Применение норм в суде кассационной инстанции

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: применение норм в суде кассационной инстанции. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Всё об уголовных делах

401.1 УПК кассация проверяет законность и ничего более

— п. 16 Пленума № 19 что понимается под проверкой законности в кассации

— п. 16 Пленума № 19 доводы за рамками предмета проверки не проверяются

Запрет обжалования фактических обстоятельств в стадии кассации (п. 16 Пленума № 19)

Смягчение запрета в октябре 2019г.

Изменения в октябре 2019г. запрет обжалования фактов стал мягче

Запрет оспаривания фактических обстоятельств

— ключевая особенность кассационной стадии уголовного процесса, это запрет обжалования фактических обстоятельств установленных судом первой инстанции

— под фактическими обстоятельствами понимаются обстоятельства, которые суд должен указать в мотивировочной части приговора ( ч.1 307 УПК ).

— самая первая кассационная норма 401.1 УПК сразу же расставляет «все точки над «i» — в ней прямо указано «предмет обжалования в кассации — это законность приговора».

— для сравнения можете сопоставить эту скупую норму с ее «родней» — апелляционной нормой 389.9 УПК , устанавливающей предмет обжалования для апелляции (и отличия сразу бросаются в глаза).

ч.1 7 УПК не могут применяться никакие нормы которые противоречат УПК

— во-первых: законность это правильность применения норм Уголовно-процессуального кодекса (согласно 7 УПК ).

ч.1 3 УК все аспекты уголовной ответственности, только Уголовный кодекс

— ч.1 389.18 УПК неправильное применение уголовного закона

— во-вторых: законность это правильность применения норм Уголовного кодекса ( 3 УК ).

— если в жалобе имеются доводы, оспаривающие фактические обстоятельства: эти доводы просто оставляются без проверки (п. 16 Пленума № 19).

— фрагмент из кассационной жалобы — «вопреки показаниям свидетеля N, данным им в судебном заседании, осужденный не принимал участия в покупке предметов, имитирующих оружие (в рамках подготовки к совершению преступления). Это опровергается показаниями осужденного и иными доказательствами. «.

— здесь мы видим, что заявитель оспаривает вопрос факта, который установлен судом.

— согласно п. 16 Пленума № 19 «Если же кассационные жалоба, представление содержат доводы, не относящиеся в силу закона к предмету судебного разбирательства в кассационном порядке, то в этой части суд (судья) вправе оставить их без проверки, на что указывает в определении (постановлении)».

— то есть суд просто откладывает в сторону такие доводы. В результате, это причиняет вред всем иным доводам жалобы, тратится ресурс внимания судьи.

Последствия неправильных формулировок

п.1 ч.1 401.14 УПК оставление жалобы без удовлетворения

— эта ошибка увеличивает вероятность оставления жалобы без удовлетворения (на I-й ступени кассации).

п.1 ч.2 401.10 УПК отказ в передаче кассационной жалобы на рассмотрение

— также эта ошибка увеличивает вероятность отказа в передаче жалобы (на II-й ступени кассации).

— напоминаю Вам о том, что существует возможность обойти запрет обжалования фактов. Подробнее об этой возможности можно прочитать здесь: Лазейка для обжалования фактов, нарушения при исследовании и оценке.

Изменения в октябре 2019г.

— новый Пленум Верховного суда от 25.06.2019г. N 19 (заменил ранее действовавший Пленум Верховного суда от 28.01.2014г. N 2) смягчил запрет обжалования фактических обстоятельств.

— почему произошло это смягчение ? Новый Пленум просто узаконил ранее существовавшую практику: этот запрет обжалования фактов (вопреки действовавшему Пленуму) не был абсолютен ! Суды иногда принимали доводы жалобы, посягающие на вопросы факта и соглашались с ними (подтверждается практикой). Реальные слова одного кассационного судьи «если я вижу, что защита обжалует фактические обстоятельства, НО при этом в жалобе все изложено грамотно, так, что у меня возникают реальные сомнения насчет нарушений — то я как минимум запрошу дело из первой инстанции для проверки».

— если выразить суть этого смягчения, вкратце, то это может быть озвучено так:

а) ранее действовал принцип «обжаловать факты нельзя — но если очень хочется, то можно».

б) теперь действует принцип «суд может рассмотреть вопросы факта, если захочет».

Исчезли термины «вопросы права» и «вопросы факта»

— в старом Пленуме в пункте 10 был следующий абзац » суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права). доводы кассационных жалобы если в ней оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат.»

— эта формулировка содержала прямой, категорический запрет оспаривать фактические обстоятельства установленные судом ( ч.1 307 УПК ).

— в новом Пленуме эти два термина («вопросы права» и «вопросы факта») исчезли.

— вместо категорической фразы «(вопросы факта), проверке не подлежат» в п. 16 Пленума № 19 появилась более мягкая формулировка «е сли кассационная жалоба содержит доводы, не относящиеся в силу закона к предмету судебного разбирательства в кассационном порядке, то в этой части суд вправе оставить их без проверки».

— заметьте, из этой формулировки следует, что теперь судья получил право проверить доводы, оспаривающие фактические обстоятельства.

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/2342-page.html

ВС разъяснил правила судопроизводства по гражданским делам в кассационной инстанции

Верховный суд РФ сегодня опубликовал на своем сайте постановление Пленума ВС о применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции.

Эти разъяснения ВС дал в связи с вопросами, возникающими у судов при применении норм главы 41 Гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующей пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в кассационном суде. Напомним, что глава 41 претерпела изменения в связи с принятием Федерального закона от 9 декабря 2010 года № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации».

Так, Пленум ВС, в частности, отмечает, что кассационные жалоба, представление подаются непосредственно в суд кассационной инстанции, который в соответствии с его компетенцией уполномочен на их рассмотрение (статья 377 ГПК РФ).

При этом кассационные жалоба, представление на вступившие в законную силу решения и определения мировых судей, на судебные приказы, на апелляционные определения районных судов могут быть поданы в Судебную коллегию по административным делам, в Судебную коллегию по гражданским делам или в Военную коллегию Верховного суда РФ, если в результате обжалования указанных судебных постановлений в кассационном порядке в президиум областного или равного ему суда вынесено постановление президиума (пункты 3, 4 части 2 статьи 377 ГПК РФ).

Если кассационные жалоба, представление поданы с нарушением правил подсудности, установленных статьей 377 ГПК РФ, они подлежат возвращению на основании пункта 5 части 1 статьи 379 ГПК РФ.

Исходя из положений части 2 статьи 376, пункта 3 части 1 статьи 379.1, статьи 382, пункта 6 части 1 статьи 390 ГПК РФ шестимесячный срок для кассационного обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений является единым для обжалования судебных постановлений в кассационном порядке, и подача кассационных жалобы, представления в Судебную коллегию по административным делам, в Судебную коллегию по гражданским делам или в Военную коллегию Верховного суда РФ после обжалования судебных постановлений в президиум областного или равного ему суда не влечет за собой его исчисление заново.

Читайте так же:  Неустойка застройщик формула

Указанный шестимесячный срок начинает исчисляться на следующий день после принятия апелляционного определения и истекает в соответствующее число последнего месяца данного срока (часть 3 статьи 107, часть 5 статьи 329, статья 335 ГПК РФ). При этом объявление в судебном заседании суда апелляционной инстанции только резолютивной части апелляционного определения и отложение составления мотивированного апелляционного определения на срок не более чем пять дней (статья 199 ГПК РФ) не продлевают дату его вступления в законную силу.

Если после вынесения апелляционного определения суд апелляционной инстанции рассмотрит апелляционные жалобу, представление, поступившие от других лиц, которым был восстановлен срок на подачу апелляционных жалобы, представления, шестимесячный срок для обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений следует исчислять со дня, следующего за днем принятия последнего апелляционного определения…

…Если кассационные жалоба, представление были возвращены без рассмотрения по основаниям, предусмотренным статьей 379.1 ГПК РФ, то время, в течение которого решался вопрос о возвращении жалобы, представления, не подлежит исключению при подсчете шестимесячного срока…

Судья в пределах сроков, установленных статьей 382 ГПК РФ, по результатам изучения доводов кассационных жалобы, представления по материалам, приложенным к ним, либо по материалам истребованного дела выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если он придет к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 387 ГПК РФ, для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке (пункт 1 части 2 статьи 381 ГПК РФ)…

В соответствии с положениями статьи 385 ГПК РФ суд кассационной инстанции, которому передано дело для рассмотрения в судебном заседании: направляет лицам, участвующим в деле, копии определения судьи о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и копии кассационных жалобы, представления; назначает время рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы лица, участвующие в деле, имели возможность явиться на заседание, и извещает их о времени и месте рассмотрения кассационных жалобы, представления с делом, в том числе посредством СМС-сообщения при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату…

С полным текстом постановления Пленума Верховного суда РФ от 11 декабря 2012 года № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» можно ознакомиться здесь.

Источник: http://pravo.ru/news/view/80853/

Аналитические обзоры

Полномочия суда кассационной инстанции: оценка норм права, не доказательств

Александр Киселев, Старший юрист Практики по проектам в энергетике

VEGAS LEX_Полномочия суда кассационной инстанции_оценка норм права_112016

Скачать файл

Файл добавлен 18.11.2016
Презентация .pdf (648 Кб)

(Определение Верховного cуда РФ от 19.07.2016 № 309-ЭС16-3904 по делу № А76-2453/2015)

В настоящее время практика толкования арбитражного законодательства исходит из необходимости повышения значения судебного разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций и более строгого следования участниками судопроизводства правил о своевременной реализации своих процессуальных прав.

Указанное в полной мере согласуется с принципом, установленным в ч.2 ст. 9 АПК РФ, согласно которому лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В связи с этим возникает вопрос – может ли суд кассационной инстанции способствовать реализации процессуального права (к примеру, права на предоставление доказательств, возражений на доводы оппонента и т.п.) путем направления дела на новое рассмотрение в нижестоящий суд.

Ответ на этот вопрос был получен при рассмотрении Верховным судом Российской Федерации (далее также – ВС РФ) дела № А76-2453/2015.

В рамках данного дела ОАО «МРСК Урала» (далее – сетевая компания) обратилось в арбитражный суд первой инстанции с исковым заявлением к ОАО «Челябэнергосбыт» (далее – общество) о взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии на основании заключенного обществами договора на оказание услуг по передаче электроэнергии.

В свою очередь, общество обратилось в суд со встречным иском к сетевой компании о взыскании задолженности за электроэнергию, приобретаемую в целях компенсации потерь. Арбитражный суд объединил два дела в одно производство для совместного рассмотрения[1].

После объединения дел общество изменило встречные исковые требования и просило взыскать с сетевой компании стоимость фактических потерь электрической энергии, определенных в соответствии с пунктом 190 Основных положений № 442[2], и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд удовлетворил первоначальные исковые требования сетевой компании частично. Встречные исковые требования суд удовлетворил полностью: с сетевой компании в пользу общества взыскана полная сумма задолженности и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Сетевая компания обратилась в суд с кассационной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции и постановление арбитражного апелляционного суда отменить, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального права.

По мнению сетевой компании, суд первой инстанции не определил характер спорного правоотношения и круг обстоятельств, подлежащих установлению по делу для его полного и всестороннего рассмотрения, не разрешил вопрос о составе лиц, участвующих в деле. Суд также препятствовал истцу в предоставлении необходимых доказательств по делу, в результате чего был вынесен незаконный судебный акт.

Компания утверждала, что неисследование надлежащим образом судом первой инстанции значимых обстоятельств и доказательств по делу, а также отказ суда апелляционной инстанции в приобщении дополнительных доказательств привели к неправильному применению норм материального права.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд указал, что при новом рассмотрении судам следует устранить отмеченные недостатки, определить круг обстоятельств, подлежащих установлению, полно и всесторонне исследовать указанные обстоятельства, дать надлежащую правовую оценку доводам и доказательствам, представленным лицами, участвующими в деле, применить нормы материального права, подлежащие применению, и разрешить спор в соответствии с требованиями действующего законодательства, а также привлечь к участию в деле третье лицо.

Общество, не согласившись с судебным актом кассационной инстанции, обратилось в Верховный суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой ссылается на допущенные судом нарушения норм процессуального и материального права.

По мнению общества, суд вышел за пределы рассмотрения дела, установленные статьями 286–289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), поскольку дал указание нижестоящим судам повторно оценить доводы сетевой компании с учетом новых доказательств, представленных ею. Тем самым суд кассационной инстанции, по сути, поставил сетевую компанию в преимущественное положение, дав ей возможность предоставить дополнительные доказательства в суде первой инстанции.

Читайте так же:  Расходы связанные с исполнением решения суда

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ исходила из следующего.

Статьей 286 АПК РФ предусмотрены пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции, согласно которым арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено данным кодексом.

При рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии с пунктом 2 статьи 287 АПК РФ арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими о том, какая норма материального права должна быть применена и какие решение и постановление должны быть приняты при новом рассмотрении дела.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации[3] статьи 286–288 АПК РФ, находясь в системной связи с другими положениями данного кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела.

Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

ВС РФ согласился с позицией общества, что, направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной поставил сетевую компанию в преимущественное положение, дав ей возможность предоставить для приобщения к материалам дела дополнительные доказательства, которые та не представила ранее при отсутствии к тому уважительных причин, и умалил тем самым права общества по первоначальному иску, создав условия процессуального неравенства сторон, нарушив принципы диспозитивности и равноправия.

Видео (кликните для воспроизведения).

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение как для собирания новых доказательств, так и для повторной их оценки.

По итогам рассмотрения дела постановление кассационного суда было отменено с оставлением в силе судебных актов первой и апелляционной инстанций.

Ранее Высший арбитражный суд Российской Федерации уже указывал, что суд кассационной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать иные обстоятельства, отличающиеся от установленных судами нижестоящих инстанций, в нарушение своей компетенции, предусмотренной статьями 286, 287 АПК РФ[4].

Позиция ВС РФ, изложенная в Определении Верховного суда РФ от 19.07.2016 № 309-ЭС16-3904 по делу № А76-2453/2015, подтверждает позицию о необходимости добросовестного отношения участников судопроизводства к своим процессуальным правам и, соответственно, об обязанности суда кассационной инстанции проверять наличие такой добросовестности в рамках представленных полномочий.

Безусловно, подобный подход ВС РФ на первый взгляд может показаться излишне формальным, но выход судов кассационной инстанции за рамки оценки правильности применения норм материального права в последнее время стал довольно частым явлением. Поэтому указание ВС РФ на недопустимость повторного рассмотрения дела исключительно для обеспечения возможности предоставления дополнительных доказательств, по нашему мнению, является правильным и соответствующим принципу правовой неопределенности.

Участникам арбитражного судопроизводства необходимо обращать особое внимание на наполнение дела необходимыми доказательствами при рассмотрении в суде первой инстанции, а также на риски несения негативных последствий при недостаточности представленных сторонами доказательств при рассмотрении дела на стадии апелляционного либо кассационного обжалования состоявшегося судебного акта.

[1] В рамках другого дела общество ранее заявляло требование к сетевой компании о взыскании задолженности по оплате электрической энергии, приобретаемой в целях компенсации потерь по договору.

[2] Постановление Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» (вместе с «Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии», «Правилами полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии»).

[3] См., например, определение от 17.02.2015 № 274-О.

[4] Постановление Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 05.03.2013 № 13031/12.

Источник: http://www.vegaslex.ru/mobile/analytics/analytical_reviews/the_powers_of_the_court_of_cassation_an_assessment_of_law_not_evidence/

Статья 286 АПК РФ. Пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции

1. Арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

2. Независимо от доводов, содержащихся в кассационной жалобе, арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, не нарушены ли арбитражным судом первой и апелляционной инстанций нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью 4 статьи 288 настоящего Кодекса основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции, постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

3. При рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Комментарии к ст. 286 АПК РФ

1. Проверка законности обжалованных судебных актов арбитражного суда первой и апелляционной инстанций по действующему закону в отличие от предыдущего не производится в полном объеме.

Правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта устанавливается исходя из тех доводов, которые содержатся в кассационной жалобе и возражениях на кассационную жалобу.

Отсюда следует повышенное внимание к надлежащей подготовке кассационной жалобы и возможности направления на нее возражений.

Иные правила, допускающие возможность проверки судом кассационной инстанции законности обжалованного судебного акта вне связи с аргументами заявителя кассационной жалобы и возражениями его оппонентов, могут быть предусмотрены в арбитражном процессуальном законе как исключения.

2. К числу таких исключений относится проверка судом кассационной инстанции соблюдения при принятии обжалуемого судебного акта процессуальных норм, нарушение которых является безусловным основанием для его отмены (ч. 4 ст. 288 АПК). Проверка их соблюдения осуществляется независимо от указаний по этому поводу в доводах кассационной жалобы или возражениях на нее.

Кроме того, независимо от содержания жалобы суд кассационной инстанции осуществляет проверку соответствия выводов суда первой и апелляционной инстанций о применимых к спорным правоотношениям нормах материального и процессуального права установленным ими обстоятельствам дела и собранным по делу доказательствам.

Отмечая приоритет проверки законности обжалованного судебного акта в деятельности суда кассационной инстанции, законодатель тем самым ориентирует правоприменительный судебный орган на анализ неразрывной связи между применимыми нормами права, установленными обстоятельствами дела и доказательствами, собранными по делу. Признание дефектным любого звена в указанной цепи не может не повлиять на выводы о законности обжалованного судебного акта.

Читайте так же:  Возмещение ущерба при дтп обоюдная вина

Источник: http://rulaws.ru/apk/Razdel-VI/Glava-35/Statya-286/

Аналитика

Аналитические обзоры

Полномочия суда кассационной инстанции: оценка норм права, не доказательств

Александр Киселев, Старший юрист Практики по проектам в энергетике

(Определение Верховного cуда РФ от 19.07.2016 № 309-ЭС16-3904 по делу № А76-2453/2015)

В настоящее время практика толкования арбитражного законодательства исходит из необходимости повышения значения судебного разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций и более строгого следования участниками судопроизводства правил о своевременной реализации своих процессуальных прав.

Указанное в полной мере согласуется с принципом, установленным в ч.2 ст. 9 АПК РФ, согласно которому лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В связи с этим возникает вопрос – может ли суд кассационной инстанции способствовать реализации процессуального права (к примеру, права на предоставление доказательств, возражений на доводы оппонента и т.п.) путем направления дела на новое рассмотрение в нижестоящий суд.

Ответ на этот вопрос был получен при рассмотрении Верховным судом Российской Федерации (далее также – ВС РФ) дела № А76-2453/2015.

В рамках данного дела ОАО «МРСК Урала» (далее – сетевая компания) обратилось в арбитражный суд первой инстанции с исковым заявлением к ОАО «Челябэнергосбыт» (далее – общество) о взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии на основании заключенного обществами договора на оказание услуг по передаче электроэнергии.

В свою очередь, общество обратилось в суд со встречным иском к сетевой компании о взыскании задолженности за электроэнергию, приобретаемую в целях компенсации потерь. Арбитражный суд объединил два дела в одно производство для совместного рассмотрения[1].

После объединения дел общество изменило встречные исковые требования и просило взыскать с сетевой компании стоимость фактических потерь электрической энергии, определенных в соответствии с пунктом 190 Основных положений № 442[2], и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд удовлетворил первоначальные исковые требования сетевой компании частично. Встречные исковые требования суд удовлетворил полностью: с сетевой компании в пользу общества взыскана полная сумма задолженности и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Сетевая компания обратилась в суд с кассационной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции и постановление арбитражного апелляционного суда отменить, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального права.

По мнению сетевой компании, суд первой инстанции не определил характер спорного правоотношения и круг обстоятельств, подлежащих установлению по делу для его полного и всестороннего рассмотрения, не разрешил вопрос о составе лиц, участвующих в деле. Суд также препятствовал истцу в предоставлении необходимых доказательств по делу, в результате чего был вынесен незаконный судебный акт.

Компания утверждала, что неисследование надлежащим образом судом первой инстанции значимых обстоятельств и доказательств по делу, а также отказ суда апелляционной инстанции в приобщении дополнительных доказательств привели к неправильному применению норм материального права.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд указал, что при новом рассмотрении судам следует устранить отмеченные недостатки, определить круг обстоятельств, подлежащих установлению, полно и всесторонне исследовать указанные обстоятельства, дать надлежащую правовую оценку доводам и доказательствам, представленным лицами, участвующими в деле, применить нормы материального права, подлежащие применению, и разрешить спор в соответствии с требованиями действующего законодательства, а также привлечь к участию в деле третье лицо.

Общество, не согласившись с судебным актом кассационной инстанции, обратилось в Верховный суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой ссылается на допущенные судом нарушения норм процессуального и материального права.

По мнению общества, суд вышел за пределы рассмотрения дела, установленные статьями 286–289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), поскольку дал указание нижестоящим судам повторно оценить доводы сетевой компании с учетом новых доказательств, представленных ею. Тем самым суд кассационной инстанции, по сути, поставил сетевую компанию в преимущественное положение, дав ей возможность предоставить дополнительные доказательства в суде первой инстанции.

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ исходила из следующего.

Статьей 286 АПК РФ предусмотрены пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции, согласно которым арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено данным кодексом.

При рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии с пунктом 2 статьи 287 АПК РФ арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими о том, какая норма материального права должна быть применена и какие решение и постановление должны быть приняты при новом рассмотрении дела.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации[3] статьи 286–288 АПК РФ, находясь в системной связи с другими положениями данного кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела.

Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

ВС РФ согласился с позицией общества, что, направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной поставил сетевую компанию в преимущественное положение, дав ей возможность предоставить для приобщения к материалам дела дополнительные доказательства, которые та не представила ранее при отсутствии к тому уважительных причин, и умалил тем самым права общества по первоначальному иску, создав условия процессуального неравенства сторон, нарушив принципы диспозитивности и равноправия.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение как для собирания новых доказательств, так и для повторной их оценки.

Читайте так же:  Семинар персональные данные

По итогам рассмотрения дела постановление кассационного суда было отменено с оставлением в силе судебных актов первой и апелляционной инстанций.

Ранее Высший арбитражный суд Российской Федерации уже указывал, что суд кассационной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать иные обстоятельства, отличающиеся от установленных судами нижестоящих инстанций, в нарушение своей компетенции, предусмотренной статьями 286, 287 АПК РФ[4].

Позиция ВС РФ, изложенная в Определении Верховного суда РФ от 19.07.2016 № 309-ЭС16-3904 по делу № А76-2453/2015, подтверждает позицию о необходимости добросовестного отношения участников судопроизводства к своим процессуальным правам и, соответственно, об обязанности суда кассационной инстанции проверять наличие такой добросовестности в рамках представленных полномочий.

Безусловно, подобный подход ВС РФ на первый взгляд может показаться излишне формальным, но выход судов кассационной инстанции за рамки оценки правильности применения норм материального права в последнее время стал довольно частым явлением. Поэтому указание ВС РФ на недопустимость повторного рассмотрения дела исключительно для обеспечения возможности предоставления дополнительных доказательств, по нашему мнению, является правильным и соответствующим принципу правовой неопределенности.

Участникам арбитражного судопроизводства необходимо обращать особое внимание на наполнение дела необходимыми доказательствами при рассмотрении в суде первой инстанции, а также на риски несения негативных последствий при недостаточности представленных сторонами доказательств при рассмотрении дела на стадии апелляционного либо кассационного обжалования состоявшегося судебного акта.

[1] В рамках другого дела общество ранее заявляло требование к сетевой компании о взыскании задолженности по оплате электрической энергии, приобретаемой в целях компенсации потерь по договору.

[2] Постановление Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» (вместе с «Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии», «Правилами полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии»).

[3] См., например, определение от 17.02.2015 № 274-О.

[4] Постановление Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 05.03.2013 № 13031/12.

Источник: http://www.vegaslex.ru/analytics/analytical_reviews/the_powers_of_the_court_of_cassation_an_assessment_of_law_not_evidence/

ВС напомнил пределы полномочий арбитражного суда кассационной инстанции при рассмотрении спора

10 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение по делу № 305-ЭС19-20584 об оспаривании Росгосстрахом лицензионного договора, заключенного с другим страховщиком.

В феврале 2017 г. ПАО «Страховая Компания “Росгосстрах”» (лицензиар) и ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни» (лицензиат) заключили лицензионный договор на предоставление товарных знаков в отношении всех соответствующих товаров и услуг. По условиям договора ежеквартальное вознаграждение лицензиара составляло 195 тыс. руб., а ежеквартальный лицензионный платеж за право использования одного товарного знака – 15 тыс. руб. Срок действия договора составлял 7 лет и предусматривал автоматическую пролонгацию.

Впоследствии лицензиар оспорил в АС г. Москвы указанную сделку на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ. В обоснование своих требований он ссылался на то, что договор был заключен в ущерб его интересам, о чем ответчик знал. Истец также полагал, что из-за занижения размера лицензионных платежей по сравнению с их рыночным уровнем лицензиат необоснованно сберег денежные средства за использование товарных знаков на сумму свыше 2,6 млрд руб. Следовательно, он обязан вернуть не только сумму неосновательного обогащения, но и компенсацию за незаконное использование товарных знаков в размере свыше 148 млрд руб.

Арбитражные суды двух инстанций отказали в удовлетворении иска. Они сочли, что на протяжении полутора лет стороны выполняли условия договора без разногласий и возражений. Поведение истца после заключения договора однозначно свидетельствовало о желании сохранить сделку в силе, при этом аналогичные сделки совершались им неоднократно – в течение длительного времени и на схожих условиях. Кроме того, обе инстанции указали на пропуск истцом срока исковой давности и недоказанность им возникновения у ответчика неосновательного обогащения и причинения убытков.

В сентябре 2019 г. Суд по интеллектуальным правам отменил указанные судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы. В обоснование своего решения он указал, что суды не исследовали ряд доказательств, а также не дали оценки доводам компании и представленным ею доказательствам.

В кассационной жалобе в ВС общество-лицензиат сослалось на нарушение СИП норм материального и процессуального права и просило отменить постановление кассации, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Изучив материалы дела № А40-127011/2018, ВС напомнил пределы рассмотрения спора арбитражным судом кассационной инстанции – так, в соответствии со ст. 286 АПК РФ он проверяет законность судебных актов первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта, исходя из доводов кассационной жалобы и возражений относительно последней, если иное не предусмотрено АПК. В силу п. 1 ст. 288 АПК кассация вправе отменить или изменить акты нижестоящих судов при несоответствии их выводов фактическим обстоятельствам дела, установленным первой и апелляционной инстанциями, и имеющимся доказательствам, а также при нарушении либо неправильном применении норм материального и процессуального права.

Со ссылкой на правовую позицию Конституционного Суда РФ Верховный Суд отметил, что ст. 286–288 АПК, находясь в системной связи с другими положениями Кодекса, предоставляют кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права. Следовательно, они не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Как пояснил ВС, иное позволяло бы кассации подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Таким образом, установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и второй инстанций.

«Судами первой и апелляционной инстанций на основании доказательств, представленных сторонами в обоснование требований и возражений, сделаны выводы о недоказанности факта причинения заключением лицензионного договора какого-либо ущерба интересам компании, об отсутствии допустимых доказательств возникновения у общества неосновательного обогащения и нарушения исключительных прав компании на товарные знаки, а также установлен факт истечения срока исковой давности, о применении которой было заявлено обществом. Однако суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, указал на необходимость повторного исследования доказательств, связанных с убыточностью оспариваемого договора, а также пропуском срока исковой давности», – отмечается в определении.

В связи с этим Верховный Суд счел, что СИП вышел за пределы предоставленных ему полномочий при направлении дела на новое рассмотрение. Тем самым, указано в определении, истец был фактически освобожден от неблагоприятных последствий несовершения процессуальных действий, получив не предусмотренную законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов в обоснование своих требований. В результате истец был поставлен в более привилегированное положение по сравнению с другой стороной спора путем предоставления ему процессуальных прав, которыми любой другой участник судебного разбирательства в схожей ситуации не обладал бы.

Читайте так же:  Незамедлительное исполнение решения суда

Кроме того, подчеркивается в определении, СИП неверно исчислил срок исковой давности вопреки разъяснениям Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. В рассматриваемом деле именно дата заключения договора являлась датой начала течения годичного срока исковой давности, истекшего к дате подачи иска, на что верно указали суды первой и апелляционной инстанций. При рассмотрении дела в судах трех инстанций истец не заявлял о сговоре своего бывшего директора, заключившего оспариваемый договор, с ответчиком и не предоставлял в суды соответствующие документы, подтверждающие наличие сговора.

«Вопреки доводам истца и позиции суда кассационной инстанции сам по себе факт того, что прежний генеральный директор истца, заключивший оспариваемый договор, не был заинтересован в его оспаривании, не является достаточным для иного порядка исчисления исковой давности. Юридическое лицо действует в гражданском обороте через своих представителей, в том числе лиц, осуществляющих полномочия единоличного исполнительного органа, которые имеют полномочия как на активные действия (например, совершение сделок), так и на пассивное представительство (восприятие от имени юридического лица внешних фактов). Риски недобросовестности указанных лиц несет юридическое лицо, и они не могут быть переложены на добросовестных третьих лиц», – указал ВС. Он добавил, что первые две инстанции верно сочли, что смена директора сама по себе не изменила порядок исчисления срока исковой давности.

Вместе с тем, подчеркивается в документе, вопреки выводам судов первой и апелляционной инстанций факт принятия платежей по договору не может являться единственным основанием для отказа в признании сделки недействительной по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 174 ГК. Однако этот вывод не привел к принятию неправильных судебных актов по рассматриваемому делу. В связи с этим ВС отменил постановление СИП, оставив в силе акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций.

В комментарии «АГ» юрист Maxima Legal Дмитрий Урякин отметил, что ВС и ранее отменял решения судов кассационной инстанции, допускавших выход за пределы предоставленных законом полномочий (см., например, Определение ВС от 23 января 2018 г. по делу № А40-68167/2016). «Таким образом, позиция Верховного Суда не является новой и в полной мере согласуется с принципом инстанционности, согласно которому каждая судебная инстанция должна обладать своим предметом рассмотрения. И если суды первой и апелляционной инстанций обязаны исследовать и оценивать по существу доказательства, применять к ним нормы материального и процессуального права, то суды кассационной инстанции, являющиеся судами “права”, должны ограничиваться установлением правильности применения норм и проверять соответствие выводов, сделанных судами, фактическим обстоятельствам дела», – отметил он.

При этом эксперт выразил несогласие с позицией ВС, поскольку не считает, что СИП, направивший дело на пересмотр, тем самым превысил предусмотренные законом полномочия. «Дело в том, что Верховный Суд, оставляя в силе акты первой и апелляционной инстанций, отметил, что СИП по существу дал иную оценку доказательствам, представленным в материалы дела. Такое нарушение ВС усмотрел в части, касающейся оценки кассационным судом условий оспариваемого договора. С этим я согласиться не могу», – пояснил Дмитрий Урякин.

По его мнению, СИП в качестве мотивов к отмене судебных актов и направлению дела на новое рассмотрение указал, что доводы истца и представленные им доказательства вообще не получили оценки нижестоящими судебными инстанциями и по существу были ими проигнорированы. Юрист также отметил, что СИП обратил внимание на то, что суды нижестоящих инстанций необоснованно проигнорировали ходатайство истца и не назначили судебную экспертизу на предмет установления рыночной стоимости предоставляемых по договору прав с учетом того, что в материалах дела имелись два противоположных по содержанию отчета об оценке.

«Следовательно, СИП обоснованно усмотрел нарушение норм процессуального закона, а именно требований к мотивированности судебных актов, установленных ст. 170 и 271 АПК. При таких обстоятельствах СИП самостоятельно не оценивал (и не переоценивал) доказательства, а лишь обратил внимание нижестоящих судов на то, что каждое доказательство, имеющееся в материалах дела, должно получить оценку суда. В связи с этим я не считаю, что СИП пересмотрел дело по существу и, как следствие, вышел за пределы полномочий, предоставленных ему законом», – подытожил Дмитрий Урякин.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев выделил в рассматриваемом определении несколько правовых позиций. «Во-первых, ВС отметил интересную совокупность фактов, отраженную судами первой и апелляционной инстанций, которые, по его мнению, привели к вынесению законных судебных актов. Речь идет о поведении сторон лицензионного договора, свидетельствующего о законном характере сделки», – пояснил он. По мнению эксперта, в подобных спорах суды неохотно применяют срок исковой давности, не имея иных доказательств явной неправомерности позиции истцов, оспаривающих коммерческие сделки (при отсутствии банкротного элемента).

Эксперт обратил внимание на указание ВС ключевых фактов, установленных судами. «На мой взгляд, особого внимания заслуживает именно акцент на неоднократности и аналогичности сделки по сравнению с совершенной ранее. Хотя этот критерий оценочен, именно критерий аналогичности, сравнимости сделок в последнее время становится все более важным в практике оспаривания коммерческих сделок (как в общегражданском порядке, так и в банкротном праве)», – полагает адвокат.

«Во-вторых, ВС неоднократно возвращается к вопросу о выходе судов кассационных инстанций нижестоящего уровня за пределы своих полномочий. Этот вывод, конечно, еще подлежит “шлифовке” – критерии применения такого подхода еще не до конца понятны, однако в данном случае нельзя исключать, что по материалам дела судьи ВС увидели, что даже при наличии возможных ошибок судов первой и апелляционной инстанций они не вышли за пределы судейского усмотрения, что исключало для СИП возможность отмены судебных актов», – добавил Вячеслав Голенев.

Третий важный, как полагает эксперт, вывод Суда кроется в ужесточении толкования п. 27 постановления № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. «Если ранее оставались вопросы о том, как доказывать сговор по п. 2 ст. 174 ГК и могут ли о нем свидетельствовать косвенные данные, то теперь подчеркивается, что такое подтверждение должно содержаться в “документах, подтверждающих наличие сговора”. Очевидно, что подобные документы стороны сделки не составляют», – отметил адвокат.

«В-четвертых, в споре между представительской и органической теориями органов юрлица победила, по мнению ВС, первая. Теперь директор – это представитель юрлица. Таким образом, ВС с легкостью окончил спор, десятилетия длившийся в теории и практике российского корпоративного права», – подытожил Вячеслав Голенев.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-predely-polnomochiy-arbitrazhnogo-suda-kassatsionnoy-instantsii-pri-rassmotrenii-spora/

Применение норм в суде кассационной инстанции
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here