Общее имущество срок исковой давности

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: общее имущество срок исковой давности. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Общее имущество срок исковой давности

Природа иска. Должен ли применяться срок исковой давности по требованиям собственников жилых помещений об истребовании помещений подвалов, находящихся во владении третьих лиц?

Многоквартирный жилой дом, жилые помещения в нем, подвалы, чердаки и другое общее имущество собственников помещений. как указанное имущество соотносить: единое целое, как вещи и принадлежность или . От ответа на этот вопрос зависит возможность применения срока исковой давности по требованиям собственников помещений МКД о защите нарушенного права.

Приведем три позициии по вопросу соотношения подвалов (а также чердаков, лифтов МКД и прочих элементов общего имущества собственников помещений МКД) и жилого дома, квартиры:

  1. Многоквартирный жилой дом — единая неделимая вещь. Подвалы — это не принадлежности, а составные части единой вещи — дома;
  2. Квартира и технический подвал как вещь и принадлежность;
  3. Истребование помещений технических подвалов МКД в судебной практике.

1. Многоквартирный жилой дом — единая неделимая вещь. Лифты, подвалы, чердаки — это не принадлежности, а составные части единой вещи — дома. Исковая давность на требования собственников об устранении препятствий в пользовании домом не должна распространяться

Жилое помещение в многоквартирном жилом доме, как правило, соотносят с другими общими помещениями дома, находящимися в общем пользовании (лестницы, лифты, подвалы, коридоры, чердаки, крыши и т.п.) как главную вещь и ее принадлежность. Но, как правило, вещь и принадлежность выступают в гражданском обороте как разные вещи, они могут быть самостоятельными объектами сделок, несмотря на то, что связаны хозяйственным назначением. Однако, технический подвал жилого дома не является самостоятельным объектом права, не может использоваться самостоятельно по своему назначению, так как предназначен для обслуживания более одного помещения, находящегося в доме, поскольку в нем имеется различное оборудование, обеспечивающее жизнедеятельность всего дома.

В соответствии со ст. 133 ГК РФ вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения, признается неделимой. «Здание — это особым способом организованное пространство, состоящее из унифицированных элементов — строительных и инженерных (элементов жизнеобеспечения)». Таким образом, общие помещения жилого дома (в том числе технические помещения) следует рассматривать не как принадлежность главной вещи (квартиры), а как составную часть единой неделимой вещи — жилого дома. Исходя из этого, истец-собственник жилого помещения не лишен владения неделимой вещью, но имеются препятствия в осуществлении права пользования ею.

Истец выбирает надлежащий способ защиты нарушенного права — просит устранить препятствия в пользовании (ст. 304 ГК РФ). Слово «истребовать» в просительной части искового заявления не может определять природу иска (как виндикационного).

Применение иных норм права к спорным правоотношениям будет приводить к возможности применения срока исковой давности к заявленным требованиям. В случае установления судом факта пропуска срока исковой давности, собственник жилого помещения лишается возможности использовать общее имущество, что создает риск невозможности (или ограниченной возможности) использования жилого помещения, принадлежащего ему на праве собственности. Исходя из единого режима пользования жилым помещением и общим имуществом (как составной части единой вещи — дома), неправомерное завладение третьим лицом помещениями технического подвала дома следует рассматривать как чинение препятствий собственнику в пользовании жилым помещением — квартирой. Ведь собственник лишен права на незамедлительное устранение возникающих технических неполадок, аварий, (которые невозможно устранить без незамедлительного доступа в технический подвал специализированных служб) — в результате которых может быть причинен существенный ущерб здоровью и имуществу собственников жилых помещений Это нарушает права собственника на благоприятные и безопасные условия проживания в данном доме (ст. 42 Конституции РФ).

Указанная позиция поддерживается и некоторыми учеными-цивилистами

О понятиях «составная часть вещи» и «принадлежность» применительно к многоквартирному дому и правоприменении высказывался также на страницах сети Интернет (интернет-интервью) Е.А. Суханов, заведующий кафедрой гражданского права МГУ им. М.В. Ломоносова, заместитель председателя Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, д.ю.н., профессор. Приведем отрывок из интервью на тему «Перспективы развития гражданского законодательства в России: планы и современные реалии»:

«. Жилищная собственность — это вообще очень сложный вопрос, с которым надо отдельно разбираться. Приведу пример. Я приватизировал квартиру или комнату в многоквартирном доме, условно говоря, на третьем этаже. Теперь давайте посмотрим, собственником чего я стал. Мой пол — для кого-то потолок. Мой потолок — для кого-то пол. Моя стена — общая с соседом. А теперь пойдем дальше. Моя квартира может существовать отдельно от дома? У нас освещение, отопление едины, лифт и лестница общие. Вряд ли я смогу пользоваться квартирой без всего этого.

По нежилым помещениям был случай, который дошел до Высшего Арбитражного Суда. Некая фирма в Томске купила три комнаты в офисном здании на третьем этаже и захотела ими пользоваться. А собственник здания, который их ей продал, сказал: вот эти три комнаты на третьем этаже ваши, но насчет того, что ваши работники будут ходить по моим лестницам и пользоваться моими лифтами и местами общего пользования, мы не договаривались. Вы за это не платили, поэтому я вам этим пользоваться запрещаю. Выкручивайтесь как хотите, меня не волнует, как вы будете попадать на третий этаж, не имея возможности пользоваться лифтом. Хоть на вертолете или дирижабле.

Разговор здесь вот о чем: ни комната, ни квартира, ни офисное помещение — это не отдельная вещь. Это составная часть единой юридически неделимой вещи: жилого или нежилого дома. В советские времена у меня была комната или квартира по договору жилищного найма, потом я ее приватизировал. Что я приватизировал — воздух, кубатуру? Это некий идеальный объект. Нет такой вещи, как комната или квартира. Даже юристы до сих пор путаются в понятиях «составная часть вещи» и «принадлежность». Мы считаем, что общее имущество дома, — лестницы, лифты, подвалы, — это принадлежность. Но принадлежность — это самостоятельная вещь, которая может быть использована отдельно от главной, например, в паре «картина и рама» картина вроде бы главная вещь, а рама — принадлежность. Хотя Марк Твен еще в конце девятнадцатого века увидел объявление в одной американской провинциальной газете, где было написано: продается картина с рамой — цена 10 долларов, а можно купить раму без картины, цена — 20 долларов. Вот рама и картина — это принадлежность и главная вещь, это две разных вещи, которые могут использоваться порознь. Они связаны хозяйственным назначением, как футляр и скрипка, автомобиль и запасное колесо.

А теперь подумайте, как вы будете использовать лифт отдельно от дома или лестничную площадку. Еще наш корифей, ученый-правовед Дмитрий Михайлович Генкин в учебнике гражданского права 1944-го года писал: рукава у пиджака — это не принадлежность, это составная часть, без рукавов уже будет не пиджак, а жилетка. А российский законодатель не мог додуматься до того, что лифты, подвалы, чердаки — это не принадлежности, а составные части единой вещи — дома, которыми нельзя пользоваться отдельно от него. И квартирой нельзя пользоваться, не пользуясь лифтом.

..Беда в том, что наши юристы хорошо знают советское гражданское право, где не было вообще понятия недвижимости, где земля была ничья, государственная. А что было до этого — все начисто забыли и восстанавливали впопыхах в конце 80-х — начале 90-х годов. А ведь есть зарубежный опыт, где давно уже по-разному решаются эти вопросы. Жилищная собственность — это отдельный разговор. Общее имущество жилого дома — отдельный объект «права» общей собственности, которое в действительности дает только одни обязанности. Общая собственность жилого дома — это фактически обязанность по распределению платежей за общее имущество. В обычной общей собственности я могу выделить, продать долю, — здесь это невозможно. И не надо. Но, значит, это не право общей собственности, а что-то совсем другое. Во всем этом надо руководствоваться еще и здравым смыслом».

Читайте так же:  Защита прав человека от полиции

2. Рассматриваем квартиру и технический подвал как вещь и принадлежность. Жилое помещение и отдельно взятая вещь из состава общего имущества (например, те же технические подвалы) соотносятся как вещь и принадлежность, а значит, по иску об истребовании помещения подвала применим срок исковой давности

Так, например, Верховный Суд РФ, в определении от 25 декабря 2000 г. N 78-Г00-61 указывал следующее:

«..по смыслу действующего гражданского и жилищного законодательства Российской Федерации жилые помещения (квартиры), находящиеся в многоквартирных домах, относятся к сложным вещам, т.е. составлены из главной вещи (самой квартиры), непосредственно удовлетворяющей жилищные потребности граждан, а также других общих помещений дома, находящихся в общем пользовании (лестницы, лифты, подвалы, коридоры, чердаки, крыши и т.п.) и предназначенных для обслуживания и обеспечения главной вещи (квартиры), и связанных с ней общим назначением».

Но, собственнику жилого помещения в многоквартирном доме принадлежит не конкретная перечисленная в статье 36 ЖК РФ вещь (лестницы, лифты, подвалы, коридоры, чердаки, крыши и т.п.), а доля в праве собственности на общее имущество дома (статья 289 ГК РФ), которая устанавливается исходя из площади помещения собственника. Доля в праве собственности не имеет самостоятельного имущественного значения, а потому, нельзя рассматривать жилое помещение и долю в праве собственности как главную вещь и принадлежность.

Однако, даже если принять за истину точку зрения, согласно которой квартира и общее имущество собственников соотносятся как вещь и принадлежность (т.е. многоквартирный дом не является единой неделимой вещью), то требования истца об устранении препятствий в пользовании общим имуществом и об истребовании помещения технического подвала также не имеют природу виндикационного иска, так как истец не лишен владения общим имуществом (в состав которого входит и подвал) собственников помещений дома. В качестве обоснования данной позиции можно привести следующие нормы права.

Общее имущество принадлежит на праве общей собственности всем собственникам квартир и нежилых помещений, каждый из которых имеет свою долю в праве на это имущество. В силу правового режима общего имущества многоквартирного дома, закрепленного в статье 290 ГК РФ и статье 37 ЖК РФ, общее имущество есть единый, неделимый объект, права на который распределены между несколькими субъектами (собственниками квартир, нежилых помещений). Исходя из смысла части четвертой статьи 37 ЖК РФ общее имущество не может быть разделено между правообладателями, невозможен выдел в натуре долей в общем имуществе многоквартирного дома, то есть невозможно определение по объектной принадлежности общего имущества конкретным лицам.

Общее имущество в целом может находиться в собственности только собственников помещений в многоквартирном доме (ч. 1 ст. 36 ЖК РФ), как и доля в праве общей собственности на указанное имущество принадлежит только указанным собственникам (ст. 289 ГК РФ, ч. 1 ст. 36 ЖК РФ). Таким образом, в силу статьи 129 ГК РФ общее имущество в многоквартирном доме, как и доля в праве общей собственности на указанное имущество, является объектом, ограниченным в обороте, который может принадлежать лишь определенному участнику оборота — собственнику помещения (квартиры) в доме.

Исходя из того, что общее имущество есть единый, неделимый объект, права на который распределены между несколькими субъектами, необходимо констатировать, что истец по настоящему делу не лишен владения не только главной вещью (квартирой), но и принадлежностью — общим имуществом, как единым объектом (межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения и т.д.). Истцу, как собственнику доли в праве собственности на общее имущество (не лишенному владения ни вещью, ни принадлежностью), чинятся препятствия в пользовании имуществом. Соответствующий способ защиты нарушенного права указан в ст. ст. 12, 304 ГК РФ.

3. Истребование помещений подвалов МКД в судебной практике

Ни первая позиция, согласно которой «многоквартирный жилой дом — единая неделимая вещь», ни вторая, согласно которой «общее имущество собственников есть единый, неделимый объект» не находит понимания у судов, которые требования истцов не считают требованиями об устранении препятствий в пользовании жилым помещением или в пользовании общим имуществом, на которые не распространяется исковая давность. В результате арбитражные суды по искам ТСЖ в интересах собственников помещений применяют сроки исковой давности (3 года); по искам же граждан суды общей юрисдикции в случае удовлетворения исковых требований вынуждены отписывать некорректные с процессуальной точки зрения решения, в которых указывают: «истребовать помещение у ответчика и передать его во владение ВСЕХ собственником помещений дома». Думаю, не нужно объяснять, что ВСЕ собственники помещений дома истцами по делу, как правило, не являются и ничего у суда не просят, оснований для такого решения формально нет. Нет у суда оснований и удовлетворить иск только в пользу одного собственника помещения — истца, так как он собственник только доли в праве, но не помещения технического подвала.

Вернуться к началу обзора практики: «Технические подвалы в многоквартирном доме как общее имущество собственников. Судебная практика» (вопросы назначения помещений, признания права, истребования из незаконного владения)

Источник: http://logos-pravo.ru/istrebovanie-pomeshcheniy-podvalov-mkd-i-srok-iskovoy-davnosti

Общее имущество срок исковой давности

К вопросу о применении срока исковой давности по требованиям об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения и, в частности, истребованию нежилых помещений, расположенных в подвалах многоквартирных жилых домов.

Нетрудно увидеть мутацию судейского подхода к понимаю норм материального права, регулирующих применение сроков исковой давности по требованиям об истребовании помещений технических подвалов из чужого незаконного владения.

Сначала судьи правомерно руководствались тем, что требования истцов — это требования об устранении препятствий в пользовании общим имуществом и на них не распространяется срок исковой давности. Потом суды стали применять 3-летний срок исковой давности, и, наконец, венец судейской мысли: даже если истец не знал и не мог знать о «захвате» элемента общего имущества третьими лицами, срок давности все равно начинает течение с момента выбытия имущества. То есть, может иметь место ситуация, когда собственник квартиры пропустил срок исковой давности раньше, чем узнал о нарушении своего права!

Позиция 1 — сводилась к тому, что требования об истребовании помещений технических подвалов из чужого незаконного владения — это, по сути, требования об устранении препятствий в пользовании общим имуществом и на них не распространяется срок исковой давности

1). Решением Куйбышевского районного суда от 6 февраля 2009 г по делу об истребовании помещения из чужого незаконного владения требования удовлетворены. Суд указал, что «в силу ч. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Заявленные требования в интересах Л.Н. — это требования об устранении препятствий в пользовании общим имуществом собственников квартир — подвалом. Согласно ч. 4 ст. 208 ГК РФ на эти требования исковая давность не распространяется».

Читайте так же:  Вопросы по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних

2). Решением Куйбышевского районного суда г. Омска от 8 октября 2009 года требования удовлетворены, указано, что «в силу ч.1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Заявленные истицей Л.Ф. по существу сводятся к требованию об устранении препятствий в пользовании общим имуществом собственников квартир — подвалом. Согласно ч.4 ст. 208 ГК РФ на эти требования исковая давность не распространяется».

Позиция 2. Позднее, областной суд решил, что по искам об истребовании общего имущества следует ограничить срок давности общим трехгодичным сроком, однако именно на ответчика возлагалась обязанность доказывания того, что истец узнал или должен был узнать о выбытии помещения из общего владения ранее, чем за три года до предъявления иска

Кассационным определением Омского областного суда от 18 ноября 2009 года отменено решение районного суда г. Омска от 8 октября 2009 года, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. Фактически истцом заявлено требование об истребовании имущества из чужого владения, поэтому положения ст. 304 ГК РФ не подлежат применению к спорным правоотношениям. Суду следовало вынести на обсуждение сторон вопрос о наличии предусмотренных ст. ст. 301 и 302 ГК РФ оснований для истребования этих помещений у ответчика, разъяснить истцу, что он обязан доказать незаконность владения имуществом ответчиком, а ответчику — обязанность доказать наличие оснований, препятствующих истребованию имущества. Принимая во внимание, что на иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения распространяется исковая давность п. 4 ст. 208 ГК РФ применены судом неправомерно. Разрешая ответчика о применении срока исковой давности и учитывая, что истец не являлась стороной сделки, послужившей основанием для регистрации права собственности ответчика на спорное помещение, суду следовало разъяснить ответчику его обязанность доказать, что истец узнала или должна была узнать о выбытии спорного помещения из общего владения ранее, чем за три года до предъявления данного иска.

Кассационным определением Омского областного суда от 28 апреля 2010 года оставлено без изменения решение Куйбышевского районного суда г. Омска от 15 марта 2010 года. Суд указал:

В силу п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Как установлено судом, истицы узнали о нарушении своего права, а именно что данная часть подвала принадлежит на праве собственности обществу в 2008-2009 годах. Использование его до указанного времени, не свидетельствует о том, что истцам было известно о праве собственности на объект недвижимости.

В данной связи доводы кассационной жалобы о неправильном применении судом норм материального права при разрешении заявления ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, не могут повлечь отмену состоявшегося судебного постановления.

Позиция 3. Течение срока давности начинается с момента, когда истцу стало известно или должно было стать известно о выбытии элементов общего имущества из его владения, однако доказывать с какого момента истец узнал или должен был узнать о выбытии имущества уже фактически не требуется, поскольку суд стал применять следующую «логику»: «истец не мог знать о выбытии. поскольку, являясь собственником квартиры, нес бремя содержания принадлежащего ему имущества, должен был следить за его сохранностью»

Отменяя решение Куйбышевского районного суда г. Омска об удовлетворении иска об истребовании помещений подвала, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в определении от 3 ноября 2010 года указала:

С марта 2000 г. спорные помещения во владении жильцов дома не находились, в данных нежилых помещениях находился магазин. Следовательно, спорные нежилые помещения выбыли из владения собственников помещений многоквартирного дома не позднее чем в марте 2000 года. Течение срока давности для всех собственников помещений многоквартирного дома, независимо от времени приобретения ими прав на помещения в доме и проживания или иного пользования ими, начинается с 1 апреля 2000 г. Барт стал собственником жилого помещения в доме в 1995 г. О том, что в спорных помещениях с марта 2000 г. располагаются торговые помещения он не мог не знать. Иное свидетельствует о его безразличном отношении к правам на спорные помещения. Незнание о том, зарегистрировано ли за кем-либо право собственности на спорные помещения, правового значения для дела не имеет, поскольку течение срока давности начинается с момента, когда истцу стало известно или должно было стать известно о выбытии помещений из его владения, а не с момента, когда стало известно о регистрации права собственности.

Из дела видно, что истец обратился в суд 7 июня 2010 года, т.е. с пропуском срока исковой давности. Заявление о восстановлении срока Бартом не подавалось.

Проживание истца в Германии само по себе не является подтверждением того, что Барт не знал о выбытии спорных помещений из владения собственников квартир. Барт, являясь собственником квартиры, нес бремя содержания принадлежащего ему имущества, должен был следить за его сохранностью. (. )

Определением судьи областного суда отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции. При этом, стоит отметить, что доводы, изложенные в надзорной жалобе вообще не нашли накакого отражения в определении суда.

Вернуться к началу обзора: «Технические подвалы в многоквартирном доме. Истребование из незаконного владения и срок исковой давности. Судебная практика»

Источник: http://logos-pravo.ru/srok-iskovoy-davnosti-dlya-istrebovaniya-pomeshcheniy-podvalov-zhilyh-domov-sudebnaya-praktika

Общее имущество срок исковой давности

В силу того, что ТСЖ является лишь представителем собственников помещений, т.е. процессуальным, а не материальным истцом по делу, срок исковой давности начинает течение не с момента, когда образовано ТСЖ или последнее узнало о выбытии помещений из владения собственников, а с момента, когда о нарушенном праве стало известно самим собственникам помещений дома.

Начало течения срока исковой давности.
Разъяснения ВАС РФ

Постановление Президиума ВАС РФ от 15 декабря 2009 г. N 12537/09 (извлечение):

. Суд отверг и довод комитета о пропуске срока исковой давности, указав, что в данном случае в качестве материального истца в суде самостоятельно выступает товарищество. Оно создано 03.03.2006, не могло узнать о нарушении своего права раньше, чем создано, и, обратившись в суд 23.10.2007, трехлетний срок исковой давности не пропустило.

Суд кассационной инстанции согласился с доводами, оценкой обстоятельств, правильностью применения правовых норм и выводами суда первой инстанции.

Однако судами не учтено следующее.

Согласно пункту 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации общие помещения в многоквартирном доме, его несущие конструкции, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры, принадлежат на праве общей долевой собственности собственникам квартир в многоквартирном доме.

В силу статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации помещения в многоквартирном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, принадлежат на праве общей долевой собственности собственникам помещений в этом доме.

На основании пункта 1 статьи 135 Жилищного кодекса Российской Федерации товариществом собственников жилья признается некоммерческая организация, объединение собственников помещений в многоквартирном доме для совместного управления комплексом недвижимого имущества в таком доме, обеспечения эксплуатации этого комплекса, владения, пользования и в установленных законодательством пределах распоряжения общим имуществом в многоквартирном доме.

Согласно пункту 8 статьи 138 Жилищного кодекса Российской Федерации в обязанности товарищества собственников жилья входит представление интересов собственников, в том числе в отношениях с третьими лицами.

Таким образом, право собственности на общее имущество многоквартирного дома на основании законодательных положений может принадлежать только собственникам помещений в этом доме, но не товариществу собственников жилья как юридическому лицу.

Читайте так же:  Снизить моральный вред

Из толкования во взаимосвязи названных норм следует, что предъявляя в арбитражный суд иск о признании права общей долевой собственности, товарищество не могло иметь самостоятельного экономического интереса, отличного от интересов его членов. Оно уполномочено действовать лишь в интересах собственников помещений в доме, которые и являются материальными истцами по делу.

Выводы судов о наличии у товарищества прав материального истца и необходимости исчисления срока исковой давности с момента образования товарищества являются неверными. Товарищество участвует в подобных делах в качестве законного представителя собственников помещений.

Судебная практика окружных арбитражных судов

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 июля 2010 г. по делу N А56-4289/2009 (извлечение):

Товарищество собственников жилья «ИнДом» (далее — Товарищество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Комитету по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (далее — КУГИ) о признании права общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного дома на следующие помещения, расположенные по адресу: Санкт-Петербург, Индустриальный пр., д. 27, лит. А.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2010 решение от 19.11.2009 в обжалуемой части отменено. В иске отказано.

Учитывая то, что Товарищество создано 14.03.2005, право собственности отдельных домовладельцев на помещения в доме возникло ранее названной даты, иск подан в суд 28.01.2009, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о пропуске истцом срока исковой давности, предусмотренного статьей 196 ГК РФ.

Кроме того, согласно статье 7 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав носит открытый характер. Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, обязан предоставлять сведения, содержащиеся в ЕГРП о любом объекте недвижимости любому лицу, предъявившему удостоверение личности и заявление в письменной форме. Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, должен в течение пяти рабочих дней предоставить запрошенную информацию заявителю или выдать ему в письменной форме мотивированный отказ. Такой отказ может быть обжалован обратившимся за информацией лицом в суд.

Таким образом, собственники помещений в многоквартирном доме имели возможность обратиться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, и узнать о правовом статусе спорных помещений в любое время. К тому же суд апелляционной инстанции правомерно указал на то, что поскольку спорное имущество сдавалось в аренду третьим лицам, собственники помещений в многоквартирном доме еще до создания Товарищества и передачи дома в управление Товарищества должны были знать об использовании помещений подвала не как общего имущества дома, а в других целях.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция считает, что апелляционный суд пришел к правомерному выводу об отказе в иске.

Определение ВАС РФ от 2 июня 2010 г. N ВАС-7093/10 (извлечение):

. На основании пункта 1 статьи 135 Жилищного кодекса Российской Федерации товариществом собственников жилья признается некоммерческая организация, объединение собственников помещений в многоквартирном доме для совместного управления комплексом недвижимого имущества в многоквартирном доме, обеспечения эксплуатации этого комплекса, владения, пользования и в установленных законодательством пределах распоряжения общим имуществом в многоквартирном доме.

Согласно пункту 8 статьи 138 Жилищного кодекса Российской Федерации в обязанности товарищества собственников жилья входит представление интересов собственников, в том числе в отношениях с третьими лицами.

Таким образом, право собственности на общее имущество многоквартирного дома на основании законодательных положений может принадлежать только собственникам помещений в этом доме, но не товариществу собственников жилья как юридическому лицу.

Учитывая то, что ТСЖ «ИнДом» создано 14.03.2005, право собственности отдельных домовладельцев на помещения в доме возникло ранее названной даты, иск подан в суд 11.11.2008, суд пришел к выводу о пропуске истцом срока исковой давности, предусмотренного статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данный вывод, согласуется с правовой позицией Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 64 от 23.07.2009 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» и Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2009 N 12537/09.

Постановление ФАС Уральского округа от 4 августа 2010 г. N Ф09-6056/10-С6 по делу N А50-41394/2009 (извлечение):

Видео (кликните для воспроизведения).

..Товарищество собственников жилья «Закамское» (далее — товарищество) обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском к администрации и департаменту о признании права общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном жилом доме на нежилое помещение площадью 60,6 кв. м, расположенное в подвале жилого дома по адресу: г. Пермь, ул. Шишкина, д. 29.

Судами также исследован и отклонен довод администрации о пропуске срока исковой давности. Как указали суды, материалами дела подтверждается, что жилой дом, расположенный по адресу: г. Пермь, ул. Шишкина, д. 29, передан в управление товариществу по договору от 02.05.2007 N 1, и с этого момента истец мог и должен был узнать о предполагаемом нарушении прав, в защиту которых он обратился в арбитражный суд (ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом достоверных доказательств того, что собственники помещений в жилом доме должны были узнать о нарушении своих прав ранее указанного момента, в дело не представлено.

Оспаривание зарегистрированного права
(нарушение права не связано с лишением владения)

В пункте 57 Совместного Постановления Пленума ВС РФ N 10 и Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» содержатся следующие разъяснения:

«. Течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.

Поскольку законом не установлено иное, к искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, применяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ.

Вместе с тем в силу абзаца пятого статьи 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется. «

Вернуться к началу обзора практики: «Технические подвалы в многоквартирном доме как общее имущество собственников. Судебная практика» (вопросы назначения помещений, признания права, истребования из незаконного владения)

Источник: http://logos-pravo.ru/podval-zhilogo-doma-srok-iskovoy-davnosti-po-istrebovaniyu-i-priznaniyu-prava

ВС рассказал, как считать исковую давность при разделе имущества

Надежда Кошелева* была замужем за Евгением Мастерковым* 12 лет. За это время они успели построить дом. При разводе делить имущество не стали, в доме остался жить муж Кошелевой – она против этого не возражала, хотя от своего права собственности на дом не отказывалась. Спустя год после развода он сочетался браком с новой женой, которая родила ему двоих детей. Шесть лет спустя Мастерков умер, а наследники начали делить имущество, в том числе и дом. Он должен был достаться жене, матери и двум сыновьям Мастеркова, но бывшая супруга решила отстоять свои права на имущество, которое изначально делить не стали. Она решила добиться, чтобы суд признал ее право собственности на половину дома. Ответчики же, новая семья Мастеркова, настаивали, что срок исковой давности уже пропущен, и спустя 7 лет после развода поздно говорить о разделе имущества.

Кущевский районный суд Краснодарского края иск удовлетворил, а апелляция, напротив, согласилась с ответчиком. На раздел общего имущества супругов отводится три года (п. 7 ст. 38 СК), и это время надо исчислять с момента официального расторжения брака, указал краевой суд, а значит, срок исковой давности пропущен.

Читайте так же:  Субъекты права муниципальной собственности на землю

Кошелева обратилась в Верховный суд, который встал на ее сторону. Коллегия по гражданским спорам напомнила п. 19 постановления Пленума ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Согласно постановлению, срок исковой давности по подобным спорам составляет три года, однако не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что его права нарушены (п. 1 ст. 200 ГК).

Срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов в период брака, прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т. п.).

– из Определения Верховного суда по делу № 18-КГ17-217

Дом Кошелевой был построен в период брака, был совместной собственностью, спора же относительно дома не было. Значит, не было и нарушения прав со стороны ответчика, отметил ВС. При этом от прав собственности Кошелева не отказывалась. Следовательно, срок исковой давности по делу не истёк, а выводы апелляции о его пропуске неверны. ВС отправил дело на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

Раньше суды часто считали, что трехлетний срок исковой давности необходимо исчислять с даты расторжения брака, говорит Кира Корума, партнер «Яковлев и партнеры». Очевидно, что и сегодня суды порой продолжают делать ту же ошибку, как в деле Кошелевой. Это, с одной стороны, защищает права обоих разведенных. Но, с другой стороны, порождает правовую неопределенность для них самих, для их новых супругов, для кредиторов, для приобретателей такого имущества и т. д., разъясняет Корума.

«Тот, кто владеет имуществом, может пользоваться им, совершать сделки, не ставя другого бывшего супруга в известность. А последний может долго ни о чем не беспокоиться, а спустя десяток лет предъявить претензии». По словам Корумы, в таких ситуациях важно установить, когда бывшему супругу стало известно о нарушении его права. Но Верховный суд не дал разъяснений и примеров, какие конкретные обстоятельства при этом надо учитывать, с сожалением говорит Корума.

* имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/story/200589/

Общее имущество срок исковой давности

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 января 2015 г. N 33-927/15 (ключевые темы: общая собственность — срок исковой давности — общая долевая собственность — многоквартирный дом — признание недействительным зарегистрированного права)

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 января 2015 г. N 33-927/15

Судья суда первой инстанции:

Бугынин Г.Г. Дело N33-927

16 января 2014 г. г. Москва

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

Председательствующего Ульяновой О.В.

Судей Лукьянова И.Е., Митрофановой Г.Н.

при секретаре Богучарской А.А.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Лукьянова И.Е.

дело по апелляционной жалобе Бриш С.Е., Калабиной Л.И.

на решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 09 сентября 2014 г.

по делу по иску Бриш С.Е., Калабиной Л.И. к Департаменту городского имущества г. Москвы, Правительству Москвы о признании права собственности,

Спорным имуществом являются нежилые помещения общей площадью *** расположенные на подвальном этаже многоквартирного дома по адресу: *** (л.д. 10) (далее — спорные помещения).

Право собственности на эти помещения в *** г. было зарегистрировано за городом Москвой (л.д. 12).

Бриш С.Е. и Калабин Л.И., являющиеся собственниками жилых помещений в доме, в котором расположены спорные помещения, обратились в суд с иском к Департаменту городского имущества г. Москвы (далее — ДГИГМ), Правительству Москвы о признании права общей долевой собственности на спорные помещения.

Свои требования истицы обосновали тем, что спорные помещения с учетом их расположения и наличия в них коммуникаций, обслуживающих весь дом, относятся к общему имуществу многоквартирного дома. В силу закона право общей долевой собственности на это имущество принадлежит собственникам помещений дома. Регистрация за городом Москвой права собственности на спорные помещения нарушает права истцов на эти помещения.

Ответчик иск не признали, заявили о применении исковой давности.

Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 09 сентября 2014 г. постановлено:

-Отказать Бриш С.Е., Калабиной Л.И. в иске к Департаменту городского имущества г. Москвы, Правительству Москвы о признании права собственности.

Об отмене этого решения в своей апелляционной жалобе просят Бриш С.Е. и Калабина Л.И., считая ошибочными выводы суда первой инстанции о пропуске ситцами срока исковой давности и о том, что спорные помещения не относятся к общему имуществу дома.

В заседании судебной коллегии Калабина Л.И. и представитель Бриш С.Е. — Бриш Л.А. представитель доводы апелляционной жалобы поддержали.

Представитель Правительства Москвы и ДГИГМ — Дубчак Р.В. возражал против удовлетворения жалобы.

Выслушав явившихся в судебное заседание лиц, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ, общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии со ст. 36 ЖК РФ, в редакции, действующей на момент регистрации права собственности города Москвы на спорные помещения,

1. Собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке (далее — общее имущество в многоквартирном доме). Границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности.

2. Собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных настоящим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме.

Читайте так же:  Какой срок исполнения срока исковой давности

В соответствии со статьей 289 ГК Российской Федерации собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома (статья 290).

Согласно пункту 1 статьи 290 ГК Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания», в судебном порядке рассматриваются споры о признании права общей долевой собственности на общее имущество здания, в том числе в случаях, когда в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на указанное имущество.

Если общим имуществом владеют собственники помещений в здании (например, владение общими лестницами, коридорами, холлами, доступ к использованию которых имеют собственники помещений в здании), однако право индивидуальной собственности на общее имущество зарегистрировано в реестре за одним лицом, собственники помещений в данном здании вправе требовать признания за собой права общей долевой собственности на общее имущество. Суд рассматривает это требование как аналогичное требованию собственника об устранении всяких нарушений его права, не соединенных с лишением владения ( статья 304 ГК РФ). Между тем, если лицо, на имя которого в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на помещение, относящееся к общему имуществу, владеет таким помещением, лишая других собственников доступа в это помещение, собственники иных помещений в данном здании вправе обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения ( статья 301 ГК РФ), соединив его с требованием о признании права общей долевой собственности. На такие требования распространяется общий срок исковой давности ( статья 196 ГК РФ).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.п. 52, 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»,

52. Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

57. Течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.

Поскольку законом не установлено иное, к искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, применяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ.

Вместе с тем в силу абзаца пятого статьи 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.

Истцы оспаривают зарегистрированное право ответчика на спорные помещения, ссылаясь на то, что спорные помещения в силу закона относятся к общему имуществу дома.

В силу вышеприведенных норм права и разъяснений, содержащихся в Постановлениях Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ, к таким искам применяется общий срок исковой давности за исключением случаев, когда предполагаемое нарушение права собственности не было связано с лишением владения спорным имуществом.

Судебной коллегией установлено, что Бриш С.Е. и Калабина Л.И. приобрели право собственности на жилые помещения в многоквартирном доме, в котором расположены спорные помещения соответственно *** г. и *** г. (л.д. 7, 8).

На этот период времени право собственности на спорные помещения уже было зарегистрировано за городом Москвой.

Также из материалов дела усматривается, что спорные помещения с момента регистрации на них права собственности города Москвы находились в фактическом владении города Москвы и лиц, которым эти помещения сдавались в аренду.

Данное обстоятельство подтверждается выпиской из ЕГРП, в которой содержится запись об ограничении (обременении) зарегистрированного права собственности города Москвы арендой с *** г. (л.д. 12), объяснениями ответчиков в заседании судебной коллегии о том, что спорными помещениями пользовались только арендаторы, а другие лица не имели возможности пользоваться этими помещениями.

С момента приобретения истцами право собственности на жилые помещения многоквартирного дома, в котором расположены спорные помещения, до обращения истцов в суд с настоящим иском *** г. прошло *** лет.

О предполагаемом нарушении своих прав истцы должны были узнать не более чем через три года после возникновения у них права собственности на жилые помещения дома, т.е. не позднее конца *** г.

Таким образом, истцами был пропущен срок исковой давности по предъявленным требованиям, о применении которого заявлено ответчиками.

Уважительных причин пропуска срока у истцов не имеется.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в иске.

Доводы апелляционной жалобы о том, что срок исковой давности не пропущен, поскольку о нарушении своих прав они узнали только в *** г. отклоняется судебной коллегией, т.к. течение срока исковой давности начинается, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Как указано выше, о нарушении своего права истцы должны были узнать не позднее конца *** г., поскольку при разумном и добросовестном осуществлении своего права общей долевой собственности на общее имущество дома истцы в течение трех лет с момента возникновения у них права долевой собственности на общее имущество дома должны были узнать о том, что часть помещений дома, которые истцы считают общим имуществом дома, и доступ к которым ограничен, находится в собственности другого лица.

Довод жалобы о том, что срок исковой давности не применяется к спорным отношениям в силу положений ст. 208 ГК РФ, отклоняется судебной коллегией, поскольку нарушение предполагаемого права общей долевой собственности на спорные помещения было соединено с лишением владения этими помещениями. Довод жалобы о том, что спорное имущество является общим имуществом дома, не может быть принят во внимание, поскольку истцом пропущен срок исковой давности, о применении которой было заявлено ответчиками, что является самостоятельным основанием к отказу в иске.

Таким образом, доводы жалобы не могут служить основанием к отмене решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

Решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 09 сентября 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Бриш С.Е., Калабиной Л.И. — без удовлетворения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/133861485/

Общее имущество срок исковой давности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here