Кто вправе оспорить мнимую сделку

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: кто вправе оспорить мнимую сделку. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Энциклопедия решений. Лица, имеющие право требовать признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности

Лица, имеющие право требовать признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности

По общему правилу правом на предъявление требования о признании оспоримой сделки недействительной предоставлено сторонам сделки.

Лицо, не являющееся стороной оспоримой сделки, вправе предъявлять требование о признании ее недействительной лишь если такое право предусмотрено законом (п. 2 ст. 166 ГК РФ). В частности, правом на обращение в арбитражный суд с иском о признании недействительными определенных сделок обладает прокурор (ч. 1 ст. 52 АПК РФ), члены органов управления юридических лиц (ст.ст. 45, 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст.ст. 78, 84 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах») и иные лица (см., например, п. 1 ст. 21 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», ч. 22 ст. 34 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», п. 4 ст. 201.8-2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и др).

Согласно абзацам второму и третьему п. 2 ст. 166 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия, или — если в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц — если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц. Как разъяснено в п. 71 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 (далее — Постановление N 25), при этом не требуется доказывания наступления вышеуказанных последствий в случаях оспаривания сделки по основаниям, предусмотренным ст. 173.1, п. 1 ст. 174 ГК РФ, когда нарушение прав и охраняемых законом интересов лица заключается соответственно в отсутствии согласия, предусмотренного законом, или нарушении ограничения полномочий представителя или лица, действующего от имени юридического лица без доверенности. Отказ в иске на том основании, что требование истца основано на оспоримой сделке, возможен только при одновременном удовлетворении встречного иска ответчика о признании такой сделки недействительной или наличии вступившего в законную силу решения суда по другому делу, которым такая сделка признана недействительной.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Наконец, обратим внимание на особые положения ст. 166 ГК РФ, которые при определенных обстоятельствах лишают участника сделки и иных лиц возможности требовать признания оспоримой сделки недействительной либо ссылаться на недействительность ничтожной сделки (так называемый эстоппель): согласно абзацу четвертому п. 2 ст. 166 ГК РФ сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (см. также п. 72 Постановления N 25), а если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки, то заявление такого лица о недействительности сделки не имеет правового значения (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п.п. 70, 1 Постановления N 25).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо (п. 3 ст. 166 ГК РФ). В силу этого же пункта требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной. Как разъяснено в п. 78 Постановления N 25, иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки. В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке. Отсутствие этого указания в исковом заявлении является основанием для оставления его без движения (ст. 136 ГПК РФ, ст. 128 АПК РФ).

Пунктом 4 ст. 166 ГК РФ суду предоставлено право применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. Этот вопрос должен быть вынесен на обсуждение сторон, а в мотивировочной части решения должно быть указано, какие публичные интересы подлежат защите, либо содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда (п. 79 Постановления N 25). Под публичными интересами в целях применения ст. 166 ГК РФ понимаются интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы. При этом само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов п. 75 Постановления N 25).

Источник: http://base.garant.ru/58075018/

Оспаривание сделок, совершенных без согласия

Сделка совершена без необходимого согласия. Когда суд ее аннулирует.

Милованов Руслан Викторович
Не работает

Ряд сделок требует получения согласия со стороны третьих лиц, органов юрлица или госорганов. Отсутствие такого согласия влечет риск недействительности сделки. Алгоритм оспаривания таких сделок – в статье Руслана Милованова, ведущего юриста Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С.

По общему правилу, сделка, совершенная без необходимого согласия, является оспоримой, то есть она может быть аннулирована лишь по решению суда. Но закон предусматривает и ряд случаев ничтожности подобных сделок, например, п. 2 ст. 391 ГК (перевод долга без согласия кредитора). Рассмотрим, когда не согласованная в надлежащем порядке сделка находится в зоне риска.

Сделки, которые требуют согласия на их совершение в силу закона

Цитата: «Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия» (п. 1 ст. 173.1 ГК).

На практике наиболее распространены следующие сделки, которые требуют получения соответствующего согласия.

Лица, которые вправе оспорить несогласованную сделку

Сделка может быть признана недействительной по иску лица, согласие которого должно было быть получено, или иных лиц, указанных в законе (п. 1 ст. 173.1 ГК).

Читайте так же:  Курсовая работа права полиции

Дополнительно ВС разъяснил, что сделки, совершенные без необходимого согласия финансового управляющего, могут быть оспорены финансовым управляющим, конкурсным кредитором или уполномоченным органом, обладающим необходимым для такого оспаривания размером требований (п. 37 постановления Пленума ВС от 13.10.2015 №45).

Однако круг лиц, имеющих право подать подобный иск, на настоящий момент точно не определен. Дискуссионным является вопрос о том, вправе ли сама сторона сделки оспорить заключенную сделку по ст.173.1 ГК. Между тем, в спорах в сфере интеллектуальной собственности Суд по интеллектуальным правам не раз приходил к выводу, что истец (лицензиат, в другом случае – сублицензиар) не обладал правом на обращение в суд с исковым заявлением по основанию ст. 173.1 ГК. По мнению суда, правом на оспаривание сделки по указанному основанию обладает лишь то лицо, согласие которого на совершение сделки получено не было (постановления СИП от 18.04.2016 по делу №А60-15281/2015, от 29.11.2017 по делу №А40-215131/2016)

Обстоятельства, необходимые для признания сделки недействительной

В ст. 173.1 ГК установлены обстоятельства, которые позволят признать совершенную без необходимого согласия сделку недействительной. Сразу стоит отметить, что эти обстоятельства не являются универсальными, и их недостаточно для признания недействительными , например, сделок с заинтересованностью.

1. Отсутствие согласия на одобрение сделки. В судебном споре истцу достаточно обосновать, что совершенная сделка в силу закона подлежит согласованию, и заявить о его отсутствии. В свою очередь, ответчику нужно доказать факт наличия полученного согласия.

На начальном этапе судебного спора истцу нет необходимости доказывать отрицательный факт (отсутствие согласие на одобрение сделки). Между тем, в случае предоставления ответчиком доказательств полученного согласия, истцу не следует занимать пассивную позицию, а, по возможности, следует доказать порочность согласия (отсутствие в согласии обязательных реквизитов и условий).

Например, в одном из дел ответчик представил в материалы дела незаверенную копию письма от истца о согласии на совершение оспариваемой сделки. Истец заявил о фальсификации доказательства. Суды, учитывая факт непредставления ответчиком подлинника спорного письма, признали его недостоверным доказательством. В итоге суды признали оспариваемую сделку недействительной (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 02.02.2017 по делу №А33-27818/2015).

В другом деле ответчик представил в материалы дела протокол общего собрания участников об одобрении сделки с заинтересованностью. Истец, в свою очередь, заявил о фальсификации данного протокола путем составления текста, датированного 18.03.2015, и подписного листа из другого протокола общего собрания. Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу, что протокол общего собрания был сфальсифицирован указанным выше способом, текст подписанного истцом последнего листа протокола не соответствует основной повестке дня собрания. Кроме того, суды указали, что на сшивке протокола имеются только две подписи: генерального директора и участника общества, однако подпись председательствующего на собрании (истца) на сшивке протокола отсутствует. Также суды указали, что в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства созыва общего собрания по вопросу одобрения оспариваемой сделки. В связи с этим оспариваемая сделка была признана недействительной (постановление АС Московского округа от 09.08.2017 по делу №А40-182838/2016).

2. Необходимость получения согласия, предусмотренная законом. Истцу нужно доказать, что одобрение сделки предусмотрено именно в силу закона.

Так, не может быть признана недействительной по этому основанию сделка, получение согласия на которую необходимо в силу предписания нормативного правового акта, не являющегося законом. По общему правилу, последствием заключения такой сделки без необходимого согласия является возмещение соответствующему третьему лицу причиненных убытков (п. 90 постановления Пленума ВС от 23.06.2015 №25).

В одном из дел ответчик (должник) для защиты от исковых требований использовал довод о том, что договор уступки прав требования является недействительным на основании положений ст. 173.1 ГК ввиду его заключения без необходимого согласия ответчика. Суд пришел к выводу, что получения согласия должника для заключения договора уступки прав требования в силу закона не требовалось (постановление 19ААС от 30.06.2016 по делу №А14-13287/2015).

Также не может быть признана недействительной сделка в случае нарушения предусмотренного законом преимущественного права покупки какого-либо имущества. Последствием такого нарушения является предоставление обладателю преимущественного права возможности в установленном законом порядке требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя (п. 3 ст. 250 ГК, п. 18 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.д.) (п. 91 постановления Пленума ВС от 23.06.2015 №25).

3. Осведомленность другой стороны сделки об отсутствии на момент ее совершения необходимого согласия. Поскольку согласие на совершение сделки необходимо в силу закона, то его незнание не освобождает лицо от неблагоприятных последствий, связанных с совершением такой сделки.

Так, в отношении банков суды неоднократно признавали сделки недействительными, указывая, что банк является профессиональным участником финансового рынка и с целью проверки рисков, связанных с заключением сделок, действуя с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требуется в подобных случаях, вправе был запросить любую информацию, в том числе касающуюся надлежащего одобрения спорной сделки. Не потребовав доказательств одобрения сделки, банк принял на себя риск совершения сделки, не получившей в установленном законом порядке одобрения как крупной (постановление АС Дальневосточного округа от 10.10.2017 по делу №А51-4483/2016).

Действуя как добросовестный участник гражданского оборота и член профессионального сообщества в сфере кредитования, банк обязан был провести правовую и финансовую экспертизу состояния общества, оценить комплекс имеющихся рисков, после чего запросить у общества документальное подтверждение соблюдения требований Закона об ООО в части одобрения договоров поручительства участниками общества (постановление АС Московского округа от 06.04.2018 по делу №А41-22292/17).

Таким образом, целесообразно перед заключением договора направить контрагенту запрос о предоставлении информация для проведения правовой экспертизы, чтобы узнать о необходимости получения согласия третьего лица.

Между тем, существует случай, когда осведомленность другой стороны сделки об отсутствии на момент ее совершения необходимого согласия не является необходимым условием для ее оспаривания. Так, при оспаривании супругом сделки, нотариально удостоверенное согласие на совершение которой другой супруг не получил, достаточно доказать лишь сам факт отсутствия согласия (п. 3 ст. 35 СК) постановление 13ААС от 17.08.2017 по делу №А21-8738/2016).

4. Отсутствие необходимости доказывать наступление неблагоприятных последствий. Данное общее правило для оспаривания сделок, совершенных без необходимого по закону согласия, содержится в п. 71 постановления Пленума ВС от 23.06.2015 №25. Важно отметить, что при оспаривании крупных сделок, заключенных после 01.01.2017, не требуется доказывать наступление неблагоприятных последствий. Но до внесения соответствующих изменений в ст. 46 Закона об ООО и ст. 79 Закона об АО при оспаривании крупных сделок необходимо было доказать наличие неблагоприятных последствий (постановление 9ААС от 30.10.2018 по делу №А40-48458/18).

Однако для оспаривания сделок с заинтересованностью все так же необходимо доказывать, что сделка имеет неблагоприятные последствия (совершена в ущерб интересам общества). При этом ущерб интересам общества предполагается при совокупности следующих условий:

  • отсутствует согласие на совершение или последующее одобрение сделки;
  • лицу, обратившемуся с иском о признании сделки недействительной, не была по его требованию предоставлена информация в отношении оспариваемой сделки.
Читайте так же:  Запрет выезда за границу исполнительное производство

5. Срок исковой давности для оспаривания сделки. Срок исковой давности по требованию о признании сделки недействительной в случае отсутствия необходимого в силу закона согласия на ее совершение составляет 1 год с того дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК). То есть лицо должно узнать о факте совершения сделки и о том, что сделка была совершена в отсутствие необходимого в силу закона согласия.

Например, течение годичного срока исковой давности по требованию о признании оспоримых сделок с заинтересованностью недействительными начинается с момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте заключения сделки, но и о том, что она совершена заинтересованными лицами (определение ВС от 29.07.2015 по делу №А40-149380/2012, постановление КС от 10.04.2003 №5-П).

В отношении возможности лица узнать о факте заключения сделки интерес представляет дело №А40-48458/18. В данном споре суды первой и апелляционной инстанций отклонили довод истца о том, что при вскрытии заказного письма, поступившего от ответчика, в конверте находился лист чистой бумаги без какого-либо текста, поскольку данный довод документально не подтвержден – соответствующий акт о вложении в почтовую корреспонденцию не представлен. Суд пришел к выводу, что истец получил от ответчика уведомление о совершение сделки.

В случае получения письма с чистым листом бумаги рекомендуется:

  • составить акт о получении такого письма;
  • немедленно, используя обычную или электронную почту, уведомить отправителя такого письма о получении от него чистого листа бумаги и попросить направить документы, которые якобы были вложены в почтовый конверт.

Также суды первой и апелляционной инстанций в рамках данного дела пришли к выводу, что электронная переписка между супругом истца и ответчиком по поводу спорной сделки является доказательством того, что истец знал (должен был знать) о совершенной сделке.

Источник: http://www.intellectpro.ru/press/works/osparivanie_sdelok_sovershennyh_bez_soglasiya/

Кто вправе оспорить мнимую сделку

Дело в том, что при оспаривании притворных сделок применимы не все правила, характерные для недействительных сделок, поэтому на практике зачастую стороны допускают ошибки, которые не позволяют достичь поставленной цели. Так к притворным сделкам не применяются правила о реституции (возвращение сторонами друг другу всего полученного по сделке).

В силу статьи 170 ГК РФ притворная сделка – это сделка совершенная с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях или с между иными участниками. Срок исковой давности оспаривания притворной сделки составляет три года, так как она является ничтожной. Здесь надо сразу пояснить, что при желании оспорить сделку по причине ее притворности, необходимо чтобы между сторонами (иногда и другими участниками) фактически существовали иные правоотношения, к которым применяются иные нормы права или иные условия взаимодействия сторон.

Проще говоря, должно быть две (или более) сделки, одна из которых реальная (прикрываемая), а другая юридически-оформленная (прикрывающая). Если прикрываемой сделки нет, то ни о каком оспаривании притворной сделки говорить нельзя.

В качестве прикрываемой или прикрывающей может выступать не одна, а ряд сделок, в том числе сделок на других условиях. В этом случае необходимо доказывать их взаимосвязь и направленность на достижение одного результата.

Если сделок две (или более), одна из которых прикрывающая, то недействительной будет признана только она, а прикрываемая сделка будет сохранена и к правоотношениям сторон будут применяться характерные для нее правила и нормы. Чаще всего заинтересованная сторона прибегает к оспариванию сделки при желании избежать негативных последствий этой сделкой порождаемых.

Например, контрагент может попытаться оспорить сделку не желая платить по ней. Так вот, прибегая к этому способу защиты необходимо помнить, что достичь желаемых последствий возможно не удастся, так как даже в случае отмены прикрывающей сделки, правоотношения между сторонами сохраняться, но в измененном виде.

Итак, следующее на что надо обратить особое внимание при оспаривании сделки на основании 170 статьи ГК РФ , это то, что обе стороны сделки заключая ее имели намерение и желание прикрыть ею другие правоотношения, желания только одной стороны недостаточно.

Очень часто притворные сделки совершаются в сфере микрозаймов, например, выдается займ с обещанием заключить договор залога имущества, в качестве обеспечения обязательств по возврату займа, а оформляется не залог, а купля-продажа имущества или заключается отступное в пользу кредитора. При этом должнику обещают перепродать обратно имущество в случае выплаты займа, а когда излишне доверчивый и юридически неподкованный должник лишается имущества (квартиры например), то возникает необходимость оспаривать сделку.

В качестве примера хочу привести Определение ВС РФ от 09.01.18 №32-КГ17-33.

Между заемщиком и займодавцем был заключен договор займа, в обеспечение возврата займа займодавец (покупатель) приобрел квартиру у продавца (аффилированного с заемщиком лица). В день регистрации договора купли-продажи заемщик передал займодавцу деньги. При этом займодавец в квартиру не вселялся, заемщик и продавец продолжали проживать в квартире и платить за нее коммунальные платежи. В последствии займодавец перепродал квартиру третьему лицу. Оспаривая первоначальный договор продажи квартиры истцы (заемщик и продавец) ссылались на то, что он прикрывает договор залога, а последующий договор продажи квартиры, по мнению истцов, заключался с целью создания видимости добросовестного приобретения. То есть второй договор также оспаривается истцами, только уже как мнимая сделка. В материалах дела имеется расписка продавца (истца) в получении денежных средств от займодавца (покупателя, ответчика) за продажу квартиры. Также имеется расписка заемщика о получении суммы займа. Суд первой инстанции посчитал, что оба договора исполнены и оснований для их отмены нет. Апелляция напротив посчитала, что продавая квартиру заемщику воля сторон была направлена на заключение договора залога и иск удовлетворила.

Верховный суд РФ отменяя судебный акт принятый в пользу истцов, отправил дело на новое рассмотрение, при этом суд указал следующее. Признание договора притворной сделкой не влечет таких последствий как реституция. Апелляционный суд признавая договор купли-продажи притворной сделкой, должен был применить к ней правила залога, а этого сделано не было тем более, что квартира находится в собственности третьего лица. Также суду необходимо установить имело ли место фактическое получение денег продавцом от займодавца (покупателя) за проданную квартиру.

Здесь я должна дать пояснения, что в силу ст. 808 ГК РФ договор займа заключается в письменной форме. Помимо этого займ является реальным договором, то есть пока деньги не будут переданы договор не вступает в силу ( ст. 807 ГК РФ ). Не соблюдение письменной формы договора лишает стороны возможности ссылаться на показание свидетелей как на доказательство получения займа ( 162 ГК РФ ).

Читайте так же:  Постановление верховного суда о налоговых преступлениях

Коротко говоря, доказательства получения займа (не подписание договора займа) должны быть только письменные. Это может быть расписка, перевод денег через банковский счет, почтовый перевод, письмо заемщика, подтверждающего получение займа и иные письменные доказательства. Договор купли-продажи квартиры также должен заключаться в письменной форме с последующей государственной регистрацией перехода права собственности.

Исполнение договора продажи также должно доказываться письменными, а не устными доказательствами, и эти письменные доказательства в виде двух расписок в деле есть. То есть устные объяснения истцов, что расписки выдавались без передачи денег, не могут служит надлежащим доказательством, «расписка перевесит». Если вы сталкиваетесь с подобной ситуацией, готовьте сразу основания и доказательства для оспаривания самой расписки, причем оснований будет очень немного, например, выдача под влиянием насилия, угрозы, обмана ( ст. 179 ГК РФ ), либо подделка.

Еще одно пояснение касается вывода суда о недопустимости реституции по договору продажи квартиры (возвращение сторонами друг другу полученного по договору продажи), тем более, что квартира находится в собственности третьего лица. В случае признания договора продажи притворным, стороны считаются состоящими в отношениях залога, то есть квартира находится в залоге у займодавца.

Действительности последующего договора продажи квартиры третьему лицу судом должна была быть дана правовая оценка. Как минимум действительность этой сделки суд должен проверить на соответствие статьям 10, 168, 170 (мнимость) ГК РФ , в случае ее недействительности, к уже можно применить реституцию. Законодательство исходит из того, что прикрываемая сделка также может быть признана недействительной по основаниям, установленным ГК РФ или другими законами.

Еще одним очень важным моментом при оспаривании сделок является определение норм права, по которым договор признается недействительным. По общему правилу (которое многократно подтверждалось Конституционным судом РФ) истцу принадлежит право определения и формулирования предмета иска. То есть суд рассматривает тот предмет и те основания, которые заявлены в иске.

Тем не менее суд, в силу ст. 133 и 168 АПК РФ , должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, нормы права, подлежащие применению и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права, а не с той на которую сослался истец.

Такие разъяснения судам даны в п. 9.1 Постановления Пленума ВАС РФ №63 от 23.12.10, и хоть этот Пленум посвящен банкротству, разъяснения в этой части применимы к общим правилам оспаривания сделок в суде.

Иными словами, применительно к приведенному в пример делу, даже если бы истец не оспаривал второй договор продажи квартиры, суд должен был бы сам рассмотреть вопрос его действительности.

Надеюсь, что настоящая статья будет полезна вам и вы не «споткнетесь» на правовых нюансах притворных сделок. Всегда буду рада помочь в решении любых правовых вопросов и споров.

Источник: http://xn—24-5cdaf0bo4ecv.xn--p1ai/osparivanie-pritvornyih-sdelok.html

Мнимая сделка

Мнимая сделка – соглашение, которое заключается сторонами только для вида, без желания принимать на себя правовые последствия. В современной судебной практике мнимая сделка относится к недействительной (ничтожной) уже с момента даты действия «фиктивного» договора, вне зависимости решения судебной инстанции в будущем.

Мнимая сделка и гражданское законодательство

Гражданский Кодекс РФ в статье 170 части 1 называет мнимой сделку, которая заключается без побуждения создать реальные правовые результаты, исключительно «для вида», причем обе стороны отлично это осознают. При этом мнимая сделка не является бесцельной сделкой. На самом деле цель мнимой сделки не соответствует заявленной и скрывается от внешних наблюдателей, поскольку является противозаконной.

Компании грозит неизбежное банкротство и она «переписывает» часть своих активов на другое лицо. При этом имущество на самом деле вовсе не переходит из рук в руки, потому что действительная цель сделки – как раз его сохранить. Ведь в случае банкротства активы будут реализованы за долги.

Характерные черты мнимых сделок

Видео (кликните для воспроизведения).

Характерные черты мнимых сделок:

Стороны строго соблюдают требования закона о форме сделки и ее государственной регистрации. И даже стараются «превысить» эти требования: оформляют письменно соглашения, которые возможно заключить и устно, заверяют у нотариуса договоры, не требующие обязательного нотариального удостоверения и т. п.

После оформления сделки ее условия не выполняются или это происходит лишь в отношении части содержания. Сделка осуществляется только на бумаге. То есть воля обеих сторон направлена на совершение именно мнимой сделки. И обе стороны не желают возникновения реальных правоотношений на основе заключенной сделки.

Обе стороны не собираются исполнять условия сделки, договорившись об этом до ее совершения. При этом возможно составление фиктивных документов (например, передаточных актов) с целью создания видимости ее исполнения.

Реальная цель заключения такой сделки противоречит правовым нормам. То есть одна или обе стороны имеют определенный интерес (зачастую противоправный), связанный с такой сделкой.

О мнимости сделки могут свидетельствовать и косвенные черты:

зависимые, близкие или даже родственные связи между участниками сделки;

совпадение юридических адресов сторон – юридических лиц;

некоторые лица или весь состав учредителей организаций, заключающих сделку, совпадает;

в течение определенного времени не происходит никаких реальных действий, которые неизбежно должны вызвать выполнение условий сделки.

Различия между мнимыми и притворными сделками

Между мнимыми и притворными сделками есть существенные различия. Рассмотрим в чем же их различность:

В первом случае — данный вид договора подразумевает совершения только вида действий и отсутствие намерений выполнять свои описанные обязательства.

Во втором случае — такой вид сделок совершается для того, чтобы прикрыть ранее заключенные на иных условиях.

В обоих ситуациях и мнимая и притворная сделки являются ничтожными, в силу несоблюдения условий, которые в них описаны.

Ничтожность мнимой сделки по закону

Каждая сделка подразумевает в себе четыре составляющие:

суть самого соглашения;

форма исполнения обязательств по ней.

Если какой-либо критерий из вышеперечисленных не соблюдается в данном соглашении, то такое соглашение является недействительным.

По закону мнимая сделка ничтожна (статья 170 ГК РФ), если в ней не соблюдается все основополагающие правила таких договоров. Таким образом, мнимая сделка ничтожна по закону.

Признание сделки мнимой

Мнимая сделка рассматривается отечественным законодательством как ничтожная (недействительная). Признание сделки мнимой имеет место в случае, если нарушена законность ее содержания и не соблюдена ее форма, отсутствует необходимый объем право- и дееспособности для вступления в юридические отношения, а также если волеизъявление не соответствует условиям ее заключения.

Срок давности по обращению с исками о признании сделок недействительными

Срок давности по обращению с исками о признании сделок недействительными из-за их незаконного характера установлен в три года. Обращаться с таким иском могут заинтересованные лица, чьи интересы нарушены. Но при этом истцу придется приложить немало усилий, чтобы доказать фиктивность сделки.

Исковое заявление о признании мнимой сделки недействительной

В подобном исковом заявлении необходимо указать:

Читайте так же:  Отменить взыскание судебных расходов

свою Ф.И.О. и ответчика;

описать суть договора, которая является не действительной;

указать ссылку на статью ГК РФ;

описать документы, которые впоследствии будут приложены к самому заявлению;

проставить в самом низу искового заявления дату и подпись.

Последствия признания недействительности мнимой сделки

Поскольку на самом деле в ходе мнимой сделки стороны ничего друг другу не передавали, то и возвращать ничего не должны. Доказав правовую несостоятельность сделки, суд отменит только саму сделку.

Мнимая сделка и срок исковой давности

Мнимое соглашение не имеет юридической силы, соответственно и не имеет срока исковой давности. А те договоры, которые совершаются по всем юридическим правилам, имеют срок давности.

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.

Источник: http://www.audit-it.ru/terms/agreements/mnimaya_sdelka.html

Злоупотребление правом как основание для признания сделок банкрота недействительными

Генезис

Злоупотребление правом – сложная и комплексная категория российского гражданского права.

Достаточно сказать, что за 10 лет (с 2008 г.) институт злоупотребления правом (ст. 10 Гражданского кодекса РФ) прошел путь от полного забвения до использования чуть ли не в каждом втором гражданско-правовом споре, а в обособленных спорах в рамках дел о банкротстве – и того чаще.

Вызвано это проблемой, которую не в полной мере разрешило введение в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федеральным законом от 28 апреля 2009 г. №73-ФЗ, – совершенный умышленно вывод активов должника задолго до того, как должник пришел в состояние объективного банкротства.

Основой для применения совокупности норм ст. 10 и 168 ГК РФ в целях оспаривания ничтожных и обходящих требования закона сделок в делах о банкротстве стали следующие правовые позиции.

Предмет доказывания. Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

Как уже было отмечено, наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, совершенную со злоупотреблением правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ (п. 4 Постановления № 63, п. 10 Постановления № 32).

В упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок (Постановление Президиума ВАС РФ от 17 июня 2014 г. № 10044/11 по делу № А32-26991/2009, Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2016 г. № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28 апреля 2016 г. № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014).

В предмет доказывания по делам о признании сделки недействительной по причине злоупотребления правом одной из сторон при ее совершении входят следующие обстоятельства, имеющие юридическое значение для правильного разрешения спора и подлежащие установлению: (Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 1 декабря 2015 г. № 4-КГ15-54, от 29 марта 2016 г. № 83-КГ16-2):

  • наличие или отсутствие цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок;
  • наличие или отсутствие действий сторон сделки, превышающих пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий;
  • наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц;
  • наличие или отсутствие у сторон по сделке иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

Отсутствие хотя бы одного из обстоятельств исключает возможность удовлетворения иска по основаниям, предусмотренным ст. 10 и 168 ГК РФ. Доказывает эти факты истец.

В судебной практике отмечается, что под злоупотреблением правом следует понимать умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда (например, Обзор судебной практики Двадцатого арбитражного апелляционного суда по применению главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», утвержденный постановлением Президиума Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2011 г.).

Для признания сделки недействительной на основании ст. 10, 168 ГК РФ необходимо установить признаки злоупотребления правом со стороны не только должника, но и его контрагента. О злоупотреблении правом контрагента при заключении договора с должником может свидетельствовать, например, совершение контрагентом этой сделки не в соответствии с ее обычным предназначением (например, при заключении договора купли-продажи недвижимости, по которому недвижимое имущество отчуждается от должника в пользу контрагента-покупателя; владение, пользование и распоряжение объектом, извлечение из него дохода – например, путем сдачи в аренду), а в других целях, таких как:

  • участие контрагента в операциях по неправомерному выводу активов должника;
  • получение контрагентом безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
  • реализация договоренностей между должником и контрагентом, направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы должника или залогодателя, при наличии у последних неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.

Указанная позиция отражена также в уже упомянутых Определениях Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 апреля 2016 г. № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28 апреля 2016 г. № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014.

В недавнем Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-18538 по делу № А40-191951/2017 разъяснены отдельные характеристики сделок со злоупотреблением правом и их соотношение с интересами гражданского оборота и применением института банкротства в российском праве. В частности, ВС РФ указал: «Такой подход (квалификация в качестве ничтожных сделок со злоупотреблением правом в спорах о банкротстве. – прим. мое. – В.Г.) позволяет противодействовать злоупотреблениям со стороны заказчика и исполнителя услуг, использующих договорную конструкцию возмездного оказания услуг и право на свободное согласование цены договора в целях искусственного формирования задолженности, в том числе и для создания фигуры фиктивного доминирующего кредитора, контролирующего банкротство в своих интересах в ущерб независимым кредиторам. Эта цель не совместима с задачами института банкротства, противоправна и не подлежит судебной защите.

Ввиду того что противоправная цель скрывается сторонами сделки, ее наличие устанавливается судом по совокупности косвенных признаков. Сам же факт установления неоправданно высокой цены услуг, что явно не характерно для обычных правоотношений, наряду с прочими обстоятельствами может указывать на злоупотребление правом.

Так, в частности, при рассмотрении данного дела апелляционный суд установил, что договор заключен в преддверии банкротства заказчика, а акт об оказании услуг подписан после возбуждения дела о его несостоятельности».

Однако для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 10 ГК РФ, суду необходимо установить, что такая сделка совершена с намерением причинить вред другому лицу либо допущено злоупотребление правом в иных формах (наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц. Оно может выражаться (в отношении материальных благ) в утрате части имущественной сферы, упущенного дохода или необходимости нести в будущем новые расходы – п. 1, 2 ст. 10 ГК РФ). Неразумное и недобросовестное поведение также приравнивается к злоупотреблению правом.

Читайте так же:  Как получить разъяснение решения суда

Для квалификации сделки как совершенной с нарушениями ст. 10 ГК РФ управляющий вправе приводить доводы о наличии либо сговора между сторонами договора, либо осведомленности одной стороны договора о подобных действиях другой стороны, а также о направленности сделки на уменьшение конкурсной массы (противоправная цель) путем доказывания совершения должником и его контрагентом конкретных действий по отчуждению имущества по этой сделке по заведомо заниженной цене третьим лицам, а контрагент – отрицать это со ссылкой на обычность сделки, реальную эквивалентность (равноценность) предоставлений по сделке, отсутствие негативных правовых последствий (вреда) по результатам сделки для должника и иных лиц, отсутствие ухудшения либо улучшение экономических показателей деятельности должника, соответствие каузы (правовой цели) сделки избранной форме сделки и соответствие деловой цели сделки обычаям и обыкновениям, сложившимся в предпринимательской среде.

Кроме того, контрагент должника вправе ссылаться на пропуск срока исковой давности управляющим.

Срок давности в обособленных спорах о признании недействительными сделок должника по мотиву злоупотребления правом

Срок давности при оспаривании ничтожных сделок по основанию злоупотребления правом составляет три года. Сроки подозрительности в отношении таких сделок не применяются. Однако срок исковой давности исчисляется по-разному в зависимости от момента совершения спорной сделки.

В отношении сделок, совершенных после 1 сентября 2010 г.

Применительно к действиям арбитражного управляющего и/или кредитора, оспаривающих сделку по мотиву злоупотребления правом, в настоящее время действует субъективный фактор, характеризующий начало течения срока давности по требованию о недействительности сделки, – осведомленность заинтересованного лица о нарушении его прав («узнал или должен был узнать»).

Постановлением Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 60 (далее – Постановление № 60) п. 10 Постановления № 32 дополнен новым предложением, согласно которому по требованию управляющего или кредитора о признании недействительной сделки, совершенной со злоупотреблением правом (ст. 10 и 168 ГК РФ) до или после возбуждения дела о банкротстве, исковая давность в силу п. 1 ст. 181 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

Срок исковой давности в этом случае для управляющего/кредитора составляет три года со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

В отношении сделок, совершенных до 1 сентября 2010 г.

Ранее действовавшая (до 1 сентября 2013 г.) редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ связывала начало течения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованиям о признании ее недействительной не с субъективным фактором – осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, – а с объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения такой сделки независимо от субъекта оспаривания. Переходными положениями Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 9 ст. 3; далее – Закон № 100-ФЗ) определено, что новые сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 г.

Таким образом, по любой сделке, совершенной до 1 сентября 2010 г. (три года до вступления в силу положений Закона № 100-ФЗ, изменившего редакцию п. 1 ст. 181 ГК РФ), срок исковой давности истекает до 1 сентября 2013 г. Следовательно, на день вступления в силу Закона № 100-ФЗ (1 сентября 2013 г.) по сделкам, совершенным до 1 сентября 2010 г., по которым с заявлением об их оспаривании как совершенных со злоупотреблением правом управляющие/кредиторы обратились после 1 сентября 2013 г., трехлетний срок исковой давности, исчисляемый по правилам, предусмотренным ранее действовавшим законодательством, истек.

Судебная практика ВАС РФ и ВС РФ по вопросу об исчислении сроков исковой давности при оспаривании ничтожных сделок должника, сроки предъявления требований по которым истекли до 1 сентября 2013 г., единообразна (Постановление Президиума ВАС РФ от 29 марта 2012 г. № 15051/11 по делу № А41-25081/2009; Определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 марта 2015 г. № 306-ЭС15-998 по делу № А55-3371/2013, от 5 ноября 2015 г. № 305-ЭС14-1540 по делу № А40-79862/2011).

Реституционные последствия

Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве и ГК РФ, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Таким образом, при признании недействительной сделки с должником по мотиву злоупотребления правом (по ст. 10 и 168 ГК РФ) требование контрагента к должнику восстанавливается, и контрагент вправе предъявить его в реестр требований кредиторов должника (если полученное по этой сделке возвращено контрагентом в конкурсную массу должника).

Ключевая проблема при применении ст. 10 и 168 ГК РФ

Очень острой в настоящее время в практике рассмотрения споров о банкротстве стала проблема разграничения оснований недействительности сделок, предусмотренных ГК РФ и Законом о банкротстве, о чем уже говорилось в статье «Вред кредитору – признак сомнительности сделок банкрота». Следует ставить вопрос о фактической конкуренции норм о действительности сделки между ст. 10, 168 ГК РФ (т.е. сделки, совершенные со злоупотреблением правом) и ст. 61.2 Закона о банкротстве (подозрительные «вредительные» сделки должника). Зачастую конкурсными управляющими не приводятся доводы о том, чем, по их мнению, обстоятельства состоявшихся нарушений выходили за пределы диспозиций п. 1 или 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и зачем необходимо оспаривать сделку должника как ничтожную по мотиву злоупотребления правом. Указанная тема – предмет особого исследования и будет подробно освещена в отдельной статье.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advgazeta.ru/mneniya/zloupotreblenie-pravom-kak-osnovanie-dlya-priznaniya-sdelok-bankrota-nedeystvitelnymi/

Кто вправе оспорить мнимую сделку
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here