Мнимая сделка притворная сделка кабальная сделка

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: мнимая сделка притворная сделка кабальная сделка. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Последствия мнимых и притворных сделок

Иногда между контрагентами заключаются сделки, впоследствии признаваемые не имеющими правовой силы. В Гражданском кодексе РФ их называют мнимыми и притворными. Существуют и другие формы недействительных сделок, для признания которых таковыми нужен суд.

Рассмотрим, в чем особенности и отличия мнимых и притворных сделок, а также какими могут быть их последствия.

Что такое правовая недействительность

Область заключения сделок относится к гражданскому праву: это значит, что обе стороны должны совершать свои действия в обозначенном правовом поле (строго в рамках действующего законодательства и по требованиям нормативных актов).

Что касается сделок, то для них характерны 4 значимые категории, определяющие их правовое существование:

  • стороны (участники, субъекты сделки);
  • внешнее выражение воли участников – субъективная область сделки;
  • форма заключения сделки;
  • условия (содержание, предмет сделки).

Любое несоответствие законодательству хотя бы в одном из этих элементов приведет сделку к недействительности.

Виды недействительных сделок

Возможности нарушить закон при заключении сделок достаточно обширны, это обуславливает классификацию их недействительности. В зависимости от порядка выявления их недействительности они могут быть:

  • оспоримыми – их правовую несостоятельность придется доказывать в ходе судебной процедуры;
  • ничтожными – показывающими свою недействительность сразу по заключении.

Чаще всего, как показывает практика, совершаются мнимые и притворные сделки. Они относятся к ничтожным – недействительным сразу с момента совершения. В ходе этих сделок нарушается выражение воли – фактические действия сторон не соответствуют реальной воле сторон.

Особенности мнимой сделки

Гражданский Кодекс РФ в ч. 1 ст. 170 называет мнимой сделку, которая заключается без побуждения создать реальные правовые результаты, исключительно «для вида», причем обе стороны отлично это осознают. Это отнюдь не бесцельная сделка, просто ее цель не соответствует заявленной, скрывается от внешних наблюдателей, поскольку является противозаконной.

НАПРИМЕР. Компании грозит неизбежное банкротство, и она «переписывает» часть своих активов на другое лицо. При этом имущество на самом деле вовсе не переходит из рук в руки, потому что действительная цель сделки – как раз его сохранить. Ведь в случае банкротства активы будут реализованы за долги.

Еще один распространенный пример мнимой сделки – маскировка взятки. Оформляется «продажа» ценного имущества, только в реальности покупатель не выплачивает никаких денег, оговоренных в условиях сделки.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Как отличить мнимую сделку

У мнимых сделок есть черты, характеризующие их, в отличие от «нормальных», правовых сделок, а также от других видов недействительных. Некоторые из особенностей проявляются непременно, а некоторые могут иметь или не иметь места.

Характерные черты мнимых сделок:

  1. Имеет место нарушение воли, зато форма соблюдается неукоснительно и даже избыточно (например, заверяют у нотариуса документы, не требующие подтверждения, письменно оформляют то, что можно обговорить устно и т.п.).
  2. После оформления сделки ее условия не выполняются или это происходит лишь в отношении части содержания. Сделка осуществляется только на бумаге.
  3. Обе стороны не собираются исполнять условия сделки, договорившись об этом до ее совершения.
  4. Реальная цель заключения такой сделки противоречит правовым нормам.

О мнимости сделки могут свидетельствовать и косвенные черты:

  • зависимые, близкие или даже родственные связи между участниками сделки;
  • совпадение юридических адресов сторон-юрлиц;
  • некоторые лица или весь состав учредителей организаций, заключающих сделку, совпадает;
  • в течение определенного времени не происходит никаких реальных действий, которые неизбежно должны вызвать выполнение условий сделки.

НАПРИМЕР. Заключена мнимая сделка по купле-продаже жилой недвижимости. Если рассматривать ее действительность в суде, там поинтересуются, кто на данный момент зарегистрирован или проживает в отчужденной недвижимости – покупатель или все еще продавец либо их представители. Также суд будет выяснять, перезаключены ли договоры с ЖКХ, кто оплачивает коммунальные услуги и т.п. Поднимется также вопрос об обстоятельствах передачи денег.

Последствия признания недействительности мнимой сделки

Поскольку на самом деле в ходе мнимой сделки стороны ничего друг другу не передавали, то и возвращать ничего не должны. Доказав правовую несостоятельность сделки, суд отменит только ее саму. А к чему приведет эта отмена, значения не имеет, так как должно быть восстановлено законодательное «статус-кво».

НАПРИМЕР. На гражданина подали в суд, требуя уплаты долга. Зная, что его обяжут исполнить требование, желая избежать наложения ареста на свою квартиру, он заключает сделку по ее «продаже» лицу, которому он доверяет. На самом деле он продолжает жить в квартире, не принадлежащей ему лишь формально. Суд доказывает мнимость сделки. Что изменяется? Возвращается право собственности, которое было изменено. Теперь кредитор сможет взыскать свои средства за счет наложения ареста и продажи квартиры с торгов, которые произведет исполнительная служба. Обратите внимание, эти последствия наступят, если квартира была продана уже после обращения кредитора в суд. В ситуации, когда должник «подстраховался» заранее, доказать ничего уже не получится, особенно если доверенное лицо или родственник уже перепродало квартиру законным образом.

ВАЖНО! Если суд установит, что последствий по сделке не наступило, она будет объявлена мнимой вне зависимости от того, совершено ли надлежащее оформление или же в нем есть отступления от нормы (например, сделка еще не зарегистрирована).

Мнимую сделку признали недействительной, а что будет с ее участниками, помимо возвращения изначальных прав? Для лиц, совершивших мнимую сделку, ответственность может наступить в случае выдвижения против них дополнительных обвинений, например, заявление в полицию о мошенничестве.

Притворные сделки и нюансы их недействительности

Притворную сделку иногда называют разновидностью мнимой. Ч. 2 ст. 170 ГК РФ так характеризует совершенную сделку, призванную заменить в глазах закона другую сделку, возможно, совсем на других условиях. У притворной сделки всегда есть два компонента:

  • прикрывающая сделка – та, которая призвана выступить в «главной роли»;
  • прикрываемая – та, юридические последствия от которой и хотят вызвать стороны на самом деле.

НАПРИМЕР.

1.Один гражданин покупает у другого автомобиль. Чтобы упростить оформление бумаг и снизить налог, вместо совершения купли-продажи, как следовало бы по закону, оформляется передача по доверенности. Деньги за авто передаются продавцу на самом деле.

2. Продается дом, продавец и покупатель сговорились о цене в 950 000 руб. Составляется договор купли-продажи, в котором указывается цена в 300 000 руб., дабы снизить подоходный налог.

Главные отличия притворной сделки от мнимой:

  • участники планируют правовые последствия, но не те, которые гарантирует заключенная сделка;
  • недействительна только притворная часть сделки, а истинная останется юридически признанной, если сообразуется с законодательством.

Правовые последствия недействительности притворной сделки

Если удастся доказать притворность сделки, последствия будут отличаться от тех, что вызывает отмена мнимой. В притворной сделке есть доля истинных правоотношений, отменять которую нельзя, если она законна. Таким образом, не соответствующая реальному положению дел часть сделки будет отменена, на замену ей вступит в силу как раз та сделка, которую стороны пытались замаскировать.

Читайте так же:  Приказ о назначении права первой подписи

Рассмотрим на приведенных выше примерах, какие последствия наступят, если будет признана недействительность этих сделок:

  1. Новый владелец авто на самом деле не будет его собственником, он не может полностью распоряжаться машиной по своему усмотрению. По истечении срока доверенности, если она не будет продлена, на что истинный владелец имеет полное право, «купивший» машину полностью лишится права собственности на нее.
  2. При признании такой сделки недействительной покупателю вернут только те деньги, которые указаны в тексте договора – 300 000 руб., даже если на самом деле он передал продавцу все 950 000 руб. Дом останется в собственности продавца.

Доказательства притворности сделки

Это особенно трудная задача. Чаще всего стороной, пострадавшей в результате притворной сделки, являются налоговые органы. А поскольку они – не участники сделки, подать в суд на настоящих участников они не имеют права. Но если сделка заключалась между организациями, прикрывающими свои действительные денежные дела, налоговики могут потребовать проверки и привлечь нарушителей к ответственности.

НАПРИМЕР. Фирма закупила у поставщиков оборудование, указав в документах цену, явно ниже рыночной. Таким образом, совершается не купля-продажа, а фактическое дарение большей части товара. Между юридическими лицами дарение невозможно, поэтому восстановить истинную сделку не получится. Фирме придется либо вернуть товар поставщикам, прибавив к нему компенсацию, либо уплатить за него настоящую цену (тем самым «не обидев» и налоговую).

Источник: http://assistentus.ru/vedenie-biznesa/mnimye-i-pritvornye-sdelki/

Мнимая сделка

Мнимая сделка – соглашение, которое заключается сторонами только для вида, без желания принимать на себя правовые последствия. В современной судебной практике мнимая сделка относится к недействительной (ничтожной) уже с момента даты действия «фиктивного» договора, вне зависимости решения судебной инстанции в будущем.

Мнимая сделка и гражданское законодательство

Гражданский Кодекс РФ в статье 170 части 1 называет мнимой сделку, которая заключается без побуждения создать реальные правовые результаты, исключительно «для вида», причем обе стороны отлично это осознают. При этом мнимая сделка не является бесцельной сделкой. На самом деле цель мнимой сделки не соответствует заявленной и скрывается от внешних наблюдателей, поскольку является противозаконной.

Компании грозит неизбежное банкротство и она «переписывает» часть своих активов на другое лицо. При этом имущество на самом деле вовсе не переходит из рук в руки, потому что действительная цель сделки – как раз его сохранить. Ведь в случае банкротства активы будут реализованы за долги.

Характерные черты мнимых сделок

Характерные черты мнимых сделок:

Стороны строго соблюдают требования закона о форме сделки и ее государственной регистрации. И даже стараются «превысить» эти требования: оформляют письменно соглашения, которые возможно заключить и устно, заверяют у нотариуса договоры, не требующие обязательного нотариального удостоверения и т. п.

После оформления сделки ее условия не выполняются или это происходит лишь в отношении части содержания. Сделка осуществляется только на бумаге. То есть воля обеих сторон направлена на совершение именно мнимой сделки. И обе стороны не желают возникновения реальных правоотношений на основе заключенной сделки.

Обе стороны не собираются исполнять условия сделки, договорившись об этом до ее совершения. При этом возможно составление фиктивных документов (например, передаточных актов) с целью создания видимости ее исполнения.

Реальная цель заключения такой сделки противоречит правовым нормам. То есть одна или обе стороны имеют определенный интерес (зачастую противоправный), связанный с такой сделкой.

О мнимости сделки могут свидетельствовать и косвенные черты:

зависимые, близкие или даже родственные связи между участниками сделки;

совпадение юридических адресов сторон – юридических лиц;

некоторые лица или весь состав учредителей организаций, заключающих сделку, совпадает;

в течение определенного времени не происходит никаких реальных действий, которые неизбежно должны вызвать выполнение условий сделки.

Различия между мнимыми и притворными сделками

Между мнимыми и притворными сделками есть существенные различия. Рассмотрим в чем же их различность:

В первом случае — данный вид договора подразумевает совершения только вида действий и отсутствие намерений выполнять свои описанные обязательства.

Во втором случае — такой вид сделок совершается для того, чтобы прикрыть ранее заключенные на иных условиях.

В обоих ситуациях и мнимая и притворная сделки являются ничтожными, в силу несоблюдения условий, которые в них описаны.

Ничтожность мнимой сделки по закону

Каждая сделка подразумевает в себе четыре составляющие:

суть самого соглашения;

форма исполнения обязательств по ней.

Если какой-либо критерий из вышеперечисленных не соблюдается в данном соглашении, то такое соглашение является недействительным.

По закону мнимая сделка ничтожна (статья 170 ГК РФ), если в ней не соблюдается все основополагающие правила таких договоров. Таким образом, мнимая сделка ничтожна по закону.

Признание сделки мнимой

Мнимая сделка рассматривается отечественным законодательством как ничтожная (недействительная). Признание сделки мнимой имеет место в случае, если нарушена законность ее содержания и не соблюдена ее форма, отсутствует необходимый объем право- и дееспособности для вступления в юридические отношения, а также если волеизъявление не соответствует условиям ее заключения.

Срок давности по обращению с исками о признании сделок недействительными

Срок давности по обращению с исками о признании сделок недействительными из-за их незаконного характера установлен в три года. Обращаться с таким иском могут заинтересованные лица, чьи интересы нарушены. Но при этом истцу придется приложить немало усилий, чтобы доказать фиктивность сделки.

Исковое заявление о признании мнимой сделки недействительной

В подобном исковом заявлении необходимо указать:

свою Ф.И.О. и ответчика;

описать суть договора, которая является не действительной;

указать ссылку на статью ГК РФ;

описать документы, которые впоследствии будут приложены к самому заявлению;

проставить в самом низу искового заявления дату и подпись.

Последствия признания недействительности мнимой сделки

Поскольку на самом деле в ходе мнимой сделки стороны ничего друг другу не передавали, то и возвращать ничего не должны. Доказав правовую несостоятельность сделки, суд отменит только саму сделку.

Мнимая сделка и срок исковой давности

Мнимое соглашение не имеет юридической силы, соответственно и не имеет срока исковой давности. А те договоры, которые совершаются по всем юридическим правилам, имеют срок давности.

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.


Источник: http://www.audit-it.ru/terms/agreements/mnimaya_sdelka.html

Мнимая сделка притворная сделка кабальная сделка

Разбирая мнимые и притворные сделки

судья Акмолинского областного суда

Сделка — это всегда волевой акт, правомерное действие, направленное на возникновение, изменение или прекращение правоотношений.

Сделка порождает гражданские правоотношения, именно гражданским законом определяются правовые последствия, которые наступают в результате ее совершения.

Читайте так же:  Ходатайство в суде устно или письменно

Согласно п. 1 ст. 160 ГК недействительна мнимая сделка, совершенная лишь для вида, без намерения вызвать юридические последствия.

Согласно п. 2 ст. 160 ГК, если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку (притворная), то применяются правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имели в виду.

Как волевой акт сделка содержит в себе единство воли и волеизъявления. Элементом психического отношения человека к совершаемому им действию, который может иметь значение для сделки, является мотив. Законодательством могут быть предусмотрены случаи, когда мотив приобретает юридическое значение, например, совершение сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности, то есть когда мотив, цель сделки предопределяют ее недействительность.

Следует отличать мотив и цель сделки от основания сделки, то есть того типового результата, который должен быть достигнут исполнением сделки. Конкретная правовая цель, которую желает достичь лицо, может не совпадать с основанием сделки, в этом случае речь идет о мнимой или притворной сделке. При мнимой сделке основание сделки отсутствует.

При заключении мнимой сделки стороны не имеют цели на возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Если хотя бы одна сторона имеет такое намерение, то сделка не может быть признана мнимой. Ошибка в предмете сделки не ведет к мнимости сделки.

Люди часто путаются в видах недействительных сделок, и их обращения в суд остаются без удовлетворения. Это можно увидеть из дел, рассматриваемых судами.

В деле по иску Ж. к В., Г. и Д. о признании сделок купли-продажи квартиры мнимыми, истец Ж. мотивировал свои требования тем, что у него на праве собственности имеется двухкомнатная квартира. Ранее принадлежащая ему квартира была однокомнатной. Соседняя квартира была трехкомнатной и принадлежала В. Истец выкупил у В. одну комнату, переоборудовал квартиру в двухкомнатную и жил в ней длительное время. В. продал трехкомнатную квартиру Г., а Г. — Д.

Истец считает, что сделки между В. и Г., и Г. и Д. — мнимые, т.к. ответчики не могли продать то, чего у них не было (трехкомнатную квартиру).

Решением суда в удовлетворении иска было отказано, поскольку участники сделки имели намерение продать и купить именно трехкомнатную, а не двухкомнатную квартиру. Хотя Ж. перерегистрировал свою однокомнатную квартиру как двухкомнатную, перерегистрация трехкомнатной квартиры не была произведена, по регистрации и документам она продолжала оставаться таковой.

Суд отказал в удовлетворении иска, указав, что требование о мнимости не соответствовало ст. 160 ч. 1 ГК.

Сложность рассмотрения требований о мнимости сделки вызывается отсутствием доказательств. Как правило, истцы не могут представить доказательства того, что воля не соответствует волеизъявлению и фактически совершенным действиям. Суды обоснованно возлагают доказывание мнимости сделки на истца.

К примеру, в деле по иску Х. к К. о признании недействительным договора дарения по признаку мнимости истец свои требования мотивировал тем, что причиной совершения договора дарения квартиры явилась ссора с женой, что у него не было намерения отдавать свое единственное жилье безвозмездно брату. Брат истца умер в январе 2010 года, а его вдова К., переоформив квартиру на свое имя, намеревается продать ее.

При рассмотрении дела судом было установлено, что истец с супругой переехали в г. Астану в 2007 году и по настоящее время проживают в городе.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из фактических обстоятельств дела: предмет сделки фактически был передан одаряемому, он им пользовался, владел как своим собственным имуществом, проживая в доме со своей семьей и родителями, нес бремя содержания, что не оспаривается истцом; даритель ни до, ни после заключения сделки не пользовался имуществом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Апелляционная коллегия согласилась с такими выводами, т.к. доказательства мнимости сделки, кроме пояснений самого истца, суду не представлены. Кроме того, апелляционный суд применил п. 5 ст. 8 ГК и указал на злоупотребление истцом своим правом на судебную защиту.

В обоснование мнимости сделки не могут приводиться обстоятельства, не являющиеся элементом сделки.

Сделку можно признать мнимой в тех случаях, когда она совершается для вида с целью уклонения от исполнения обязательства перед другим лицом. В таких случаях наряду с п. 1 ст. 160 ГК требование может быть заявлено по основанию п. 3 ст. 158 ГК.

В деле по иску Кр. к А., С., Т. о признании недействительными сделок купли-продажи дома, требования мотивированы тем, что согласно условиям мирового соглашения от 13.07.2009 года А. должна была выплатить истцу 2 700 000 тенге. Однако до исполнения условий мирового соглашения она оформила с С. договор купли-продажи дома, а тот в свою очередь, продал дом Т. При этом должница проживает в доме. Суд учел указанные обстоятельства и, удовлетворив иск, указал, что они были совершены между ответчиками лишь для вида, без намерения вызвать юридические последствия, с целью уклонения от исполнения обязательств перед истцом.

Требование о признании сделки притворной встречается в практике судов чаще, чем мнимая сделка.

Для притворной сделки требуется наличие двух сделок: одной действительной сделки, и второй — совершенной для вида. У сторон притворной сделки существует только одна воля, имеющая два проявления — одна направлена на совершение прикрываемой сделки, другая — на совершение притворной сделки.

Целью совершения притворной сделки является желание скрыть действительную сделку. Отсутствие такой цели означает, что сделка является действительной, а не притворной. Отсутствие прикрываемой сделки означает, что заявляться должно требование о признании сделки мнимой, а не притворной.

Например, судом рассмотрено дело по иску Ж. к З., Н., К. о признании договора купли-продажи жилого дома между ответчиками притворной.

Установлено, что по решению суда от 2008 года З. должен передать истцу 2 800 000 тенге. Ответчики З. и Н. являются гражданскими супругами и совместно проживают с 1984 года, приобрели жилой дом в 2001 году у К. Последний выдал доверенность на имя З., а тот оформил купленный дом на гражданскую жену Н. Истец полагал, что тем самым должник уклоняется от исполнения денежных обязательств перед ним, отказываясь зарегистрироваться собственником, хотя фактически является таковым. Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что оформление собственником дома Н. не противоречит закону, так как жилой дом фактически находился в совместном пользовании и владении Н. и З. и данные действия ответчиками были совершены с целью оформления своего права на имущество в соответствии с законом, а не с целью прикрытия другой сделки, поэтому суд признал доводы истца о притворности сделки необоснованными. (В данном случае истец выбрал неправильный способ защиты. Для обращения взыскания на общее имущество ему следовало поставить вопрос о признании дома общим имуществом, регистрации З. собственного дома, чтобы в последующем поставить вопрос об обращении взыскания на долю в общем имуществе).

Читайте так же:  Возмещение убытков в полном объеме

Апелляционная коллегия согласилась с выводами суда, т.к. согласно п. 2 ст. 160 ГК цель прикрытия фактически совершенной сделки должна присутствовать на момент совершения притворной сделки.

Возможна притворность части сделки, при этом независимо от того, каким из условий является эта часть — существенным, обычным, или случайным. Часть сделки — это любая составляющая ее элементов: субъект, субъективная сторона, форма и содержание.

Встречается требование о признании сделки притворной по субъекту сделки, например, оформление права собственности на купленную вещь на третье лицо. Признание недействительной части сделки не влечет недействительность всей сделки и суд может признать покупателем то лицо, которое фактически купило вещь, вместо «подставного» лица.

Требования о признании сделок недействительными предъявляются в суд часто, но вопросов в применении норм материального закона не становится меньше. Эти дела по-прежнему относятся к категории сложных.

Источник: http://www.zakon.kz/4511196-razbiraja-mnimye-i-pritvornye-sdelki.html

Как опровергнуть обвинения в мнимости и притворности сделок

Налоговые инспекторы, заботясь о пополнении бюджета, могут заявить о ничтожности сделки. Если суд признает ее не соответствующей закону, то есть недействительной, налоговые последствия для фирмы могут быть весьма плачевными. Арбитражная практика нашего округа показывает, что главное – вовремя позаботиться о документальном оформлении и исполнении сделки.

Цели могут быть разные

Мнимые и притворные сделки признаются ничтожными. Отметим, что суды указывают: сделка не может быть признана одновременно и мнимой, и притворной (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.02.07 № А56-20721/2006). Цель мнимой сделки – создать лишь видимость правовых последствий, контрагенты не желают их наступления в действительности, преследуя иные цели (например, получение необоснованной налоговой выгоды). Такая сделка заключается только на бумаге, намерения сторон по ее реальному исполнению отсутствуют. Притворная сделка направлена на достижение других правовых последствий, чем те, которые прямо следуют из нее, – такая сделка прикрывает иную волю всех ее участников. Следовательно, притворная сделка может быть признана таковой, если оба контрагента имеют намерение ее совершить. При этом притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и «прикрываемая».

Подтверждаем реальность сделки

Чтобы у контролеров не возникло сомнений в реальности совершенной сделки, она должна быть надлежаще оформлена, а ее исполнение – подтверждаться всеми необходимыми документами («платежками», допсоглашениями, актами взаимозачета, уведомлениями о проведении зачетов, накладными, актами выполненных работ, счетами, счетами-фактурами, учетными карточками, деловой перепиской и пр.). В этом случае у суда может не остаться сомнений в том, что воля сторон не была направлена на заключение иной сделки (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.04.07 № А56-40998/2005). То есть при ее заключении участники должны совершить необходимые действия, направленные на достижение типового юридического результата, присущего заключаемому договору.

Кроме того, намерения налогоплательщика по заключению договора должны подтверждаться исполнением обязанностей по нему (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.06.07 № А05-8960/2006-19). Например, должны совершаться реальные операции с товарами, услуги должны оказываться. Существенное значение имеет сама возможность реализации обязательства по сделке. Если силами сторон оно явно не может быть исполнено, в договоре разумно предусмотреть возможность осуществления планов путем привлечения третьих лиц (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.02.07 № А05-16664/05-33).

Суд требует доказательств!

Налоговые органы должны документально доказать, что сделки были совершены лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия или с целью прикрыть другую сделку. Вместе с тем анализ судебной практики показывает, что при рассмотрении вопроса о ничтожности сделок первостепенное значение имеют фактические обстоятельства и реальные операции. Так, в постановлении от 05.04.06 № 15825/05 Президиум Высшего арбитражного суда подчеркнул, что сами документы (по ст. 165 НК РФ) не могут служить достаточным основанием для возмещения НДС – нужны еще достоверные доказательства реального экспорта.

Суды соглашаются с отказом в вычете, если устанавливают искусственное увеличение числа участников операций; если компания создает лишь видимость оплаты товара по цене, которая выше цены реализации. Мнимость суд может установить, если инспекция докажет, что нет самой возможности исполнить договор (например, отсутствуют производственные мощности).

Нередки случаи, когда суды признают сделки притворными. Так, суд согласился с доводами инспекторов о том, что договор займа являлся притворным, а сама сделка должна быть квалифицирована как договор дарения. Суд признал, что налогоплательщик получил доход в виде безвозмездно полученного имущества (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.04.06 № А66-2962/2005).

Таким образом, притворность сделки может быть установлена, если налоговики смогут доказать, что правовые последствия заключенного договора соответствуют совсем другой сделке. Налоговые последствия притворных сделок – при переквалификации сделки налоговый орган начислит или доначислит налоги, основываясь на реальных отношениях сторон, а не на ее притворной форме.

Источник: http://www.audit-it.ru/news/account/184369.html

Притворились и сделали

Известно, что сейчас практически любые действия с жильем возможны только через акт купли-продажи. При этом нередко в документах на оформление перехода недвижимости из одних рук в другие цена по просьбе одной из сторон может не соответствовать устным договоренностям.

В результате этого часто после такой сделки одна из сторон бежала с жалобой в суд. А там клялась, что написанным в договоре цифрам не надо верить, так как они в реальности были совсем другими. Одни жалобщики при этом говорили про мнимую сделку. Другие — про притворную сделку. Истцы уверены, что это одно и то же. Юристы объясняют — это не просто разные понятия. У таких сделок даже последствия для граждан — разные.

Итак, наша история началась на юге страны в большом городе. Два гражданина обратились в суд с иском к третьему гражданину. Они потребовали признать их право собственности на объект незавершенного строительства — мансарду жилого дома.

Уже в суде истцы объяснили, что несколько лет назад они — трое граждан — договорились купить в складчину недвижимость. Одному из них принадлежал участок земли, где планировалось строительство. Потом все эти годы будущие домовладельцы вкладывали свои деньги и силы в то, чтобы дом построить. В итоге его достроили, но появилась проблема. Жилье заканчивалось мансардным этажом, которого не было в проектной документации на дом. Проще говоря, возведенная мансарда оказалась незаконной самовольной постройкой. Для двоих из них (напомним, у третьего было право собственности на участок) возникли проблемы с оформлением в собственность построенного дома.

В итоге яростных споров ситуация разрешилась так. Каждому из трех строителей досталось по одной трети дома, но в эти квадратные метры не вошла мансарда. Прошло время, и местная власть, точнее ее комиссия, которая занимается самостроем, решила сохранить мансардный этаж. Так чей же он будет?

Читайте так же:  Обжалование постановлений гибдд решения судов

Сам хозяин земли в суде иск бывших товарищей по стройке не признал вообще. Он подготовил встречный иск, в котором попросил суд признать договор купли-продажи долей дома недействительным. И применить в этом случае последствия недействительности ничтожной сделки. Он стал доказывать, что их договор продажи был именно ничтожной сделкой, так как заключался без намерения «создать правовые последствия».

Итог местных судов таков — хозяину земли пошли навстречу, а двум истцам, требовавшим равноправия в квадратных метрах, в иске отказали. Обиженные и проигравшие граждане дошли до Верховного суда. Там все решения местных судов перечитали и сказали: оба суда — районный и краевой — допустили «существенное нарушение».

Вот в чем это выразилось. По Гражданскому кодексу (статья 170) мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Это значит, что для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения этой самой сделки стороны не намеревались создавать соответствующие этой сделке правовые последствия, характерные именно для таких сделок. Обязательным условием для признания сделки мнимой является «порочность воли каждой из ее сторон». Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий. Совершая такую сделку, стороны не собираются ее выполнять.

Местные суды исходили из того, что договор купли-продажи оказался, по их мнению, недействителен. Так как является мнимой сделкой, ведь она совершалась только для того, чтобы зарегистрировать за покупателями доли в этом доме. Ведь по договору деньги за трети дома продавцу не передавались.

Верховный суд не нашел в деле никаких обстоятельств, из которых коллеги сделали выводы о том, что договор купли-продажи — мнимый. Высший суд заметил: продажа долей для регистрации прав собственности обычное явление. Истцы не только получили право собственности, но и вселились в свои доли. Факт вселения Верховный суд перевел на юридический язык — жалобщиками «были совершены необходимые действия для создания правовых последствий, связанных с переходом права собственности».

Местные суды сослались на 168 статью Гражданского кодекса. Там сказано, что сделка, не соответствующая требованиям закона, — ничтожна. Но при этом, вероятно, забыли указать, а какие конкретно нормы закона при купле-продаже нарушены.

Районный суд вообще написал, что основанием возникновения права общей долевой собственности на дом и участок стал их договор о совместной стройке, а не купли-продажи. Который, по мнению суда, — мнимый. Из этого сделали вывод: договор купли-продажи был заключен, чтобы прикрыть договор о совместном строительстве. То есть перед нами явно притворная сделка.

По Гражданскому кодексу «притворными» названы сделки, которые совершают, чтобы прикрыть другую сделку. Если сделка притворная, то недействительной будет лишь та сделка, которой закрыли законную.Местные суды, заявил высший суд, не учли, что правовые последствия мнимой сделки отличны от правовых последствий притворной сделки. Поэтому Верховный суд решил, что выводы коллег о недействительности договора купли-продажи по мотиву мнимости не соответствует установленным судом обстоятельствам.

У суда не было оснований признать договор купли-продажи мнимой сделкой только потому, что деньги не передавались. Если денег не платили, то это по закону влечет другие правовые последствия. Но не может назвать сделку ничтожной.

Источник: http://rg.ru/2014/04/08/sud.html

«Благими намерениями вымощена дорога…» (позиция Верховного Суда о притворных сделках)

Эти мысли относительно Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 31.07.2017 г. № 305-ЭС15-11230 были мною написаны по горячим следам еще в 2017 году, но волею судеб так и не были нигде опубликованы.

Как известно при постановлении этого судебного акта Верховный суд пришел к выводу, что цепочкой последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может прикрываться единая сделка, направленная на прямое отчуждение имущества первым продавцом последнему покупателю. Данная позиция высшей судебной инстанции ничего кроме одобрения вызывать не может.

Долгое время вопрос о допустимости квалификации ряда последовательно совершенных сделок с различным субъектным составом являлся дискуссионным. Это было обусловлено в первую очередь позицией Президиума ВАС РФ, высказанной в Постановлении от 02.08.2005 г. № 2601/05, согласно которой из содержания пункта 2 статьи 170 Кодекса следует, что притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и «прикрываемая».

Судами нижестоящий инстанций данная позиция была воспринята и активно проводилась, так в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.08.2014 г. по делу № А40-134795/2013, оставленном без изменения Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 17.11.2014 N Ф05-12746/2014, было указанно, что довод о притворности указанных в исковом заявлении сделок как взаимосвязанных неприменим в рассматриваемом случае поскольку стороны сделок не совпадают.

Однако данный подход явно не отвечал потребностям гражданского оборота.

Во-первых, возникали вопросы с применением или не применением к отношениям сторон норм о защите прав потребителя, когда договор в интересах физического лица (генерального директора) заключался от имени и за счет лица юридического. При применении к указанным отношениям конструкции договора комиссии мы должны будем признать недопустимость распространения на них норм Закона о защите прав потребителей, поскольку права и обязанности по договору заключенному в рамках договора комиссии возникают непосредственно у комиссионера. Вместе с тем каждый из участников отношений осознает, что реальным получателем товаров и услуг является именно физическое лицо (потребитель), а конструкция юридического лица была введена исключительно для вида, как правило, в целях оптимизации налогообложения.

Во-вторых, неоднозначно разрешались ситуации, когда договорные отношения по тем или иным причинам заключились от имени одного лица, но фактически за счет и в интересах другого. Частным примером подобной ситуации является приобретение в преддверии расторжения брака недвижимого имущества на имя близкого родственника или знакомого. Оформляя подобным образом отношения недобросовестный супруг стремится исключить данный объект недвижимости из-под требований о разделе. Если в этом случае восстановление реальных договорных отношений возможно через конструкцию злоупотребления правом (ст. 10 Гражданского кодекса РФ), то адекватное решение для ситуации зачисления суммы займа на карту иного лица (не заемщика) отсутствует.

Правовые коллизии со сделками с различным субъектным составом, разрешение которых иначе как через контрукцию притворных сделок невозможно, данными примерами, конечно, не исчерпываются, тем значимей является позиция Верховного суда РФ, изложенная в анализируемом Определении.

Вместе с тем, формулируя столь важную для практики позицию, суд оставил без должной аргументации и анализа вопрос о последствиях недействительности прикрываемой сделки и влияние на признание ряда последовательных сделок притворными наличие реального исполнения со стороны конечного приобретателя промежуточному лицу.

Как известно фактические обстоятельства рассмотренного дела сводились к следующему:

Банк передал объект недвижимости в собственность юридического лица, через некоторое время (около полутора лет) квартира продана двум физическим лицам, еще через некоторое время один из сособственников передал принадлежащую ему долю в праве собственности еще раз.

Читайте так же:  Кто устанавливает запрет на выезд за границу

Оценив данные обстоятельства, судебная коллегия, как указывалось ранее, признала ряд единой притворной сделкой купли-продажи имущества, совершенной между Банком и конечными приобретателями (Смирновыми).

Как известно по смыслу ст. 167 Гражданского кодекса РФ и сложившейся судебно-арбитражной практики (в частности Постановления Президиума ВАС РФ от 12.10.2010 г. № 5243/10) суд обязан разрешить вопрос о применении последствий недействительности сделки одновременно с признанием данной сделки недействительной.

Относительно вопроса о применении последствий недействительности сделки, Судебная коллегия ограничилась указанием, что «последствия недействительности прикрываемой сделки в виде односторонней реституции применены судами на основании статьи 167 Гражданского кодекса исходя из отсутствия реальных расчетов между банком и конечными сособственниками квартиры по прикрываемой сделке».

Однако вопрос о том, что конечные приобретатели (гр. Смирновы) осуществили оплату приобретенной недвижимости, при чем реальными денежными средствами и по рыночной стоимости, и влияние данного обстоятельства на применение или не применение реституции в судебном акте не поднимался.

Означает ли это, что для квалификации цепочки сделок как единой притворной сделки факт реального исполнения одной из них является безразличным? И что не менее важно, достаточно ли для разрешения вопроса об отказе в применении последствий недействительности только того обстоятельства, что денежные средства (исполнение) от конечного приобретателя к первоначальном отчуждателю не поступили?

Классическая теория притворных сделок, да и сложившаяся практика правоприменения не позволяет положительно ответить ни на один из поставленных вопросов.

Судебная практика всех уровней основывается на том положении, что наличие исполнения сделки хотя бы одной из сторон исключает возможность ее признания притворной.

Так, Постановлении от 06.06.2011 г. № КГ-А40/4918-11 по делу № А40-96659/10-47-849 (Определением ВАС РФ от 26.09.2011 г. № ВАС-12482/11 отказано в передаче дела № А40-96659/10-47-849 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления) ФАС Московского округа указал, что «признаком притворной сделки является несовпадение волеизъявления сторон сделки с их внутренней волей при совершении сделки, а также фактическое исполнение иной, юридически не оформленной (прикрываемой) сделки.»

Еще более четко по этому вопросы высказался ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 25.02.2014 г. № Ф07-7479/2012 г. (Определением ВАС РФ от 30.06.2014 г. № ВАС-10272/13 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления):

«В силу пункта 2 статьи 170 ГК РФ стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. Обращаясь с требованием о признании сделки ничтожной по указанному основанию, заявитель обязан представить доказательства направленности воли сторон на совершение именно прикрываемой сделки. Отсутствие фактического исполнения прикрываемой сделки, исключает возможность признания ее ничтожной по данному основанию».

Является ли анализируемое определение поворотной точке в подходе к квалификации притворных сделок? Хотел бы надеяться, что нет. Теория притворных сделок, как известно, основывается на необходимости единой согласованной воли всех участников правоотношений на достижение иного правового результата. Более того применение к одним участникам правоотношений условий договора, которые согласовывались или предполагались только одной стороной невозможно, поскольку противоречит принципу свободы волеизъявления и недопустимости вмешательства в частные дела.

Также на наш взгляд не вызывает сложностей разрешение вопроса о необходимости учета реального исполнения сделки со стороны конечного приобретателя для разрешения вопроса о применении или не применении реституции.

Признание заключённой между сторонами сделки притворной само по себе не свидетельствует об отсутствии договорных отношений. Напротив, применение п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса РФ, прямо свидетельствует о том, что между сторонами сложились правоотношения, но в ином виде (на иных условиях) по сравнению с теми, видимость которых стороны стремились создать.

В анализируемом случае суд пришел к выводу, что вместо цепочки сделок между различными субъектами, была заключена одна сделка между Банком и Смирновыми, по которой право собственности на имущество перешло непосредственно от кредитной организации к физическим лицам.

Поскольку отказ в применении реституции при установлении наличия встречного предоставления по смыслу ст. 167 Гражданского кодекса РФ невозможен, то следует прийти к выводу, что либо суд оценил оплату Смирновыми квартиры мнимым (то есть совершенным лишь для вида), либо посчитал, что возврат выплаченных денежных средств должен осуществляться в ином порядке.

Хотелось бы верить, что в данном случае суд пришел к первому из указанных выводов, поскольку обнаружить удовлетворительное обоснование иного порядка возврата уплаченных денежных средств затруднительно.

Из текста судебного акта следует, что право на возврат денежных средств от Банка у Смирновых отсутствует, следовательно, соответствующее требование конечными приобретателями может быть заявлено только лицу, у которого изъятое в пользу Банка имущество было приобретено, но на каком основании?

Реституция? Но, во-первых, при применении последствий недействительности сделки осуществляется обоюдный возврат полученного, а Смирновы передать квартиру не могут, поскольку она истребована в пользу Банка, а во-вторых, вступившим в законную силу судебным актом установлено, что сделки между Смирновыми и промежуточными приобретателями не существовало. Несуществующая сделка не может быть основанием для движения материальных ценностей.

Эвикция? Тоже неудовлетворительно, согласно общей как для права континентальной Европы, так и для нашего права традиции в качестве основания ответственности за эвикцию рассматривается договор купли-продажи: она наступает за

нарушение договорной обязанности продавца. Соответственно признавая в данном случае возможность применения ст. 461 Гражданского кодекса РФ, мы будем вынуждены признать наличие реального действительного договора между конечными и промежуточными приобретателями, то есть опять вступить в противоречие с судебным актом Верховного суда РФ.

Неосновательное обогащение? Теоретически такой подход возможен, исходя из того, что основания для обладания денежными средствами, которые существовали на момент получения имущества, в дальнейшем отпали (Пункт 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49). Вместе с тем, во-первых, притворная сделка, являясь ничтожной, недействительна с момента ее совершения независимо от признания ее таковой судом, то есть даже на момент осуществления платежа обязательство у Смирновых отсутствовало. А, во-вторых, промежуточный приобретатель всегда может сослаться на положения п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса РФ, указав, что Смирновы, являясь стороной «прикрываемой» сделки, знали об отсутствии правовых оснований для осуществления платежа.

Таким образом, Верховный суд РФ сформировал, бесспорно, важную и значимую для правоприменения позицию о допустимости квалификации как притворной сделок с различным субъектным составом. Однако в результате невысокого качества юридической техники изготовления судебного акта, многие вопросы, требующие оценки и обоснования остались не разрешенными, что на наш взгляд повлечет больше разночтений, чем единообразия при применении положений ст. 170 ГК РФ.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.ru/blog/2019/07/01/blagimi_namereniyami_vymoschena_doroga__poziciya_verhovnogo_suda_o_pritvornyh_sdelkah

Мнимая сделка притворная сделка кабальная сделка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here