Пленум верховного суда возмещение ущерба

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: пленум верховного суда возмещение ущерба. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Публикации

Пленум Верховного суда (ВС) РФ готов выработать новые разъяснения о назначаемых судами размерах компенсаций морального вреда — последний раз постановление по этому вопросу было выпущено 25 лет назад, сообщил секретарь Пленума ВС РФ, глава Совета судей РФ Виктор Момотов.

«Рассматривая требования о компенсации морального вреда, суды руководствуются в том числе правовыми позициями, изложенными в постановлении ВС, которое было принято 20 декабря 1994 года – то есть почти 25 лет назад. За это время существенно изменились и законодательство, и социально-экономическая ситуация; серьезный путь становления и развития прошло российское гражданское общество. В связи с этим в Верховном суде будет проработан вопрос о возможности подготовки новых разъяснений по вопросу о компенсации морального вреда», — сказал Момотов.

При этом он призвал с осторожностью относиться к идеям разработать формулы и арифметические алгоритмы, позволяющие в каждом случае точно рассчитать размер компенсации морального вреда, или установить нижний порог выплаты за нравственные страдания.

Судейское усмотрение

«Очевидно, что нравственные страдания не могут иметь точной денежной оценки: не существует такой денежной суммы, которая позволит полностью возместить последствия причиненной человеку душевной и физической боли. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда (в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда). При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего», — поясняет Момотов.

Таким образом, при определении размера компенсации применяется целый ряд оценочных критериев, что свидетельствует о широкой сфере судейского усмотрения, указывает он. Однако глава Совета судей не видит в этом ничего удивительного, на его взгляд, широкое судейское усмотрение является признаком развитого правового государства, в котором закон не стремится детально урегулировать каждую жизненную ситуацию, а предусматривает общие «рамочные» нормы, рассчитанные на их содержательное наполнение в судебной практике.

«Судейское усмотрение не может быть абсолютно свободным – оно имеет свои рамки, как правовые, так и нравственные. Определяя размер компенсации морального вреда, судья исходит из требований разумности, справедливости, адекватности и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов права и баланса интересов сторон.

Крайне низкие размеры

Вместе с тем нельзя не признать, что суды нередко взыскивают компенсацию морального вреда в крайне низком размере, в результате чего этот институт перестает выполнять свои функции – как правило, речь идет о суммах, исчисляемых несколькими тысячами рублей. Подобные компенсации не позволяют потерпевшему загладить последствия перенесенных страданий и не способны удержать виновника от противоправного поведения», — отмечает Момотов.

По его словам, результатом широкого судейского усмотрения также стал значительный «диапазон» компенсаций, взыскиваемых судами в сходных ситуациях. Например, в 2018 году минимальная компенсация морального вреда потерпевшему от преступления составила около 3 тысяч рублей, а максимальная – более 8 миллионов рублей, минимальная компенсация морального вреда в связи со смертью составила 5 тысяч рублей, а максимальная – 8,5 миллионов рублей.

«Сама по себе идея повышения определенности и экономической значимости компенсации морального вреда, безусловно, заслуживает поддержки. Однако следует учитывать, что компенсация морального вреда по своей природе изначально является оценочной категорией, требующей учета не только объективных, но и субъективных факторов.

Например, в силу закона при определении адекватного размера компенсации морального вреда суд обязан учитывать индивидуальные особенности потерпевшего, включая его возраст, пол, состояние физического и психического здоровья, чувствительность к боли, характер его деятельности и другие факторы, которые не вписываются в математические алгоритмы», — указывает председатель Совета судей.

Он также напомнил, что судьи учитывают ещё и фактические обстоятельства. Например, при взыскании компенсации за распространение порочащих сведений необходимо установить сферу распространения этой информации, ее содержание, свойства культуры общения в соответствующей социальной среде и иные факторы, которые не могут быть учтены в арифметических расчетах. Один и тот же словесный оборот может восприниматься по-разному в зависимости от того, в каких обстоятельствах он озвучен: на рынке или на научной конференции, на спортивных состязаниях или в парламентских стенах, поясняет Момотов.

Минимальный предел

«Определяя размер компенсации морального вреда, судья учитывает критерии справедливости и разумности, а также принимает во внимание собственную оценку потерпевшим понесенных им страданий. Именно с этих позиций, а не с позиций неких «минимальных пределов», должна оцениваться достаточность компенсации.

Следует учитывать и то, что закрепление минимального размера компенсации морального вреда может привести к обратному эффекту. Нередко установление в законе минимальной границы или размера приводит к использованию его без дальнейшего увеличения: такая граница будет восприниматься как некая «безапелляционная основа», повышение которой потребует, в том числе от суда, дополнительного обоснования», — подчеркивает он.

Глава Совета судей сослался на практику Европейского суда по правам человека, который учитывает, что задача расчета размера компенсации морального вреда является сложной, ибо личное страдание, физическое или нравственное, невозможно стандартизировать для целей такой оценки.

«Поэтому представляется, что в вопросе унификации подхода к определению размера компенсации морального вреда следует соблюдать осторожность. Думаю, что развитие этого правового института должно происходить не по пути внесения изменений в положения Гражданского кодекса о компенсации морального вреда, а по пути повышения общего уровня социальной ответственности и совершенствования правоприменительной практики», — отмечает Момотов.

При этом он констатировал, что в целом судебная практика по требованиям о компенсации морального вреда складывается в пользу граждан: в 2018 году суды рассмотрели более 21 тысячи дел о компенсации морального вреда, причиненного жизни и здоровью, при этом требования граждан удовлетворены почти по 16 тысячи дел на сумму 2,7 миллиарда рублей. Это почти втрое выше показателей 2016 года, когда были взысканы компенсации на сумму чуть выше 1 миллиарда рублей, указал глава Совета судей. По его словам, средняя сумма взысканной компенсации составляет примерно 170 тысяч рублей.

Читайте так же:  Подача искового заявления в суд на развод

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20190725/301995727.html

Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»

(Ярошенко К. Б.) («Юридическая литература», 2011)

КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЮ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГУЛИРУЮЩЕГО ОТНОШЕНИЯ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ЖИЗНИ ИЛИ ЗДОРОВЬЮ ГРАЖДАНИНА»

——————————— Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 3. С. 2 — 12.

Ярошенко К. Б., главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Источник: http://center-bereg.ru/b6198.html

Возмещение вреда, причиненного преступлением

(Продолжение. Начало в №2 · 2018)

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

О некоторых процессуальных вопросах гражданского иска в уголовном процессе мы уже упоминали: подсудности по месту нахождения уголовного дела, отсутствия обязанности платить госпошлину, упрощенных требованиях к исковому заявлению и других. Но на этом особенности такого рода исков не заканчиваются.

Руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации определено, что при разрешении в приговоре вопросов, связанных с гражданским иском, суд обязан привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого разрешен гражданский иск. При удовлетворении гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в приговоре надлежит указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие – в долевом порядке.

В судебном заседании гражданский иск поддерживает гражданский истец, а если этого требует охрана государственных интересов – прокурор (ч. 6 ст. 246 УПК РФ).

Особо следует обратить внимание на тот факт, что если гражданский иск не заявлен, то суд лишен возможности по собственной инициативе возместить имущественный ущерб, причиненный преступлением. А также на то, что при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 309 УПК РФ).

Суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если: об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель; гражданский иск поддерживает прокурор; подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском. В остальных случаях суд при неявке гражданского истца или его представителя вправе оставить гражданский иск без рассмотрения. При этом за гражданским истцом сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 и 3 ст. 250 УПК РФ).

При постановлении обвинительного приговора суд в зависимости от доказанности оснований и размеров гражданского иска удовлетворяет предъявленный иск полностью или частично либо отказывает в его удовлетворении.

При оправдательном приговоре, прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В иных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения, что не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

В соответствии со ст. 54 УПК РФ в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации несет ответственность за вред, причиненный преступлением. О привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд – определение.

Ответственность за вред, причиненный преступлением, как правило, несет обвиняемый. Уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено признание обвиняемого гражданским ответчиком.

В некоторых случаях ответчиком по делу может выступать иное лицо, не являющееся причинителем вреда, которое наделяется статусом гражданского ответчика.

Так, например, если у несовершеннолетнего обвиняемого нет самостоятельного дохода, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, т. е. на них возлагается субсидиарная ответственность, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Помимо родителей (усыновителей) и попечителей, гражданскими ответчиками по уголовному делу могут быть и другие лица. Согласно нормам гражданского права к таковым должны быть отнесены: владельцы источника повышенной опасности, принадлежащего им на правах собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления, аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности, на иных законных основаниях (ч. 1 ст. 1079 ГК); лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности (ч. 2 ст. 1079 ГК); граждане и юридические лица, заключившие с причинителем вреда трудовой договор (контракт) либо гражданско-правовой договор, если последний при совершении преступления действовал (должен был действовать) по их заданию и под их контролем за безопасным ведением работ (ст. 1068 ГК).

Так, например, гражданским ответчиком по делу может быть признана организация как владелец источника повышенной опасности, с которой в трудовых отношениях на момент совершения преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ, состоял обвиняемый.

Интересным в связи с этим представляется вопрос о том, выполняет ли виновное лицо в тот момент, когда оно совершает преступление, связанное со службой или трудовыми отношениями, свои служебные или трудовые обязанности? Или, проще говоря: выполняет ли служебные обязанности сотрудник полиции, когда он, превышая свои служебные полномочия, избивает задержанного? Или: выполняет ли трудовые обязанности водитель, когда он, грубо пренебрегая правилами дорожного движения, на закрепленном за ним организацией автомобиле совершает дорожно-транспортное происшествие с тяжкими последствиями? Разве все эти государственные и частные организации поручали виновным подобное совершать? Почему они должны нести ответственность за этих лиц (пусть даже и с правом дальнейшего регресса к ним)?

В правоприменительной практике, уважаемые читатели, вы найдете примеры и того, и другого. И примеры, когда судебные органы взыскивали ущерб с таких организаций, и примеры, когда – с виновников, с преступников. Грань между тем, когда сотрудники и работники выполняют свои обязанности, а когда они перешли эту черту – очень тонка.

Читайте так же:  Внесение изменений в исковое заявление

Между тем, от этого зависит решение суда по уголовному делу: с кого же взыскивать ущерб (поскольку гражданскому истцу порой выгоднее по мотивам быстрейшего исполнения взыскать его с организации, а не с виновника). Здесь можно дать только одну рекомендацию: внимательно изучить должностные обязанности привлекаемого к уголовной ответственности. Если они виновным были явно превышены – он должен нести самостоятельную ответственность, и вред на организацию возложен быть не может.

Так, автору в свое время, защищая интересы предприятия, в непростом судебном процессе удалось доказать, что, выбив глаз своей напарнице на почве ссоры и сцены ревности крючком для вязания арматурной сетки, работница предприятия не могла исполнять свои трудовые обязанности, поскольку никаким трудовым договором и должностными инструкциями столь дикие выходки в процессе труда предусмотрены не были. Соответственно – заявленный пострадавшей к предприятию иск о возмещении вреда на производстве был отклонен, ей было рекомендовано с подобным иском обратиться непосредственно к виновнице преступления.

Наличие иска по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, заявленного в порядке гражданского судопроизводства, не препятствует предъявлению иска в уголовном процессе при условии прекращенного гражданского дела по соответствующему ходатайству истца. Иначе говоря, потерпевший может предъявить только один из этих исков, но не оба сразу. Поэтому если потерпевший ранее предъявил требование о возмещении причиненного ему вреда в порядке гражданского судопроизводства, то ему необходимо для предъявления аналогичного требования в рамках уголовного дела отозвать свой ранее заявленный общегражданский иск, поскольку одно и то же требование не может быть заявлено дважды и рассматриваться независимо друг от друга разными судами.

Необходимо учитывать, что гражданский иск в уголовном процессе предъявляется лицу, которое является обвиняемым (то есть – с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого) или подсудимым (то есть – с момента предания суду) по данному уголовному делу. Если ущерб причинен совместными действиями нескольких подсудимых, все они будут выступать соответчиками по гражданскому иску в данном уголовном процессе.

К причинителю имущественного вреда, который подсудимым не является, гражданский иск в уголовном процессе предъявлен быть не может, несмотря на то, что этот вред имеет преступное происхождение. В частности, когда вред причинен совместными действиями подсудимого по данному уголовному делу и другого лица, в отношении которого уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям или выделено в отдельное производство, обязанность возместить вред в полном размере ложится на подсудимого. Если материальный ущерб причинен подсудимым совместно с другим лицом, в отношении которого дело было выделено в отдельное судопроизводство, суд возлагает обязанность по возмещению ущерба в полном размере на подсудимого. При вынесении обвинительного приговора в отношении лица, дело о котором было выделено в отдельное производство, суд вправе возложить не него обязанность возместить ущерб солидарно с ранее осужденным (см.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. N 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением»).

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 03 (185) дата выхода от 22.03.2018.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Источник: http://www.consultant-dv.ru/periodika/gazeta-vernoe-reshenie/vypusk-03-22-03-18/vozmeshchenie-vreda-prichinennogo-prestupleniem2/

ВС поднял размер компенсации морального вреда

Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн руб. Однако первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы.

В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) истцу помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму.

ВС сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии. У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил ВС. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации.

ВС также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Видео (кликните для воспроизведения).

Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил ВС: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учел суд.

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × , считает решение гражданской коллегии революционным: оно может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

Читайте так же:  Сделать справку для академического отпуска

Несмотря на очевидность того, что компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт на моей памяти является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций.

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг ×

Андрей Гривцов, партнер АБ Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании × приветствовал решение ВС и заметил, что подобной практики ранее фактически не существовало. «Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна», – заметил он. Адвокат Сергей Голубок также высоко оценил решение, хотя и отметил ряд минусов мотивировки. По его словам, из текста определения не совсем понятно, за что именно назначена компенсация: ВС говорит о нарушении права истца на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), но при этом ссылается на практику по делам о бесчеловечных условиях содержания в следственных изоляторах (ст. 3). При этом Голубок надеется, что решение ВС будет не единичным.

Радует, что Верховный суд кардинально поднял размер компенсации. Издевательски маленькие компенсации за незаконные действия органов власти и должностных лиц ведут к продолжению их противоправного поведения, де-факто поощряя его.

Сергей Голубок, адвокат

По словам Гривцова, одна из причин небольшого числа решений по компенсациям в целом связана с малым числом оправдательных приговоров. Кроме того, у людей, как правило, уже не остается сил на то, чтобы идти за компенсацией морального вреда, пояснил он. «В настоящей ситуации истец пошел до конца, и это можно только приветствовать», – заметил Гривцов. Для изменения ситуации с размерами компенсаций нужно вносить изменения в действующее законодательство и устанавливать критерии, отмечает Ирина Фаст. Другим вариантом решения вопроса являются рекомендательные разъяснения ВС по этому поводу.

Источник: http://pravo.ru/story/205413/

Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 20 декабря 1994 г. N 10 «НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА»

О бсудив материалы проведенного изучения судебной практики по делам о компенсации за нанесенный моральный вред, Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что многообразие законодательных актов, регулирующих отношения, связанные с причинением морального вреда, различные сроки введения их в действие, порождают вопросы, требующие разрешения. (Постановление Пленума Верховного Суда «О компенсации морального вреда»)

Постановление Пленума Верховного Суда «О компенсации морального вреда»:

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда, наиболее полной и быстрой защиты интересов потерпевших при рассмотрении судами дел этой категории Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:

1. Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.

Суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

(Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

Понятие морального вреда

2. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

При этом следует учитывать, что статьей 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик установлена ответственность за моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, и в том случае, когда в законе отсутствует специальное указание о возможности его компенсации.

Статьей 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, которая введена в действие с 1 января 1995 г., указанное положение сохранено лишь для случаев причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место при наличии указания об этом в законе.

(Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

Вина причинителя вреда

3. В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда:

  • вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
  • вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 марта 1996 г.).
Читайте так же:  Районный суд оплатить госпошлину

(Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

Нормативная база

4. Рассматривая требования потерпевшего о компенсации перенесенных им нравственных или физических страданий, следует иметь в виду, что вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулировались: частью 7 статьи 7 Гражданского кодекса РСФСР (в редакции Закона от 21 марта 1991 г.); статьей 62 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации», введенного в действие с 8 февраля 1992 г. (с 1 августа 1990 г. и до 8 февраля 1992 г. действовала статья 39 Закона СССР от 12 июня 1990 г. «О печати и других средствах массовой информации»); статьей 89 Закона Российской Федерации от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды» (введен в действие с 3 марта 1992 г.), действовавшей до 12 января 2002 г.; ….

В настоящее время вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулируются статьями 12, 150 — 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 января 1995 г.; статьями 1099 — 1101 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 марта 1996 г.; статьей 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей», действующей с 16 января 1996 г.; частью 5 статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г., вступившего в силу с 1 января 1998 г.; статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 февраля 2002 г.;….

(Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

Право на компенсацию морального вреда

Однако отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Например, в соответствии с пунктом 3 статьи 1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик к трудовым отношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., может быть применена статья 131 названных Основ, регулирующая ответственность за нанесение морального вреда по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, поскольку отношения, связанные с компенсацией морального вреда, не урегулированы трудовым законодательством. В частности, суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконными увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п.

Указанное положение применимо и к трудовым отношениям, возникшим после 1 января 1995 г., так как названными выше незаконными действиями работодателя нарушаются личные неимущественные права работника и другие нематериальные блага (статья 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации).

(Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

Сведения, порочащие деловую репутацию

5. Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации (пункт 6 статьи 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., пункт 7 статьи 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г.).

6. Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы (пункт 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации).

Однако, если противоправные действия (бездействие) ответчика, причиняющие истцу нравственные или физические страдания, начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред в указанном случае подлежит компенсации.

(Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

Срок исковой давности

7. Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

В случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

8. При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме, а по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г

., — только в денежной форме , независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Исходя из этого, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

(Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

Самостоятельность требований морального вреда

9. Суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.

Читайте так же:  Возмещение морального вреда косгу

Применительно к статье 44 УПК РФ потерпевший, то есть лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (статья 42 УПК РФ), вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу.

10. При рассмотрении дел о компенсации причиненных нравственных или физических страданий необходимо учитывать, что моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме. Учитывая это, государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса РФ, предусматривающего оплату исковых заявлений неимущественного характера. (Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

При этом следует также иметь в виду, что в предусмотренных законом случаях истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины (например, подпункты 1, 3, 4 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса РФ, пункт 3 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»).

(Постановление Пленума Верховного Суда О компенсации морального вреда)

Источник: http://konra.ru/%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%83%D0%BC%D0%B0-%D0%B2%D1%81-%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B2/

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Пленум верховного суда возмещение ущерба
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here