распространение в СМИ не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство (ст. 62 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации»);

-нарушение прав в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе»); ненадлежащей рекламой считается не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации (п. 4 ст. 3 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ);

-незаконное увольнение или перевод на другую работу государственного гражданского служащего (ч. 16 ст. 70 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»);

-ущерб в результате террористического акта (ч. 1 ст. 18 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»);

-разглашение информации ограниченного доступа или иное неправомерное использованием такой информации (ст. 9, ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»);

-незаконные действия (бездействие) государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица при рассмотрении обращения гражданина (ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»);

-причинение вреда ребёнку (ч. 1 ст. 23 Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»);

-невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»);

-несчастный случай на производстве или профессиональное заболевание (абз. 2 ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»); например, убийство сторожа злоумышленником вследствие нарушения работодателем правил охраны труда (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 06.08.2018 N 83-КГ 18-12);

-обработка персональных данных с нарушением (ч. 2 ст. Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных»); например, за СМС и (или) звонки с требованием вернуть несуществующий долг (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27.02.2018 № 5-КГ 17-256).

Также моральный вред можно взыскать в иных случаях:

-за оскорбление (абз. 1 п. 20 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016);

-распространение сведений о частной жизни гражданина без его согласия (абз. 2 п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»);

-причинение телесных повреждений, независимо от привлечения виновного лица к административной или уголовной ответственности (п. 5, Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018);

-нарушение курящими соседями права на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма (абз. 1 п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018);

-смерть одного из супругов в результате оказания ему некачественной, неквалифицированной медицинской помощи (абз. 1 п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17.07.2019).

Читайте так же:  Оплачивает ли работодатель повестку в суд

Госпошлина за моральный вред взыскивается по правилам требований неимущественного характера и составляет 300 рублей (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»). Соответственно размер госполшины фиксированный и не зависит от запрашиваемого размера моральной компенсации, в связи с чем в иске можно просить абсолютно любую сумму.

За нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности моральная компенсация не полагается (абз. 1 п. 1 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015).

Присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда (абз. 4 п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.03.2016 № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»).

По наследству может переходить только присужденная, но не полученная сумма морального вреда, право требования морального вреда по наследству не переходит (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2000 года, утв. Верховным Судом РФ от 28.06.2000).

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Источник: http://www.9111.ru/questions/777777777760773/

Компенсация морального вреда как способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок

Редько Е.П., судья Абаканского городского суда Республики Хакасия.

В российском законодательстве нет определения понятия «разумный срок рассмотрения дела». Поэтому в качестве такового, по мнению автора, следует рассматривать срок, установленный процессуальным законом. Процессуальный же срок можно определить как отрезок (промежуток) времени, в течение которого закон разрешает или обязывает совершить определенные действия.

Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. В приведенной норме выражен по сути один из основополагающих аспектов верховенства права — общепризнанный в цивилизованных государствах принцип судебной защиты прав и свобод каждого участника гражданского оборота, во всех его составляющих, в том числе право на справедливое судебное разбирательство, без неоправданных задержек, в разумные сроки. То есть право на судебное разбирательство в разумный срок является неотъемлемым элементом права на судебную защиту.

Конвенция, в отличие от национального законодательства, не предусматривает конкретных сроков, в течение которых должно быть рассмотрено гражданское или уголовное дело. Данная ситуация объясняется тем, что каждое судебное дело является индивидуальным и невозможно четко определить временные рамки (разумные сроки), в пределах которых должно быть осуществлено правосудие.

Европейский суд по правам человека исходит из того, что в каждом конкретном случае должны учитываться особенности и сложность дела, поведение заявителя, органов власти, а также важность затрагиваемых судебным разбирательством интересов заявителя. Так, в Постановлении от 24 марта 2005 г. по делу «Бабурин против Российской Федерации» отмечено, что разумность срока судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела и с учетом критериев, установленных прецедентной практикой Европейского суда, в частности: сложность дела, поведение заявителя и соответствующих органов власти, а также важность рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя .

Российская Федерация в соответствии с Федеральным законом от 30 марта 1998 г. «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» признала ipso facto (в силу факта) и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Таким образом, как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, решения Европейского суда по правам человека — в той части, в какой ими исходя из общепризнанных принципов и норм международного права дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и разумный срок судебного разбирательства, — являются, принимая во внимание ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений правоприменительными органами, в том числе судами, при применении соответствующих норм.

Применительно к уголовным делам важно отметить, что период, гарантируемый Конвенцией на предмет соответствия разумным срокам, охватывает стадию не только судебного, но и предварительного расследования по делу. Поэтому требование о соблюдении разумных сроков рассмотрения уголовного дела относится не только к судам, но и к государственным органам, осуществляющим предварительное расследование.

В отношении гражданских дел период, подлежащий оценке с точки зрения соблюдения разумных сроков, начинает исчисляться с момента, когда лицо обратилось с исковым заявлением в соответствующий суд (день поступления заявления в суд), а заканчивается с момента реального исполнения соответствующего судебного постановления.

Европейский суд по правам человека в Постановлении от 7 мая 2002 г. по делу «Бурдов против России» указал, что исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно рассматриваться как составляющая «судебного разбирательства» . То есть Международный суд высказал позицию, согласно которой неисполнение судебного решения означает незавершенность судебной процедуры.

Приведенные выше обстоятельства, на наш взгляд, послужили основанием для разъяснения Пленумом Верховного Суда РФ в п. 12 Постановления от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», что при исчислении указанных сроков по уголовным делам судебное разбирательство охватывает как процедуру предварительного следствия, так и непосредственно процедуру судебного разбирательства. Сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле п. 1 ст. 6 Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваются в момент исполнения судебного акта.

В связи с прецедентной практикой Европейского суда, выработанной на основе толкования и применения п. 1 ст. 6 Конвенции, а также руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, высказанными в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5, следует, что соблюдение разумных сроков судебного разбирательства в полной мере относится и к стадии досудебного производства по уголовным делам (предварительное расследование), и к процедуре исполнения судебных актов, вступивших в законную силу (исполнительное производство).

В свете изложенного возникает вопрос: что влечет за собой нарушение права на судебное разбирательство в разумный срок?

По общему правилу, предусмотренному в ст. 53 Конституции РФ, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. На этой конституционной норме основываются положения Гражданского кодекса РФ, закрепившие в п. 2 ст. 1070 ГК РФ ответственность за вред, причиненный при осуществлении правосудия, в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Читайте так же:  Неявка в суд присяжного заседателя что будет

Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 3.

Отсутствие как в Конституции РФ, так и в Гражданском кодексе РФ правовых предписаний о конкретизации вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, позволяет сделать вывод, что при осуществлении правосудия возмещению подлежит как имущественный, так и неимущественный вред.

Возмещение неимущественного вреда в рассматриваемом случае обусловлено тем, что в соответствии с Конституцией РФ право на судебную защиту принадлежит к разряду основных неотчуждаемых прав. При этом отсутствие имущественного содержания и неразрывная связь с личностью носителя данного права позволяют отнести его к личным неимущественным правам. Следовательно, нарушение этого личного неимущественного права причиняет его обладателю нравственные страдания. Причем потерпевшим может быть как гражданин, так и юридическое лицо, обладающее в силу закона личными неимущественными правами, в том числе правом на судебную защиту, следовательно, способное претерпевать неимущественный вред.

Так как право на судебное разбирательство в разумный срок является неотъемлемым элементом права на судебную защиту, то его нарушение есть нарушение самого права на судебную защиту, влекущее нравственные страдания обладателя права. Соответственно основным способом его защиты выступает компенсация морального вреда. Из этого исходит и судебная практика. В частности, Европейский суд по правам человека признает, что длительность судебного разбирательства причиняет душевные страдания, беспокойство и чувство разочарования, в связи с чем довольно широко применяет данный способ защиты. Так, в Постановлении от 21 сентября 2006 г. по делу «Угланова против Российской Федерации» об обжаловании длительности рассмотрения иска об определении наследственных прав на квартиру Европейский суд, присуждая в качестве компенсации морального вреда 2400 евро, указал, что из-за длительности судебного разбирательства заявительница испытывала душевные страдания и чувство разочарования .

Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2007. N 12.

Необходимость возмещения неимущественного вреда при нарушении разумных сроков судебного разбирательства объясняется также тем, что право на судебную защиту, выступая личным неимущественным правом, одновременно выступает гарантией всех других прав. Иначе говоря, право на судебную защиту — это не только право на обращение в суд, но и возможность восстановления нарушенного права посредством правосудия. Нарушая право на судебное разбирательство в разумный срок, суд тем самым не обеспечивает возможности получения судебной защиты нарушенного права, что также является причиной нравственных страданий лица, обратившегося за защитой.

Таким образом, необходимость защиты права на судебное разбирательство в разумный срок в случае его нарушения очевидна. Однако в Российской Федерации отсутствует соответствующий механизм возмещения вреда, причиненного нарушением этого права. И хотя Конституционный Суд РФ признал, что такие случаи подпадают под действие п. 2 ст. 1070 ГК РФ, вместе с тем порядок реализации права на взыскание имущественного и неимущественного вреда не установлен.

Кроме того, нет в российском законодательстве норм, регулирующих вопросы возмещения вреда (имущественного и неимущественного), причиненного нарушением права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов, в то время как Европейский суд по правам человека в качестве нарушения права на справедливое судебное разбирательство рассматривает и длительность неисполнения судебных решений, поскольку по смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод исполнение судебного решения — это составная часть судебного разбирательства.

В этом отношении интересно дело «Гиззатова против Российской Федерации». Так, 17 февраля 1998 г. Бирский районный суд Республики Башкортостан удовлетворил исковые требования заявительницы к муниципальному унитарному предприятию «Балтачевская райсельхозтехника» о возмещении вреда, причиненного здоровью увечьем. После вступления решения в законную силу было возбуждено исполнительное производство, которое длилось около пяти лет. Только после того, как власти Российской Федерации были уведомлены о жалобе в Страсбург, долг был окончательно выплачен. В своем Постановлении от 13 января 2005 г. Европейский суд по правам человека напомнил известное дело «Бурдов против России» и признал, что заявительница перенесла душевные страдания ввиду неисполнения властями судебного решения, вынесенного в ее пользу. Принимая во внимание размер и сущность присужденных в настоящем деле сумм, а именно компенсацию вреда, причиненного здоровью трудовым увечьем, которая была основным источником доходов заявительницы, и период бездействия властей, Суд взыскал в пользу Гиззатовой 1600 евро в качестве компенсации морального вреда .

Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2005. N 7.

См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию // Российская газета. 2008. N 230. 6 нояб.

Важным шагом в этом направлении явилось внесение Пленумом Верховного Суда РФ в Государственную Думу РФ проекта Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов» . Основной задачей названного законопроекта является создание в Российской Федерации внутригосударственного средства правовой защиты от нарушения права на судопроизводство в разумные сроки, а также права на исполнение в разумные сроки вступившего в законную силу судебного акта. В случае его принятия вопросы возмещения вреда, причиненного нарушением права на судебное разбирательство в разумный срок, будут относиться к компетенции российских судов.

Еще одной характерной особенностью проекта Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов» является предусмотренная им обязанность заявителя доказать только материальный ущерб, причиненный нарушением разумных сроков, но не моральный вред. Таким образом, в случае нарушения разумных сроков судебного разбирательства моральный вред презюмируется.

Также Пленумом Верховного Суда РФ внесен в Государственную Думу РФ законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». В случае его принятия в часть вторую Гражданского кодекса РФ будет введена специальная статья — ст. 1070.1, устанавливающая ответственность за вред, причиненный органами государства в результате нарушения разумных сроков судопроизводства и (или) разумных сроков исполнения судебных актов.

Итак, нарушение разумных сроков судопроизводства причиняет нравственные страдания лицу, обратившемуся за судебной защитой, в связи с чем компенсация морального вреда — основной способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок, поскольку возмещение неимущественного вреда позволяет сгладить нравственные страдания, причиненные не только нарушением самого этого права, но и нарушением возможности получения судебной защиты нарушенного права, для восстановления которого лицо обратилось в суд.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/40467-kompensaciya-moralnogo-vreda-sposob-zashhity-prava-sudebnoe

Разумный срок моральный вред
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here