Нарушение норм уголовно процессуального права

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: нарушение норм уголовно процессуального права. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

Статья 381. Нарушение уголовно-процессуального закона

1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:

1) непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных статьей 254 настоящего Кодекса;

2) постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей;

3) рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой статьи 247 настоящего Кодекса;

4) рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным в соответствии с настоящим Кодексом, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника;

5) нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика;

6) непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон;

7) непредоставление подсудимому последнего слова;

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

9) обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми;

10) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении;

11) отсутствие протокола судебного заседания.

1. Основанием для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке, согласно части 1 комм. ст., являются такие процессуальные нарушения, которые повлияли или могли повлиять на законность, обоснованность и справедливость приговора. Следует заметить, что данный критерий при практическом применении вызывает определенные сложности. Так, теоретически, нарушение почти любой уголовно-процессуальной нормы может повлиять на законность, обоснованность и справедливость судебного решения, поскольку именно процессуальная форма, в конечном счете, обеспечивает правосудные приговоры. Процессуальные нарушения, даже будучи очень серьезными, иногда могут сделать незаконной процедуру судопроизводства в целом, хотя бы и не затрагивая существо приговора – его фактическую обоснованность, правильность квалификации преступления и т.д. В этих случаях незаконность приговора проистекает не из его внутренних качеств, а является следствием общего нарушения режима законности (должной правовой процедуры) по делу.

Пленум ВС РФ разъяснил, что при кассационном рассмотрении уголовного дела независимо от доводов жалобы или представления суд обязан проверить, не имеется ли нарушений уголовно-процессуального закона, предусмотренных ст. 381. При этом следует иметь в виду, что нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену обвинительного приговора, являются: невручение или несвоевременное вручение обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта; необеспечение подсудимому, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, права пользоваться услугами переводчика; осуществление одним и тем же лицом защиты двух и более подсудимых, если интересы одного из них противоречат интересам другого; непредоставление подсудимому (при отсутствии у него защитника) слова для защитительной речи или последнего слова и другие.

Установив наличие нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обвинительного приговора, суд кассационной инстанции обязан отменить такой приговор в отношении всех осужденных, которых касаются допущенные нарушения, независимо от того, кто из них подал жалобу и в отношении кого принесено кассационное представление. Это требование должно соблюдаться как при установлении наличия нарушений, перечисленных в ч. 2 ст. 381, так и при обнаружении иного нарушения норм уголовно-процессуального закона, если оно путем лишения или стеснения гарантированных законом прав обвиняемого, подсудимого и других участников процесса или иным путем повлияло либо могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. [1]

2. Представляется, что существенными процессуальными нарушениями, которые могут повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора следует считать только те, которые так или иначе посягают на исходные, фундаментальные начала состязательного судопроизводства – принципы равенства сторон и независимости суда. В совокупности эти принципы образуют главную конструкцию состязательного процесса. Все другие принципы состязательного судопроизводства могут быть выведены с помощью логики из двух этих фундаментальных начал. Отступление от них способно серьезно пошатнуть все здание правосудия и может квалифицироваться как существенное процессуальное нарушение, влекущее отмену судебного решения.

Как представляется, нарушение принципа равенства сторон, способное создать основание для отмены или изменения судебного решения, может иметь место в следующих случаях:

Нарушение принципа независимости суда способно создать основания для отмены или изменения судебного решения, если:

  • суд обнаруживал в ходе производства по делу пристрастность либо имеются обстоятельства, ставящие под серьезное сомнение его беспристрастность и объективность (наличие оснований для отвода судей; явная тенденциозность в пользу одной из сторон или враждебность по отношению к другой, проявляемая судьями в ходе процесса; [3] нарушение правил, регулирующих подсудность и состав суда; неправомерное ограничение судом гласности судопроизводства; нарушение тайны совещания судей, коллегиального порядка голосования и т.п.);
  • решение вынесено незаконным составом суда;
  • суд выполнял в процессе функции, присущие сторонам (например, необоснованная подмена судом обвинителя при собирании и исследовании доказательств).
  • суд в основание своего обвинительного решения по делу положил доказательства, при собирании и (или) проверке которых на досудебных стадиях процесса были допущены такие нарушения закона, которые оставляют неустранимые сомнения в достоверности этих доказательств (в случае признания таких доказательств суд фактически попадает в зависимость от добросовестности или недобросовестности органа предварительного расследования).

4. Некоторые, наиболее одиозные нарушения принципов равенства сторон и независимости суда, возведены законодателем в ранг т.н. безусловных оснований для отмены или изменения судебного решения и закреплены в части 2 настоящей статьи.

[1] См.: п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 г. № 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций».

[2] См. решение Европейского Суда по правам человека по делу Texeira de Castro v . Portugal от 9.06.1998.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/komm-381.htm

Уголовно-процессуальные нормы, их виды, структура, санкции.

Внешнюю форму уголовно-процессуального права составляют его источники, внутреннюю – правовые нормы. Содержанием уголовно-процессуальных норм являются правила поведения субъектов уголовно-процессуального права. Субъект уголовно-процессуального права, реализуя права и обязанности, содержащиеся в нормах права, вступает в уголовно-процессуальные отношения. Тем самым субъект уголовно-процессуального права становится субъектом конкретного правоотношения по конкретному уголовному делу.

Общетеоретические положения о нормах права в значительной степени распространяются на уголовно-процессуальные нормы. Они установлены государством, имеют общий и общеобязательный характер. Их применение обеспечено механизмом государственного принуждения. Они направлены в конечном счете на достижение задач уголовно-процессуального права, частицей которого они являются. Это, однако, не лишает их некоторой специфики.

Нормы уголовно-процессуального права выполняют регулятивные (правоустанавливающие) функции, направленные на установление уголовно-правовых отношений и породивших их юридических фактов (совершение преступлений), от чего, в свою очередь, зависит приведение в действие механизма применения уголовной ответственности. А это означает выполнение нормами уголовно-процессуального права и регулируемыми ими отношениями охранительных функций. Таким образом, хотя формирование в уголовно-процессуальном праве регулятивных норм в конечном итоге обусловлено необходимостью обеспечения реализации правоохранительных функций уголовного права, эффективность их действия на практике отражает выполнение уголовно-процессуальным правом в целом и его нормами, как составными элементами этого целого, правоохранительных задач, установленных УПК.

Читайте так же:  Дом 2 кого выгнали в субботу вчера

Вне зависимости от формы изложения содержания нормы уголовно-процессуального права (дозволения или запрета) она непременно содержит указания на то, как должен или может вести себя (т. е. действовать или воздержаться от действия) субъект уголовно-процессуальных отношений. При этом субъективные права и обязанности взаимосвязаны, так как не существует субъективного процессуального права, реализация которого не означала бы выполнения соответствующей обязанности. Вот почему процессуальные нормы носят двусторонний, представительно-обязывающий характер.

Общепризнанным является взгляд на трехчленную структуру нормы уголовно-процессуального права, в которой усматривается наличие таких составных элементов, как гипотеза, диспозиция и санкция.

Гипотеза — это условие, при наличии которого действует правило, содержащееся в правовой норме.

Гипотеза может быть:

Так, устанавливая, что суд присяжных в краевом, областном, городском суде рассматривает дела о преступлениях, по ходатайству обвиняемого, законодатель тем самым указывает абсолютно определенное условие — наличие четко выраженной воли обвиняемого.

Предусматривая возможность соединения в одном производстве лишь дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений , законодатель устанавливает относительно определенное условие.

Однако в нормах уголовно-процессуального права гипотеза иногда формулируется на основе сочетания двух указанных подходов к построению гипотезы. Так, законом установлено, что «. гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования» (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). Тем самым законодатель предписал, что гражданский иск в уголовном деле может быть рассмотрен при условии его предъявления от начала производства по уголовному делу (которого до его возбуждения не существует) до завершения стадии расследования. Иными словами, ст. 44 УПК РФ содержит относительно определенное условие, согласно которому иск может быть предъявлен: на начальном этапе расследования или после появления в процессе такого субъекта, как подозреваемый, или после привлечения лица в качестве обвиняемого, или при окончании расследования. В указанных рамках лицо, которому причинен материальный ущерб преступлением, имеет право выбора момента предъявления иска.

Но гипотеза в рассматриваемом случае — сложная: законодатель ввел в норму не только относительно определенное, но и абсолютно определенное условие. Последнее усматривается в установлении жесткого положения: иск может быть рассмотрен только в том случае, если он предъявлен до начала судебного следствия. Видимо, такую гипотезу было бы правильно назвать смешанной.

Диспозиция уголовно-процессуальной нормы представляет собою правило поведения субъекта или субъектов уголовного процесса.

Санкция — указание на последствия нарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения диспозиции нормы (или ряда норм), в том числе и на возможность применения меры воздействия к субъекту.

Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрены санкции следующего характера:

а) процессуально-принудительные, предусматривающие возможность применения мер принуждения

б) процессуально-штрафные, устанавливающие возможность применения штрафа, денежного взыскания, а также обращения внесенного залога в доход государства;

в) процессуально-восстановительные, предусматривающие:

отмену принятого процессуального решения;

изменение принятого решения;

возвращение уголовного дела для дополнительного расследования;

отвод судьи, прокурора, следователя, дознавателя, переводчика, специалиста, эксперта, защитника, представителя, секретаря судебного заседания; отстранение присяжного заседателя, изъятие прокурором дела от органа дознания и передача его следователю и т.д.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома — страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 9010 — | 7282 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Источник: http://studopedia.ru/17_25673_ugolovno-protsessualnie-normi-ih-vidi-struktura-sanktsii.html

Уголовно-процессуальные правовые нормы, их виды и структура. Санкции в уголовно-процессуальном праве

Норма уголовно-процессуального права — это записанное в законе обязательное правило, содержащее указание на основание и условия его применения, субъектов регулируемых отношений, их права и обязанности, санкции за неисполнение обязанности или за нарушение запрета.

Различные правовые нормы выполняют различные функции в процессе правового регулирования.

Одни нормы носят общий для всей деятельности характер, определяя назначение, принципы, правовое положение субъектов уголовно-процессуальных отношений,

процедурный характер другие — условия производства в определенной стадии, третьи, регулируют условия и порядок конкретного следственного или судебного действия и т.д.

По методу правового регулирования уголовно-процессуальные нормы можно подразделить на три вида.

1. Нормы, предоставляющие участникам уголовного судопроизводства определенные права, которыми они могут воспользоваться (но могут и не воспользоваться, в зависимости от их усмотрения), называются управомочивающими. К их числу относятся, в частности, право на обжалование приговора, право на отвод судей, право на заявление ходатайств и т.д.

2. Нормы, предусматривающие обязательный определенный вид поведения, называются обязывающими. К их числу относятся обязанность обвиняемого, в отношении которого применена мера пресечения в виде подписки о невыезде, находиться в том населенном пункте, в котором ему предписано, обязанность судьи подписать приговор, обязанность сторон выполнять указания председательствующего и т.д.

3. Нормы, обязывающие не совершать каких>либо действий, называются запрещающими. К их числу относятся запрещение свидетелю давать ложные показания, запрещение задавать наводящие вопросы при допросе, запрещение одновременной проверки на месте показаний нескольких лиц и др.Запрет выражен, например, в ст. 75 УПК «Недопустимые доказательства». В ч. 4 ст. 164 сказано, что «при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер. «.

Как и все нормы права, уголовно-процессуальные нормы имеют трехчленную структуру. Они включают:

1) гипотезу, т.е. условия применения нормы. Гипотезой может быть юридический факт, который порождает правоотношение. Например, совершение преступления обязывает соответствующие органы возбудить уголовное дело. Например, случаи, допускающие оглашение в суде показаний неявившегося свидетеля

2) диспозицию, в которой сформулировано содержание нормы, само правило (например, оглашение в суде показаний).

3) санкцию, предусматривающую последствия неисполнения предписания, содержащегося в диспозиции. Санкция не является обязательной частью статьи уголовно-процессуального закона. Санкция может распространяться только на норму, изложенную в этой статье (ч. 7 ст. 56 УПК), или в одной статье закона может быть изложена санкция за нарушение ряда норм уголовно-процессуального закона (например, в силу ст. 379 УПК отмена или изменение приговора может иметь место ввиду нарушений многих норм, изложенных в различных статьях уголовно-процессуального закона). Уголовно-процессуальные санкции имеют главным образом правовосстановительный характер, они направлены на устранение допущенных нарушений закона, восстановление законности (например, путем отмены незаконного и необоснованного приговора — ст. ст. 379, 384 — 387 УПК).

К видам уголовно-процессуальных санкций относится и применение более строгой меры пресечения в случаях нарушения данных обвиняемым обязательств (ст. 110 УПК).

Санкцией является и денежное взыскание, которое может быть возложено в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании (ст. 117 УПК).

Применение правовосстановительных или иных собственно уголовно-процессуальных санкций не ограничивает санкции, применяемые за нарушение уголовно-процессуальных норм. Нарушение уголовно-процессуального закона лицами, ведущими производство по делу, может повлечь за собой ответственность дисциплинарную (например, возложение на следователя дисциплинарной ответственности) или уголовную (например, ответственность свидетеля за заведомо ложные показания или переводчика за заведомо ложный перевод) (ст. ст. 301, 303 УК). Таким образом, исполнение предписаний уголовно-процессуального права охраняется как уголовно-процессуальными санкциями, так и нормами других отраслей права.

В механизме уголовно-процессуального регулирования для обеспечения выполнения обязанностей применяются меры принудительного исполнения обязанностей путем использования мер превентивного принуждения, восстановления нарушенного права (правовосстановительные санкции) и штрафные санкции. В том случае, когда свидетель не выполняет предписания закона и не является без уважительной причины по вызову следователя или в суд, реализация правовой нормы происходит с помощью принуждения, т.е. свидетель может подвергнуться приводу (ч. 7 ст. 56 УПК).

Читайте так же:  Максимальный срок действия нотариальной доверенности

Эта санкция за нарушение обязанности, налагаемая в уголовном процессе, рассматривается как вид уголовно-процессуальной ответственности.

Принуждение в уголовном процессе может применяться и как превентивная мера, когда есть основания полагать, что лицо может совершить правонарушение (например, мера пресечения избирается тогда, когда есть основания опасаться, что обвиняемый скроется от следствия и суда или совершит иное преступление).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/8_164667_ugolovno-protsessualnie-pravovie-normi-ih-vidi-i-struktura-sanktsii-v-ugolovno-protsessualnom-prave.html

Санкция уголовно-процессуальной нормы

Санкция устанавливает негативные последствия, которые возни­кают в связи с нарушением диспозиции уголовно-процессуальной нормы. Различают несколько видов санкций:

1. абсолютно определенные санкции указывают на точный вид (ха­рактер) мер, применяемых к участнику уголовного судопроизвод­ства, не исполнившего возложенных на него процессуальных обя­занностей либо нарушившего установленный порядок судопроиз­водства.

2. относительно определенные санкции устанавливают пределы применения указанных мер, например, в случаях нарушения участ­никами уголовного судопроизводства порядка в судебном заседании на них может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей (ст. 117 УПК РФ).

3. альтернативные санкции указывают на два или более вида применяемых мер. Так, при отказе в удовлетворении ходатай­ства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собствен­ной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотрен­ных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста (ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ).

В то же время необходимо иметь в виду, что санкции уголовно-процессуальных норм имеют своими целями восстановление прав и предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона. Как уже было продемонстрировано, первый пример санкции (по ст. 56 УПК РФ) имел правовосстановительный характер, т.е. направлен на выполнение свидетелем нарушенной им обязанности являться по вызову в суд, а второй пример (по ст. 177 УПК РФ) — правоупреждающий, т.е. направлен на предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона в процессе доказывания.

Вместе с тем санкции уголовно-процессуальных норм следует отличать от уголовно-правовых норм, поскольку нарушение пред­писаний уголовно-процессуального закона участниками уголовно­го судопроизводства в определенных случаях может влечь уголов­ную ответственность — например, заведомо неправильный перевод, сделанный переводчиком по уголовному делу. Санкцией уголовно-процессуальной нормы будет признание протокола следственно­го или судебного действия, в котором был зафиксирован заведомо неправильный перевод, недопустимым доказательством (ч. 1 ст. 75 УПК РФ), а санкцией уголовно-правовой нормы (ст. 307 УК РФ) — назначение одного из видов наказания, указанных в данной статье. Причем в первом случае заведомо неправильный перевод выступает в качестве гипотезы уголовно-процессуальной нормы (п. 1 ч. 4 ст. 59 УПК РФ), а во втором — в качестве диспозиции уголовно-правовой нормы (ч. 1 ст. 307 УК РФ).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент — человек, постоянно откладывающий неизбежность. 10999 — | 7444 — или читать все.

Источник: http://studopedia.ru/13_90668_sanktsiya-ugolovno-protsessualnoy-normi.html

Нарушение норм уголовно процессуального права

Уголовно-процессуальное право. Краткий курс

© Обложка. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Окей-книга», 2016

Видео (кликните для воспроизведения).

1. Понятие уголовного процесса. Стадии уголовного процесса

Уголовный процесс – это основанная на законе деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию и разрешению уголовных дел в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ (УПК РФ), определенными для них средствами и способами.

Уголовный процесс как отрасль права – совокупность норм права, которые регулируют деятельность, направленную на предупреждение готовящихся, раскрытие и расследование совершенных преступлений, разрешение дела по существу и обеспечение неотвратимости ответственности виновных.

Уголовный процесс как учебная дисциплина представляет собой совокупность знаний об основных институтах уголовного процесса.

Уголовный процесс как наука изучает закономерности возникновения, развития и прекращения уголовно-процессуальных правоотношений.

1. Понятие уголовного процесса тождественно понятию уголовного судопроизводства. В соответствии с п. 56 ст. 5 УПК РФ уголовное судопроизводство – это судебное и досудебное производство по уголовному делу.

2. Уголовное судопроизводство как особый вид деятельности преследует следующие цели:

• защиту прав и законных интересов граждан и организаций, потерпевших от преступлений (а также, безусловно, интересов государства и общества в целом);

• защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;

• уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания;

• отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитацию каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

3. Уголовное судопроизводство осуществляется по определенным стадиями, в установленном законом порядке.

Стадии уголовного процесса – это связанные между собой общей целью уголовного судопроизводства и единством принципов уголовного процесса, но самостоятельные этапы уголовного процесса, имеющие собственные задачи, которые отделены друг от друга итоговым процессуальным решением, а также кругом уполномоченных государственных органов и лиц, принимающих участие в производстве по делу.

4. Совокупность связанных между собой общими задачами и принципами судопроизводства стадий уголовного процесса образует систему уголовного процесса. Стадиями уголовного процесса являются:

возбуждение уголовного дела – это первая, обязательная и самостоятельная стадия уголовного процесса, состоящая в подготовке определенных действий по проверке наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела органами предварительного следствия (или прокурором);

предварительное расследование (следствие и дознание) является второй стадией уголовного процесса. Предварительное расследование проводится следователем или дознавателем. В ходе предварительного расследования устанавливаются обстоятельства совершенного преступления, определяются размер причиненного ущерба, предмет и субъект преступления, т. е. личность обвиняемого, степень его вины и мотив преступления. Предъявлением обвинения и передачей дела в суд либо прекращением уголовного дела завершается стадия предварительного расследования;

подготовка материалов уголовного дела к судебному разбирательству. По отношению к предшествующим стадиям процесса эта стадия носит проверочный характер. В результате такой проверки принимается решение о дальнейшем направлении уголовного дела. В ходе подготовки уголовного дела к судебному заседанию судья единолично в установленном законом порядке (путем предварительного слушания дела или без его проведения) разрешает вопрос о наличии или об отсутствии нарушений уголовно-процессуального законодательства при производстве по делу и иных обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела по существу в ходе судебного разбирательства. Завершается данная стадия принятием решения о назначении судебного заседания либо о направлении по подсудности, возвращении дела прокурору, приостановлении производства или о прекращении уголовного дела;

производство в суде первой инстанции – это стадия уголовного процесса, в которой дело разрешается по существу. При рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции судья единолично либо суд коллегиально разрешают вопросы о виновности или о невиновности подсудимого, а также о назначении наказания или освобождении его от наказания. Данная стадия завершается вынесением постановления о прекращении уголовного дела либо обвинительного или оправдательного приговора;

производство в суде второй инстанции является стадией факультативной, так как для ее возникновения требуются несогласие лица с решением суда первой инстанции и подача жалобы с требованием о пересмотре решения в срок до вступления решения в законную силу. Пересмотр судебных решений, не вступивших в законную силу, возможен в апелляционной и кассационной инстанциях;

исполнение приговора – заключительная стадия уголовного процесса. Именно на этой стадии происходит реализация вступившего в силу приговора суда по уголовному делу.

5. Исключительные стадии связаны с пересмотром судебных решений, вступивших в законную силу. К этим стадиям относятся:

Читайте так же:  Судебное заседание и разбирательство разница

• производство в порядке надзора;

• возобновление уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

2. Источники уголовно-процессуального права

Источники уголовно-процессуального права – совокупность (система) нормативных правовых актов, содержащих нормы уголовно-процессуального регулирования.

1. Нормативные акты, закрепляющие государственное волеизъявление в сфере уголовного судопроизводства, являются внешней формой выражения уголовно-процессуального права.

К источникам уголовно-процессуального права относятся:

Конституция РФ как Основной закон государства, обладающий высшей юридической силой на всей территории Российской Федерации. Нормы, регулирующие уголовно-процессуальные отношения, закреплены в ст. 47–55 Конституции РФ. Никакие нормативные правовые акты не должны противоречить положениям Конституции РФ;

международные акты, которые согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы России. К международным актам относятся общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ. Нормы, регулирующие уголовно-процессуального отношения, в частности, содержатся во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., в Европейской конвенции о выдаче 1957 г., договорах о правовой помощи, разрешающих вопросы о сотрудничестве правоохранительных органов при расследовании преступлений;

УПК РФ, являющийся основным источником уголовно-процессуального права. Он содержит правовые нормы, которые регламентируют деятельность лиц в области производства по уголовным делам;

федеральные законы, в частности федеральные законы от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Федеральные законы действуют на всей территории Российской Федерации и не должны противоречить Конституции РФ;

законодательные акты субъектов РФ, которые действуют только на территории соответствующего субъекта и не должны противоречить Конституции РФ, федеральным конституционным законам и федеральным законам;

Источник: http://www.litmir.me/br/?b=593632&p=3

Виды нарушений уголовно-процессуальных норм допускаемых органами дознания

При производстве предварительного расследования в форме дознания дознаватель совершает разнообразные процессуальные следственные и иные действия, в том числе выносит постановления, т.е. принимает соответствующие решения в границах материалов расследуемого уголовного дела. Постановления дознавателя должны быть законными и обоснованными. Несоблюдение этого требования влечет за собой нарушение законности и прав граждан, препятствует успешному расследованию преступлений. Постановления дознавателя, не соответствующие закону, не могут оставаться в силе, и прокурор обязан отменить их своим мотивированным постановлением.

Все нарушения в сфере уголовного судопроизводства составляют достаточно широкую группу общественно опасных деяний, предусмотренных гл. 30, 31, а также другими главами УК РФ. Эта группа обладает целым рядом сугубо специфических свойств и признаков, которые, с одной стороны, выделяют этот вид среди других преступлений, а с другой — делают ее похожей на другие виды, предусмотренные гл. 30, 31, 32 УК РФ.

К таким свойствам следует отнести следующие: во-первых, эти виды объединяет единый видовой объект преступления — урегулированные нормами уголовно-процессуального права и охраняемые уголовным законом общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства, возникающие на основании и в связи с совершением общественно-опасного деяния в данной сфере.

Во-вторых, в подавляющем большинстве случаев в механизме совершения таких преступлений особое место занимает злоупотребление своими должностными полномочиями (что, собственно, и делает их должностными преступлениями).

В-третьих, эти виды объединяет единый субъект преступления — должностное лицо правоохранительных органов, а именно субъект, обеспечивающий законность в досудебном производстве.

В-четвертых, такие преступления совершаются в особой сфере деятельности государственных органов — при расследовании преступлений в сфере уголовно-процессуальных отношений. В-пятых, рассматриваемые виды преступлений в сфере уголовного судопроизводства существенно поражают права и интересы личности, вовлеченной в уголовный процесс, что связано с нарушением норм международного права в области прав и свобод человека.

В-шестых, эта группа уголовно-правовых норм выступает в качестве специального гаранта соблюдения законности со стороны должностных лиц правоохранительных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Большинство уголовно-процессуальных правонарушений совершается путем активных действий (например, привлечение невиновного к уголовной ответственности, фальсификация доказательств), однако некоторые могут осуществляться и в результате бездействия (например, нарушение уголовно-процессуальных сроков, непредоставление защитника обвиняемому, необоснованный отказ в приобщении доказательств, представленных стороной защиты).

Все уголовно-процессуальные правонарушения по степени общественной вредности следует разделить на преступления в сфере уголовного судопроизводства и уголовно-процессуальные проступки.

Круг незаконных процессуальных действий органов дознания, причиняющих вред в сфере уголовного судопроизводства, намного шире, чем предусмотрено в п. 1 ст. 1070 Гражданского Кодекса (незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконное привлечение к административной ответственности в виде административного ареста, а также незаконное привлечение юридического лица к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности).

Перечисление возможных процессуальных действий, причиняющих вред в сфере уголовного судопроизводства, лишено практического смысла, поэтому в п. 2 ст. 1070 ГК выражено противоправное поведение в этом составе гражданского правонарушения как «незаконная деятельность» органов дознания, Нам представляется, что под «незаконной деятельностью органов дознания» следует понимать такие процессуальные действия, как освидетельствование, отстранение от должности, обыск, выемка, наложение ареста на имущество.

Незаконные действия в правоохранительной сфере, причинившие вред, могут быть в случаях: неправомерности самих властных актов, издаваемых органами дознания (постановлений, определений); неправильных фактических действий во исполнение этих актов, неправомерности фактических действий, связанных с осуществлением властного акта (постановления, решения и т. д.), хотя соответствующий акт и вынесен обоснованно Диков А.В.Обязательства по возмещению вреда, причиненного органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. // Черные дыры в российском законодательстве. — 2001.- №1.- С.45-48. .

Законом (ст. 181 УПК) предусмотрено проведение освидетельствования обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего. Под освидетельствованием необходимо понимать следственное действие, состоящее в осмотре человеческого тела лицом, производящим дознание, следователем или прокурором в присутствии понятых, в частности, врача, с целью обнаружения на теле особых примет, следов преступления, других признаков и свойств, имеющих доказательственное значение по делу. Освидетельствование как уголовно-процессуальное действие может проводиться как добровольно, так и принудительно, т. е. с применением физического воздействия.

Часть 6 ст. 181 УПК устанавливает недопущение действий, унижающих достоинство или опасные для здоровья освидетельствуемого лица. Если в нарушение этого запрета освидетельствуемому лицу причиняется вред его здоровью или освидетельствование сопровождалось действиями, унижающими достоинство, то в этом случае освидетельствованное лицо вправе требовать возмещения имущественного и морального вреда.

Обращает на себя внимание тот факт, что лица, производящие дознание, небрежно производят опись изъятого имущества. В результате чего происходит утрата, растрата или порча имущества.

Нарушения требований уголовно процессуального закона при наложении ареста на имущество могут проявляться по-разному: арест имущества без вынесения мотивированного постановления; наложение ареста в отсутствие заявления потерпевшего от преступления или квалификация деяния не предусматривает конфискацию имущества; арестованное имущество входит в перечень предметов, не подлежащих аресту; при производстве описи имущества допущены неточности в количестве, мере или индивидуальных признаков; невручение копии протокола о производстве наложения ареста на имущество. В ходе проведенного исследования установлено, что наиболее часто встречающимся нарушением является отсутствие подробного описания индивидуальных признаков имущества; точного указания количества, меры, веса (ч. 2 ст. 176 УПК).

В случае необходимости орган дознания вправе отстранить от должности обвиняемого. Основанием назначения этой меры предупредительного характера может быть воспрепятствование обвиняемым установлению истины по уголовному делу и дальнейшему занятию преступной деятельностью.

Юридическими фактами, влияющими на приостановление трудовых отношений обвиняемого в отношении которого назначается указанная мера, являются мотивированное постановление, санкционированное прокурором или его заместителем, и приказ администрации юридического лица, в трудовых отношениях с которым находится обвиняемый.

Причем основным юридическим фактом является постановление следователя, органа дознания об отстранении от должности. Нарушения требований ст. 153 УПК могут иметь место, если постановление вынесено в отсутствие необходимости, т. е. без основания или постановление вынесено в отношении гражданина, занимающего иное процессуальное положение (например, в отношении подозреваемого).

Читайте так же:  Сколько действует решение суда по гражданскому делу

Следующим условием наступления гражданско-правовой ответственности является причинно-следственная связь. Необходимо, чтобы уголовно-процессуальными действиями должностных лиц следственно-судебных органов при осуществлении ими правоприменительной деятельности и отправлении правосудия был причинен вред гражданину или юридическому лицу.

Так, лицо, производящее дознание, привлекает гражданина к уголовной ответственности, применяет меру пресечения в виде заключения под стражу (ст. 96 УПК), отстраняет от должности (от. 153 УПК), накладывает арест на имущество обвиняемого (ст. 175 УПК), а впоследствии, убедившись в неправомерности привлечения гражданина к уголовной ответственности, выносит постановление о прекращении производства по делу по реабилитирующим основаниям.

В этом случае незаконное привлечение гражданина к уголовной ответственности, применение мер уголовно-процессуального принуждения — это причина; неполучение законных доходов во время отстранения от работы, запрет распоряжаться арестованным имуществом вследствие неиспользования имущества гражданин может нести убытки, имущество может быть утрачено, повреждено — это следствие.

В связи с возбуждением уголовного дела на денежные средства, находящиеся на расчетных и текущих счетах, на иное имущество юридического лица может быть наложен арест. При этих обстоятельствах наложение ареста на имущество юридического лица — причина; понесенные в связи с этим убытки юридического лица -следствие.

Установление непосредственной причинно-следственной связи не представляет трудностей, когда нарушение уголовно-процессуальных норм находится в непосредственной связи с наступившими неблагоприятными последствиями, например, при неправомерном применении мер пресечения в виде заключения под стражу или подписки о невыезде; при производстве обыска, выемки, освидетельствовании. Установление причинно-следственной связи усложняется, когда процессуальные акты и действия вышеупомянутых должностных лиц находятся в опосредованных связях с наступившими последствиями.

уголовный процессуальный нарушение дознание

Источник: http://studbooks.net/946660/pravo/vidy_narusheniy_ugolovno_protsessualnyh_norm_dopuskaemyh_organami_doznaniya

Существенные нарушения норм УПК

Божьев В., заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает в качестве основания отмены или изменения приговора нарушение уголовно-процессуального закона (ст. ст. 379, 381 УПК РФ). В аналогичных случаях ранее действовавший закон (ст. ст. 342, 345 УПК РСФСР) предусматривал в качестве оснований существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Несмотря на указанные изменения терминологии, высшие суды РФ не отказались от выделения существенных нарушений норм УПК из общего ряда процессуальных нарушений .

См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 1; Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 57-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. N 3; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 11. С. 19.

Интерпретация допущенных нарушений как существенных (или несущественных) по-прежнему имеет важное практическое значение. Преодолению возникающих трудностей нередко помогает обращение к практике прошлых лет высших судов России, а также знание литературы, опубликованной до и после последней кодификации российского уголовно-процессуального законодательства.

  1. Суды кассационной (и надзорной) инстанции традиционно некоторые нарушения норм УПК, как и прежде, в одних случаях признают существенными, в других — нет. Из этого, однако, не следует, что любое нарушение уголовно-процессуального закона может быть (по усмотрению суда) признано существенным. Критерии их отнесения к числу существенных законодатель успешно, судя по полувековой практике вышестоящих судов, определил в ст. 345 УПК РСФСР 1960 г. Частью 1 этой статьи существенными нарушениями признавались также нарушения требований статей УПК, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при расследовании дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Многолетняя практика судов России показала, что в ходе рассмотрения уголовных дел допускаются такие нарушения процессуальных норм, которые во всех случаях ставят под сомнение правосудность приговора. Поэтому законодателем они были объявлены существенными, независимо от обстоятельств уголовного дела, причин, в связи с наличием которых они допущены, а также наступивших последствий. В ч. 2 ст. 345 УПК РСФСР 1960 г. было предусмотрено, что приговор подлежит отмене во всяком случае, если: 1) судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 259 УПК (ст. 254 УПК РФ), уголовное дело не было прекращено; 2) приговор вынесен незаконным составом суда; 3) дело рассмотрено в отсутствие подсудимого в тех случаях, когда по закону его присутствие обязательно; 4) дело рассмотрено без участия защитника, когда по закону его участие обязательно; 5) нарушена тайна совещания судей при постановлении приговора; 6) приговор не подписан кем-либо из судей; 7) в деле отсутствует протокол судебного заседания.

Согласно ранее действовавшему закону (ч. 2 ст. 345 УПК РСФСР) указанные нарушения ни при каких условиях не могли быть признаны несущественными. Вышестоящий суд во всех случаях обязан был признать их существенными и отменить приговор. Эти нарушения закона на практике и в научной литературе до сих пор признаются не просто существенными, а безусловными основаниями отмены приговора. Разработчики последней версии проекта УПК РФ отвергли возможность употребления в названии и тексте ст. 381 УПК РФ (соответствующей ст. 345 УПК РСФСР) словосочетания «существенные нарушения», ограничившись термином «нарушения», но судебная практика их по-прежнему выделяет.

Наличие нарушений, признанных судом существенными, не влечет обязательную отмену приговора. Приговор может быть и изменен. Перечисление безусловных существенных оснований к отмене приговора (ч. 2 ст. 345 УПК РСФСР) именно потому и имело смысл, что с ними связывалась безусловная отмена приговора, даже если он по своему существу не вызывал нареканий.

  1. Недооценка практической важности выделения из числа прочих процессуальных нарушений существенных нарушений уголовно-процессуального закона может повлечь как необоснованную отмену приговоров, так и оставление без изменений ошибочных судебных решений. Между тем многолетняя практика судов общей юрисдикции (до и после начала действия УПК РФ) подтверждает, что процессуальные нарушения норм УПК далеко не равнозначны и могут вызвать различные последствия: отмену приговора, изменение приговора, вынесение частного определения (постановления) с оставлением приговора без изменения.

Законодатель, как было замечено, в прошлом (ст. 345 УПК РСФСР) дал общую формулу существенных нарушений УПК. При этом признание процессуального нарушения существенным не было жестко поставлено в зависимость от наступления неблагополучных последствий в результате этого нарушения. В ст. 345 УПК РСФСР было одно требование: при проверке законности и обоснованности приговора вышестоящим судом признавать нарушения существенными не только когда они повлияли, но и когда они лишь могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора. Как прежним (ч. 2 ст. 345 УПК РСФСР), так и действующим (ч. 2 ст. 381 УПК РФ) законами обозначен ряд нарушений норм УПК, которые в любом случае по УПК РСФСР 1960 г. влекут отмену приговора, по УПК РФ — его отмену или изменение. Наличие этих нарушений и есть не просто существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а безусловные основания к отмене, по действующему же УПК — к отмене или изменению приговора.

Статья 381 УПК РФ, как и ранее действовавший закон (ст. 345 УПК РСФСР), имеет в виду существенные нарушения закона, которые могут быть обнаружены при проверке судами кассационной инстанции приговоров и других актов суда первой инстанции. Между тем существенные процессуальные нарушения могут быть допущены в стадии предварительного расследования. Поэтому Конституционный и Верховный Суды РФ признают возможность и необходимость возвращения уголовного дела прокурору, если допущенные существенные нарушения норм УПК не могут быть устранимы в судебном разбирательстве (ст. 237, ч. 2 ст. 256 УПК РФ). Суды апелляционной и надзорной инстанций прямо сориентированы на действие в этих стадиях указанных оснований к отмене или изменению судебного решения (ст. 369, ч. 1 ст. 409 УПК РФ). Таким образом, хотя нормы, содержащиеся в ст. 381 УПК РФ, размещены в гл. 45 Кодекса, законодатель признал за ними общепроцессуальное значение.

Читайте так же:  Пени судебные издержки

2.1. Структура ст. 381 УПК РФ, посвященной описанию нарушений уголовно-процессуального закона как основанию к отмене или изменению судебных решений суда первой инстанции, не отличается оригинальностью. В ее основе лежит текст ст. 345 УПК РСФСР 1960 г., который, к сожалению, не был усовершенствован. В ч. 2 ст. 345 УПК РСФСР, как известно, был сформулирован смысл процессуальных нарушений, влекущих лишь отмену основного акта суда первой инстанции — приговора. Творцы ст. 381 УПК пытались путем «косметической» правки текста ст. 345 УПК 1960 г. дать общие основания отмены или изменения судом второй инстанции любого судебного решения нижестоящего суда, вынесенного как в стадии назначения судебного заседания, так и в судебном разбирательстве. Бесперспективность попытки создания таких «универсальных» оснований пересмотра решений судов «на все случаи жизни» была очевидна. Практика применения УПК РФ подтвердила эту несостоятельность. Если же учитывать положения ч. 2 ст. 381 (данной в развитие ч. 1 этой статьи), становится очевидным, что все 11 пунктов перечня процессуальных нарушений относятся к таким нарушениям закона в судебном разбирательстве, которые ставят под сомнение законность и обоснованность именно приговора.

Трудно предполагать, почему понятие «существенные нарушения», внедренное не только в тексты законов, но многие годы широко применявшееся в судебной практике судов разного уровня, не удовлетворило разработчиков последней версии проекта УПК РФ. В отличие от творцов Устава уголовного судопроизводства 1864 г. они не оставили развернутых пояснений указанных новелл, ставших достоянием законопроекта, а потом и самого закона — УПК РФ.

В УПК РСФСР 1960 г. ч. 2 ст. 345, развивая положения ч. 1 этой статьи, предусматривала перечень безусловных существенных нарушений, которые во всех случаях влекли отмену приговора. Тем самым одновременно подчеркивалось, что наряду с безусловными основаниями к отмене приговора (ч. 2 ст. 345) есть «условные» существенные нарушения норм УПК, т.е. такие процессуальные нарушения, которые могут вызвать отмену приговора, а могут не повлечь эти последствия. Судебная практика к существенным нарушениям норм УПК, влекущим отмену приговора, отнесла, например, невручение или несвоевременное вручение обвиняемому копии обвинительного заключения; ущемление права обвиняемого (подсудимого) на выбор защитника (адвоката); защиту одним лицом двух и более подсудимых с противоречивыми интересами; необеспечение прав потерпевшего или его представителей, которое помешало защите интересов лица, пострадавшего от преступления, и т.п.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 9.
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 7.
Там же.

Положение п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК об обязательном участии защитника, если обвиняемый не отказался от него в установленном законом порядке, нередко воспринимается на практике только как требование, относящееся лишь к главным стадиям уголовного процесса — предварительного расследования и судебного разбирательства. Эту позицию отверг Президиум Верховного Суда РФ, категорически подчеркивающий в одном из относительно недавно принятых постановлений, что рассмотрение дела без участия защитника, когда его участие обязательно, является существенным нарушением закона и влечет отмену судебного решения. Рассматривая это право обвиняемого на защиту как принцип уголовного процесса, Президиум Верховного Суда РФ подчеркнул, что он (этот принцип) распространяется на все стадии уголовного процесса .

См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 118п2005 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 3. С. 16.

Обратим внимание и на последовательную позицию Верховного Суда России, признающего существенным нарушением уголовно-процессуального закона отсутствие в деле постановления следователя, осуществляющего полностью или частично расследование преступления, о принятии дела к своему производству . Напомним в связи с этим, что Пленум Верховного Суда РФ еще в Постановлении от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (п. 16) сформулировал положение, до сих пор не утратившее значения в процессе доказывания. Пленум, в частности, подчеркнул: «. доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами» .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 10 марта 2004 г. по делу N 66-О03-221.
Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ. М.: Юрист, 2008. С. 64.

  1. Доказывание наличия существенных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных при рассмотрении дела судом первой инстанции, осуществляется на общих основаниях. Поскольку проверка законности и обоснованности приговора в суде кассационной инстанции осуществляется по жалобам или (и) представлениям, в жалобе защитника необходимо четко и аргументированно изложить стержневой вопрос: в связи с чем, по каким основаниям ставится вопрос об отмене или изменении приговора? В связи с этим может быть необходимым аргументированно показать ошибки нижестоящего суда при исследовании и использовании доказательств, их оценке в приговоре. Поскольку закон допускает в подтверждение (или опровержение) доводов жалобы исследовать не только доказательства, отраженные в материалах дела, но и дополнительные материалы (ч. 5 ст. 377 УПК), необходимо специально о них указать в перечне прилагаемых к жалобе материалов (п. 5 ч. 1 ст. 375 УПК).

Вызывает недоумение ч. 4 ст. 377 УПК РФ, допускающая возможность суду кассационной инстанции по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с требованиями гл. 37 УПК. Между тем существующий порядок рассмотрения дел в суде кассационной инстанции не предусматривает условий для проведения судебного следствия в соответствии с правилами этой главы: не предусмотрен вызов свидетелей и других лиц, необязательно участие сторон в заседании, не предусмотрено ведение протокола и т.п. Чтобы как-то «выручить» законодателя или разработчиков проекта УПК, но, видимо, отдавая себе отчет в невыполнимости положений ч. 4 ст. 377 УПК, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что под исследованием, указанным в упомянутой статье УПК, следует понимать проверку имеющихся в уголовном деле доказательств, получивших оценку суда первой инстанции, путем оглашения показаний свидетелей, потерпевшего, заключения эксперта и т.п. . Разъяснение по существу правильное, но не подтверждающее действие указанного принципа непосредственности в суде кассационной инстанции.

Пункт 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Сообразуясь с положениями гл. 45 УПК РФ, есть основания считать, что наличие существенных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных судом первой инстанции, обосновывается теми общими процессуальными средствами, какими подтверждаются и устанавливаются любые другие основания (ст. ст. 379 — 383 УПК РФ). Что же касается принципа непосредственности, следует учитывать, что его действие законом предусмотрено лишь при рассмотрении дела судом первой (ст. 240 УПК РФ) и в определенной мере — апелляционной (ч. ч. 4, 5 ст. 365 УПК) инстанций.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/27984-sushhestvennye-narusheniya-norm

Нарушение норм уголовно процессуального права
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here