Практика верховного суда кассационной инстанции

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: практика верховного суда кассационной инстанции. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Пленум ВС РФ разъяснил порядок кассационного обжалования судебных решений по уголовным делам в новых кассационных СОЮ

Fotofabrika / Depositphotos.com

Разработка и принятие указанного постановления обусловлены протекающей в РФ судебной реформой и связанными с этим изменениями, внесенными в порядок производства в суде кассационной инстанции, регламентированный нормами главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса. Содержащиеся в нем разъяснения будут применяться при пересмотре в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции (кассационного военного суда). С этой же даты утратят силу прежние разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации (Постановление Пленума ВС РФ от 25 июня 2019 г. № 19).

В постановлении ВС РФ, в частности, напоминает, что будут предусмотрены два порядка производства в суде кассационной инстанции:

  • сплошная кассация – с назначением судебного заседания суда кассационной инстанции без предварительного решения судьи о передаче кассационных жалобы, представления для их рассмотрения в судебном заседании;
  • выборочная кассация – с предварительным решением судьи по данному вопросу.

В порядке сплошной кассации будут пересматриваться приговоры или иные итоговые судебные решения, а выборочной – промежуточные судебные решения и повторно обжалуемые итоговые судебные решения.

Подавать кассационную жалобу, представление для их рассмотрения в порядке сплошной кассации нужно через суд первой инстанции, вынесший обжалуемое решение, а жалобу, представление на судебные решения, подлежащие пересмотру в порядке выборочной кассации, –непосредственно в суд кассационной инстанции, правомочный проверять их законность.

Поясняется, что если кассационные жалоба, представление в отношении осужденного (оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено) были предметом рассмотрения в судебном заседании кассационного суда общей юрисдикции (кассационного военного суда), то следующей надлежащей судебной инстанцией по кассационным жалобе, представлению в отношении этого же лица, вне зависимости от оснований и субъектов обжалования (осужденный, его защитник, потерпевший или прокурор), является Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ (Судебная коллегия по делам военнослужащих ВС РФ).

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Однако, подчеркивает ВС РФ, запрет на внесение повторных кассационных жалобы, представления по тем же правовым основаниям, теми же лицами в тот же суд кассационной инстанции, предусмотренный ст. 401.17 УПК РФ, не может рассматриваться в качестве правового основания, препятствующего выявлению и устранению ошибок, свидетельствующих о неправосудности принятого судом решения. Если из повторных кассационных жалобы, представления, поданных в порядке выборочной кассации, усматриваются основания для отмены или изменения обжалуемого решения, такие жалоба, представление подлежат рассмотрению в установленном законом порядке. В иных случаях они возвращаются субъекту обжалования без рассмотрения.

Источник: http://www.garant.ru/news/1280336/

Кассация напомнила судам, чем нельзя пренебрегать при рассмотрении споров

Верховный суд Хакасии представил обзор судебной практики по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке за первые шесть месяцев текущего года.

Всего в ВС РХ поступило 411 жалоб, что на 11,8 % больше, чем за аналогичный период прошлого года (в 2015-м – 370). Из них рассмотрено 297 жалоб (годом ранее – 258, т. е. на 15% меньше). С отказом в передаче в суд кассационной инстанции рассмотрено 278, с передачей – 19. Остаток неоконченных дел составляет 60.

Президиумом ВС РХ рассмотрено 18 дел, из которых 16 дел райсудов и 2 дела мировых судей. Из этого числа восемь отменены с возвращением на новое рассмотрение. Одна жалоба отклонена. Еще одно дело осталось нерассмотренным.

Как отмечает ВС РХ, анализ отмененных решений судов первой инстанции и апелляционных определений свидетельствует о том, что причинами этого стали нарушение и неправильное применение норм материального и процессуального права.

В частности, по поводу одного из дел кассация отмечает, что суд апелляционной инстанции в нарушение положений статьи 67 ГПК не оценил доказательства на предмет их относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, не устранил имеющиеся противоречия между указанными доказательствами, несмотря на то, что содержащиеся в них сведения о фактических обстоятельствах имеют существенное значение для правильного разрешения спора.

Л., П. обратились в суд с иском к Я. об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Требования мотивированы следующим: истцы являются наследниками Л., после смерти которого осталось наследственное имущество, находившееся в его квартире. Ответчица вывезла из квартиры часть имущества, оно находится в ее владении. С учетом уточнения исковых требований просили истребовать из чужого незаконного владения ответчицы холодильник; стиральную машину; кухонный гарнитур, раковину в ванную комнату; подвесной унитаз; зеркало; полотенцесушитель.

Суд первой инстанции частично удовлетворил исковые требования, обязав истребовать из чужого незаконного владения Я. холодильник, стиральную машину. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам решение в части отказа в удовлетворении исковых требований об истребовании кухонного гарнитура отменено.

Согласно п. 2 ст. 218 ГК, право собственности на имущество, которое имеет собственник, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. В случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом. Право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Из ст. 1112 ГК следует, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. В силу ст. 301 ГК собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В п. 36 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что в соответствии со ст. 301 лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика. Право собственности на движимое имущество доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

Читайте так же:  Заявление в суд на пристава исполнителя

Удовлетворяя исковые требования частично, суд первой инстанции, применив вышеназванные правовые нормы к спорным отношениям, исходил из того, что истцами представлены доказательства права собственности на холодильник и стиральную машину, в то время как доказательств принадлежности им иного имущества представлено не было.

Апелляция же, отменяя решение и принимая новое, исходила из того, что материалы дела содержат письменные доказательства принадлежности данного имущества истцам – показания ответчицы, данные в рамках доследственной проверки. Также суд пришел к выводу о том, что представленные ответчицей письменные доказательства – акт приема-передачи кухонного гарнитура, правила пользования и условия эффективного и безопасного использования мебели – не являются доказательствами принадлежности данного имущества ответчице, поскольку отношения между нею и Л., связанные с ремонтом квартиры, возникли в августе 2013 года.

Президиум не согласился с такими выводами суда апелляционной инстанции. В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В данном случае истцы в соответствии с положениями п. 2 ст. 218, п. 1 ст. 223 ГК должны доказать право собственности наследодателя на истребуемое имущество, которое перешло к ним по наследству, представить доказательства приобретения наследодателем права собственности на имущество по договору либо иному основанию.
В подтверждение права собственности истцов на кухонный гарнитур суд апелляционной инстанции указал на письменные доказательства – показания ответчицы, данные в рамках доследственной проверки, о том, что кухонный гарнитур приобретал Л. в 2011 году.

Вместе с тем материалы дела не содержат таких письменных доказательств, а обстоятельства времени возникновения отношений между ответчицей и Л., связанных с ремонтом квартиры, для разрешения вопроса о принадлежности истребуемого имущества правового значения не имеют.

Как разъяснено в п. 32 постановления упоминаемого Пленума ВС, применяя ст. 301 ГК, судам следует иметь в виду, что собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении. Таким образом, с помощью виндикационного иска может быть истребовано индивидуально определенное имущество (вещь), имеющееся у незаконного владельца в натуре. Ч. 3 ст. 196 ГПК предусматривает, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Согласно материалам дела, истцы просили истребовать кухонный гарнитур. Факт нахождения указанного имущества во владении ответчицы подтверждается протоколом осмотра места происшествия от 27 декабря 2014-го. Вместе с тем суд апелляционной инстанции обязал истребовать из чужого незаконного владения ответчицы кухонный гарнитур Арито + техника + кухонный гарнитур Oxford + техника, л/м Бостон 3-1-1, доказательств идентичности данного имущества имуществу, указанному в иске, материалы дела не содержат.

Согласно абзацу второму ч. 1 ст. 327 ГПК, суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции. Названные выше требования закона и указания Пленума ВС РФ судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

Апелляция в нарушение положений ст. 67 ГПК не оценила данные доказательства на предмет их относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, не устранила имеющиеся противоречия между указанными доказательствами, несмотря на то, что содержащиеся в них сведения о фактических обстоятельствах имеют существенное значение для правильного разрешения спора по настоящему делу. Президиумом ВС РХ отменено апелляционное определение суда с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение (постановление № 44Г-6/2016).

Источник: http://pravo.ru/news/view/132356/

ВС разъяснил правила судопроизводства по гражданским делам в кассационной инстанции

Верховный суд РФ сегодня опубликовал на своем сайте постановление Пленума ВС о применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции.

Эти разъяснения ВС дал в связи с вопросами, возникающими у судов при применении норм главы 41 Гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующей пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в кассационном суде. Напомним, что глава 41 претерпела изменения в связи с принятием Федерального закона от 9 декабря 2010 года № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации».

Так, Пленум ВС, в частности, отмечает, что кассационные жалоба, представление подаются непосредственно в суд кассационной инстанции, который в соответствии с его компетенцией уполномочен на их рассмотрение (статья 377 ГПК РФ).

При этом кассационные жалоба, представление на вступившие в законную силу решения и определения мировых судей, на судебные приказы, на апелляционные определения районных судов могут быть поданы в Судебную коллегию по административным делам, в Судебную коллегию по гражданским делам или в Военную коллегию Верховного суда РФ, если в результате обжалования указанных судебных постановлений в кассационном порядке в президиум областного или равного ему суда вынесено постановление президиума (пункты 3, 4 части 2 статьи 377 ГПК РФ).

Если кассационные жалоба, представление поданы с нарушением правил подсудности, установленных статьей 377 ГПК РФ, они подлежат возвращению на основании пункта 5 части 1 статьи 379 ГПК РФ.

Исходя из положений части 2 статьи 376, пункта 3 части 1 статьи 379.1, статьи 382, пункта 6 части 1 статьи 390 ГПК РФ шестимесячный срок для кассационного обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений является единым для обжалования судебных постановлений в кассационном порядке, и подача кассационных жалобы, представления в Судебную коллегию по административным делам, в Судебную коллегию по гражданским делам или в Военную коллегию Верховного суда РФ после обжалования судебных постановлений в президиум областного или равного ему суда не влечет за собой его исчисление заново.

Читайте так же:  Ответственность юридического лица гражданское право

Указанный шестимесячный срок начинает исчисляться на следующий день после принятия апелляционного определения и истекает в соответствующее число последнего месяца данного срока (часть 3 статьи 107, часть 5 статьи 329, статья 335 ГПК РФ). При этом объявление в судебном заседании суда апелляционной инстанции только резолютивной части апелляционного определения и отложение составления мотивированного апелляционного определения на срок не более чем пять дней (статья 199 ГПК РФ) не продлевают дату его вступления в законную силу.

Если после вынесения апелляционного определения суд апелляционной инстанции рассмотрит апелляционные жалобу, представление, поступившие от других лиц, которым был восстановлен срок на подачу апелляционных жалобы, представления, шестимесячный срок для обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений следует исчислять со дня, следующего за днем принятия последнего апелляционного определения…

…Если кассационные жалоба, представление были возвращены без рассмотрения по основаниям, предусмотренным статьей 379.1 ГПК РФ, то время, в течение которого решался вопрос о возвращении жалобы, представления, не подлежит исключению при подсчете шестимесячного срока…

Судья в пределах сроков, установленных статьей 382 ГПК РФ, по результатам изучения доводов кассационных жалобы, представления по материалам, приложенным к ним, либо по материалам истребованного дела выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если он придет к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 387 ГПК РФ, для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке (пункт 1 части 2 статьи 381 ГПК РФ)…

В соответствии с положениями статьи 385 ГПК РФ суд кассационной инстанции, которому передано дело для рассмотрения в судебном заседании: направляет лицам, участвующим в деле, копии определения судьи о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и копии кассационных жалобы, представления; назначает время рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы лица, участвующие в деле, имели возможность явиться на заседание, и извещает их о времени и месте рассмотрения кассационных жалобы, представления с делом, в том числе посредством СМС-сообщения при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату…

С полным текстом постановления Пленума Верховного суда РФ от 11 декабря 2012 года № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» можно ознакомиться здесь.

Источник: http://pravo.ru/news/view/80853/

Уголовная кассация: обжалуем по-новому в новых судах

Проект Постановления впервые обсуждался на заседании Пленума в начале июня. С тех пор его доработали — внесли как технические поправки, так и значимые для практики разъяснения, рассказал глава коллегии Верховного суда по уголовным делам Владимир Давыдов.

В порядке сплошной кассации будут пересматриваться приговоры или иные итоговые решения, а выборочно — промежуточные судебные решения. Постановление ограничивает повторные жалобы в отношении одного и того же осужденного – вне зависимости от оснований и субъекта обжалования. Если кассационный суд уже рассмотрел одну жалобу, то следующую можно направлять только в Верховный суд.

Кассационные жалобы нужно подавать в суд первой инстанции, который проведет подготовку к рассмотрению дела. А именно:

  • Известит о жалобе тех, чьи интересы она затрагивает — в том числе и с помощью СМС-сообщений;
  • Направит им копии;
  • Приобщит возражения;
  • Разрешит ходатайства, связанные с участием в рассмотрении дела в кассационной инстанции;
  • Выяснит у лиц, которые находятся под стражей и подлежат извещению, хотят ли они участвовать в судебном заседании, нуждаются ли в помощи защитника, отказ от которого должен быть письменным;
  • Оценит формальную приемлемость жалобы (наличие необходимых реквизитов и т.п.).

Как рассказал Владимир Давыдов, в Постановление отказались включить норму, согласно которой суд при извещении сторон разъяснял бы им право на обжалование и на подачу возражений. «Было бы неправильно если бы суд каким-либо образом влиял на волеизъявление сторон», — объяснил он.

Все перечисленные мероприятия суд первой инстанции должен будет провести «в разумный срок». «Мы не сочли возможным указывать какой-то конкретный срок», — заявил Давыдов.

«Основную дискуссию», как сказал Давыдов, вызвал пункт, который предусматривал право суда кассационной инстанции продолжить разбирательство в случае отзыва жалобы и представления.

Его решили сохранить, но указали: пересмотр в таком случае может быть только в пользу осужденного.

«Диспозитивные начала имеют место быть, но они ограничены в силу специфики уголовного производства. В силу своих задач они не могут иметь приоритет перед необходимостью исправления существенных нарушений закона, допущенных при уголовном преследовании гражданина. Это приводило бы на практике к продолжению исполнения неправосудного судебного акта», — объяснил решение Давыдов.

Пленум ВС регламентировал и вопрос перехода к худшему – то есть, возможности в течение годичного срока пересмотреть решение в худшую для осужденного сторону в исключительных случаях (если были допущены нарушения закона, «искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия»). Проект постановления в любом случае запрещает восстанавливать годичный срок, который был пропущен при подаче кассационной жалобы или представления.

Кроме того, вопрос об ухудшении положения осужденного или оправданного лица не может быть поставлен в дополнительных кассационных жалобах потерпевшего и представлении прокурора, если такое требование не содержалось в первоначальных жалобе и представлении.

Видео (кликните для воспроизведения).

Пленум разъясняет: круг оснований для отмены или изменения решения в кассационном порядке ввиду неправильного применения УК и УПК ограничен лишь такими нарушениями, которые повлияли на исход уголовного дела — в частности на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или применение иных мер уголовно-правового характера и на решение по гражданскому иску.

Если кассация отменит или изменит приговор нижестоящих инстанций или возвратит дело прокурору, то суду нужно «в разумные сроки» решить вопрос о мере пресечения в отношении фигуранта дела.

В случае избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает, суд кассационной инстанции обязан указать конкретный срок ее действия.

Читайте так же:  Как оплачиваются судебные издержки

Источник: http://pravo.ru/story/212574/

ВС напомнил пределы полномочий арбитражного суда кассационной инстанции при рассмотрении спора

10 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение по делу № 305-ЭС19-20584 об оспаривании Росгосстрахом лицензионного договора, заключенного с другим страховщиком.

В феврале 2017 г. ПАО «Страховая Компания “Росгосстрах”» (лицензиар) и ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни» (лицензиат) заключили лицензионный договор на предоставление товарных знаков в отношении всех соответствующих товаров и услуг. По условиям договора ежеквартальное вознаграждение лицензиара составляло 195 тыс. руб., а ежеквартальный лицензионный платеж за право использования одного товарного знака – 15 тыс. руб. Срок действия договора составлял 7 лет и предусматривал автоматическую пролонгацию.

Впоследствии лицензиар оспорил в АС г. Москвы указанную сделку на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ. В обоснование своих требований он ссылался на то, что договор был заключен в ущерб его интересам, о чем ответчик знал. Истец также полагал, что из-за занижения размера лицензионных платежей по сравнению с их рыночным уровнем лицензиат необоснованно сберег денежные средства за использование товарных знаков на сумму свыше 2,6 млрд руб. Следовательно, он обязан вернуть не только сумму неосновательного обогащения, но и компенсацию за незаконное использование товарных знаков в размере свыше 148 млрд руб.

Арбитражные суды двух инстанций отказали в удовлетворении иска. Они сочли, что на протяжении полутора лет стороны выполняли условия договора без разногласий и возражений. Поведение истца после заключения договора однозначно свидетельствовало о желании сохранить сделку в силе, при этом аналогичные сделки совершались им неоднократно – в течение длительного времени и на схожих условиях. Кроме того, обе инстанции указали на пропуск истцом срока исковой давности и недоказанность им возникновения у ответчика неосновательного обогащения и причинения убытков.

В сентябре 2019 г. Суд по интеллектуальным правам отменил указанные судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы. В обоснование своего решения он указал, что суды не исследовали ряд доказательств, а также не дали оценки доводам компании и представленным ею доказательствам.

В кассационной жалобе в ВС общество-лицензиат сослалось на нарушение СИП норм материального и процессуального права и просило отменить постановление кассации, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Изучив материалы дела № А40-127011/2018, ВС напомнил пределы рассмотрения спора арбитражным судом кассационной инстанции – так, в соответствии со ст. 286 АПК РФ он проверяет законность судебных актов первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта, исходя из доводов кассационной жалобы и возражений относительно последней, если иное не предусмотрено АПК. В силу п. 1 ст. 288 АПК кассация вправе отменить или изменить акты нижестоящих судов при несоответствии их выводов фактическим обстоятельствам дела, установленным первой и апелляционной инстанциями, и имеющимся доказательствам, а также при нарушении либо неправильном применении норм материального и процессуального права.

Со ссылкой на правовую позицию Конституционного Суда РФ Верховный Суд отметил, что ст. 286–288 АПК, находясь в системной связи с другими положениями Кодекса, предоставляют кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права. Следовательно, они не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Как пояснил ВС, иное позволяло бы кассации подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Таким образом, установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и второй инстанций.

«Судами первой и апелляционной инстанций на основании доказательств, представленных сторонами в обоснование требований и возражений, сделаны выводы о недоказанности факта причинения заключением лицензионного договора какого-либо ущерба интересам компании, об отсутствии допустимых доказательств возникновения у общества неосновательного обогащения и нарушения исключительных прав компании на товарные знаки, а также установлен факт истечения срока исковой давности, о применении которой было заявлено обществом. Однако суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, указал на необходимость повторного исследования доказательств, связанных с убыточностью оспариваемого договора, а также пропуском срока исковой давности», – отмечается в определении.

В связи с этим Верховный Суд счел, что СИП вышел за пределы предоставленных ему полномочий при направлении дела на новое рассмотрение. Тем самым, указано в определении, истец был фактически освобожден от неблагоприятных последствий несовершения процессуальных действий, получив не предусмотренную законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов в обоснование своих требований. В результате истец был поставлен в более привилегированное положение по сравнению с другой стороной спора путем предоставления ему процессуальных прав, которыми любой другой участник судебного разбирательства в схожей ситуации не обладал бы.

Кроме того, подчеркивается в определении, СИП неверно исчислил срок исковой давности вопреки разъяснениям Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. В рассматриваемом деле именно дата заключения договора являлась датой начала течения годичного срока исковой давности, истекшего к дате подачи иска, на что верно указали суды первой и апелляционной инстанций. При рассмотрении дела в судах трех инстанций истец не заявлял о сговоре своего бывшего директора, заключившего оспариваемый договор, с ответчиком и не предоставлял в суды соответствующие документы, подтверждающие наличие сговора.

«Вопреки доводам истца и позиции суда кассационной инстанции сам по себе факт того, что прежний генеральный директор истца, заключивший оспариваемый договор, не был заинтересован в его оспаривании, не является достаточным для иного порядка исчисления исковой давности. Юридическое лицо действует в гражданском обороте через своих представителей, в том числе лиц, осуществляющих полномочия единоличного исполнительного органа, которые имеют полномочия как на активные действия (например, совершение сделок), так и на пассивное представительство (восприятие от имени юридического лица внешних фактов). Риски недобросовестности указанных лиц несет юридическое лицо, и они не могут быть переложены на добросовестных третьих лиц», – указал ВС. Он добавил, что первые две инстанции верно сочли, что смена директора сама по себе не изменила порядок исчисления срока исковой давности.

Читайте так же:  Разрешение на оружие улан удэ

Вместе с тем, подчеркивается в документе, вопреки выводам судов первой и апелляционной инстанций факт принятия платежей по договору не может являться единственным основанием для отказа в признании сделки недействительной по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 174 ГК. Однако этот вывод не привел к принятию неправильных судебных актов по рассматриваемому делу. В связи с этим ВС отменил постановление СИП, оставив в силе акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций.

В комментарии «АГ» юрист Maxima Legal Дмитрий Урякин отметил, что ВС и ранее отменял решения судов кассационной инстанции, допускавших выход за пределы предоставленных законом полномочий (см., например, Определение ВС от 23 января 2018 г. по делу № А40-68167/2016). «Таким образом, позиция Верховного Суда не является новой и в полной мере согласуется с принципом инстанционности, согласно которому каждая судебная инстанция должна обладать своим предметом рассмотрения. И если суды первой и апелляционной инстанций обязаны исследовать и оценивать по существу доказательства, применять к ним нормы материального и процессуального права, то суды кассационной инстанции, являющиеся судами “права”, должны ограничиваться установлением правильности применения норм и проверять соответствие выводов, сделанных судами, фактическим обстоятельствам дела», – отметил он.

При этом эксперт выразил несогласие с позицией ВС, поскольку не считает, что СИП, направивший дело на пересмотр, тем самым превысил предусмотренные законом полномочия. «Дело в том, что Верховный Суд, оставляя в силе акты первой и апелляционной инстанций, отметил, что СИП по существу дал иную оценку доказательствам, представленным в материалы дела. Такое нарушение ВС усмотрел в части, касающейся оценки кассационным судом условий оспариваемого договора. С этим я согласиться не могу», – пояснил Дмитрий Урякин.

По его мнению, СИП в качестве мотивов к отмене судебных актов и направлению дела на новое рассмотрение указал, что доводы истца и представленные им доказательства вообще не получили оценки нижестоящими судебными инстанциями и по существу были ими проигнорированы. Юрист также отметил, что СИП обратил внимание на то, что суды нижестоящих инстанций необоснованно проигнорировали ходатайство истца и не назначили судебную экспертизу на предмет установления рыночной стоимости предоставляемых по договору прав с учетом того, что в материалах дела имелись два противоположных по содержанию отчета об оценке.

«Следовательно, СИП обоснованно усмотрел нарушение норм процессуального закона, а именно требований к мотивированности судебных актов, установленных ст. 170 и 271 АПК. При таких обстоятельствах СИП самостоятельно не оценивал (и не переоценивал) доказательства, а лишь обратил внимание нижестоящих судов на то, что каждое доказательство, имеющееся в материалах дела, должно получить оценку суда. В связи с этим я не считаю, что СИП пересмотрел дело по существу и, как следствие, вышел за пределы полномочий, предоставленных ему законом», – подытожил Дмитрий Урякин.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев выделил в рассматриваемом определении несколько правовых позиций. «Во-первых, ВС отметил интересную совокупность фактов, отраженную судами первой и апелляционной инстанций, которые, по его мнению, привели к вынесению законных судебных актов. Речь идет о поведении сторон лицензионного договора, свидетельствующего о законном характере сделки», – пояснил он. По мнению эксперта, в подобных спорах суды неохотно применяют срок исковой давности, не имея иных доказательств явной неправомерности позиции истцов, оспаривающих коммерческие сделки (при отсутствии банкротного элемента).

Эксперт обратил внимание на указание ВС ключевых фактов, установленных судами. «На мой взгляд, особого внимания заслуживает именно акцент на неоднократности и аналогичности сделки по сравнению с совершенной ранее. Хотя этот критерий оценочен, именно критерий аналогичности, сравнимости сделок в последнее время становится все более важным в практике оспаривания коммерческих сделок (как в общегражданском порядке, так и в банкротном праве)», – полагает адвокат.

«Во-вторых, ВС неоднократно возвращается к вопросу о выходе судов кассационных инстанций нижестоящего уровня за пределы своих полномочий. Этот вывод, конечно, еще подлежит “шлифовке” – критерии применения такого подхода еще не до конца понятны, однако в данном случае нельзя исключать, что по материалам дела судьи ВС увидели, что даже при наличии возможных ошибок судов первой и апелляционной инстанций они не вышли за пределы судейского усмотрения, что исключало для СИП возможность отмены судебных актов», – добавил Вячеслав Голенев.

Третий важный, как полагает эксперт, вывод Суда кроется в ужесточении толкования п. 27 постановления № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. «Если ранее оставались вопросы о том, как доказывать сговор по п. 2 ст. 174 ГК и могут ли о нем свидетельствовать косвенные данные, то теперь подчеркивается, что такое подтверждение должно содержаться в “документах, подтверждающих наличие сговора”. Очевидно, что подобные документы стороны сделки не составляют», – отметил адвокат.

«В-четвертых, в споре между представительской и органической теориями органов юрлица победила, по мнению ВС, первая. Теперь директор – это представитель юрлица. Таким образом, ВС с легкостью окончил спор, десятилетия длившийся в теории и практике российского корпоративного права», – подытожил Вячеслав Голенев.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-predely-polnomochiy-arbitrazhnogo-suda-kassatsionnoy-instantsii-pri-rassmotrenii-spora/

Обжалование в Верховный Суд постановления кассации о новом круге разбирательства

Успешное обжалование постановлений арбитражных судов кассационной инстанции о направлении дела на новое рассмотрение в Верховный Суд явление достаточно редкое. Предполагается, что стороны не лишаются права на судебное разбирательство, поскольку их ожидает ещё как минимум три инстанции правосудия.

Вместе с тем, при детальном анализе кассационных судебных актов можно обнаружить весьма существенные процессуальные нарушения, не остающиеся без внимания судебной коллегии по экономическим спорам. Связаны они с возможным выходом за рамки полномочий и нарушением пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции при вынесении постановлений.

Пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции

Читайте так же:  Мировое соглашение по оспариванию отцовства

В соответствии с ч. 1 ст. 286 АПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено кодексом. Согласно ч. 3 ст. 286 АПК РФ при рассмотрении дела суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Полномочия арбитражного суда кассационной инстанции и основания для отмены судебных актов

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ суд вправе отменить судебный акт и направить дело на новое рассмотрение, если выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных актах, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Согласно ч. 1 ст. 288 АПК РФ основаниями для отмены судебных актов может быть несоответствие выводов судов, содержащимся в обжалуемых судебных актах, фактическим обстоятельствам, установленным судами, и имеющимся в деле доказательствам.

Зачастую суды кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, указывают на допущенные нарушения, относящиеся к предмету доказывания, включая принятие отчётов об оценке, экспертиз, заключений по иностранному праву и т.п.

В свою очередь, понятие предмета доказывания определено в ч. 2 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяемые арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.

Предмет доказывания не формируется путём простого набора обстоятельств, а является определяемым судом кругом обстоятельств, которые необходимы для правильного рассмотрения дела.

Вместе с тем, судами кассационной инстанции при вынесении постановлений фактически суду первой инстанции предлагается ещё раз проверить некие фактические обстоятельства, включая оценки, экспертизы.

Часто оказывается, что подобные доказательства уже были предметом исследования судами первой и апелляционной инстанций, то есть суды первой и апелляционной инстанций не ограничивали предмет доказывания, участники спора в полной мере реализовали свои процессуальные возможности, представив возражения в отношении соответствующих доказательств.

По сути судебный акт кассационной инстанции преследует цель не расширить предмет доказывания, а осуществить сбор дополнительных доказательств для их дальнейшей переоценки. В данном случае судом кассационной инстанции существенно нарушаются нормы процессуального права (ч. 2 ст. 65, п. 3 ч. 1 ст. 287, ч. 1 ст. 288 АПК РФ), что приводит к выходу суда за пределы своих полномочий и нарушению пределов рассмотрения дела в суде кассационной инстанции. Фактически суд действует не как суд кассационной инстанции, а как суд, пересматривающий решение вне инстанционной системы судопроизводства, существующей в Российской Федерации, чем нарушается принцип определённости судебных актов, в результате чего судебный спор может рассматриваться заново по правилам первой инстанции в любой инстанции судебной системы.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. В силу этого положения любое вмешательство в деятельность судов при отправлении ими правосудия, в том числе со стороны вышестоящих судебных инстанций, является недопустимым. Интересы обеспечения независимости исключают текущий контроль со стороны вышестоящих судебных инстанций за ходом рассмотрения дела судом первой инстанции и вмешательство в осуществление им своих дискреционных полномочий, в том числе в части объёма собранных доказательств и их оценки (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 02.07.1998 № 20-П).

При этом, направляя дело на новое рассмотрение, суд фактически переносит завершение осуществление правосудия на неопределенный срок, одновременно нарушая полномочия, установленные для суда кассационной инстанции. В данной ситуации объективно создаются препятствия для своевременного разрешения дела и установления правовой определённости в отношениях между сторонами.

Примеры практики Верховного Суда

Фактически суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, освободил истца от неблагоприятных последствий несовершения требуемых законом процессуальных действий, предоставив истцу не предусмотренную законом и противоречащую принципу правовой определённости возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов и обоснования заявленных требований.

Судом кассационной инстанции нарушен закреплённый в ст. 123 (ч. 3) Конституции РФ, ч.ч. 1 и 2 ст. 8, ч. 1 и 2 ст. 9 АПК РФ принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, истец поставлен в преимущественное перед ответчиками положение для реализации ими процессуальных прав.

Следовательно, у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение как для собирания новых доказательств, так и для повторной их оценки.

Данный вывод соответствует правовой позиции, сформулированной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.07.2015 по делу № 305-ЭС14-8858».

Таким образом, арбитражный суд первой и апелляционной инстанции, исходя из исковых требований и возражений на них, определяет предмет доказывания, круг подлежащих установлению существенных обстоятельств дела и распределяет бремя доказывания между лицами, участвующими в деле (ст. 65, ч. 2 ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Если, несмотря на предложение суда, соответствующие доказательства не были представлены, а представленные доказательства не подтверждают либо прямо опровергают наличие каких-либо существенных обстоятельств дела, то это не может расценивать как неполное установление фактических обстоятельств, имеющих значение для дела. В такой ситуации у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для направления дела на новое рассмотрение, поскольку выводы суда о нормах материального права, применимых к спорному отношению, правах и обязанностях его участников должны быть сделаны исходя из совокупности имеющихся доказательств и установленных обстоятельств.

И только, если при рассмотрении спора по существу предмет доказывания не был определен судом полностью, суд не предложил сторонам доказать какие-либо существенные для дела обстоятельства, у суда кассационной инстанции имеется полномочие для направления дела на новое рассмотрение.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.ru/Blogs/obzhalovanie_v_verhovnyj_sud_postanovleniya_kassacii_o_novom_kruge_razbiratelstva/76487

Практика верховного суда кассационной инстанции
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here