Компенсация морального вреда еспч

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: компенсация морального вреда еспч. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

ВС поднял размер компенсации морального вреда

Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн руб. Однако первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы.

В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) истцу помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму.

ВС сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии. У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил ВС. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации.

ВС также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил ВС: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учел суд.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × , считает решение гражданской коллегии революционным: оно может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

Несмотря на очевидность того, что компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт на моей памяти является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций.

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг ×

Андрей Гривцов, партнер АБ Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании × приветствовал решение ВС и заметил, что подобной практики ранее фактически не существовало. «Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна», – заметил он. Адвокат Сергей Голубок также высоко оценил решение, хотя и отметил ряд минусов мотивировки. По его словам, из текста определения не совсем понятно, за что именно назначена компенсация: ВС говорит о нарушении права истца на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), но при этом ссылается на практику по делам о бесчеловечных условиях содержания в следственных изоляторах (ст. 3). При этом Голубок надеется, что решение ВС будет не единичным.

Радует, что Верховный суд кардинально поднял размер компенсации. Издевательски маленькие компенсации за незаконные действия органов власти и должностных лиц ведут к продолжению их противоправного поведения, де-факто поощряя его.

Сергей Голубок, адвокат

По словам Гривцова, одна из причин небольшого числа решений по компенсациям в целом связана с малым числом оправдательных приговоров. Кроме того, у людей, как правило, уже не остается сил на то, чтобы идти за компенсацией морального вреда, пояснил он. «В настоящей ситуации истец пошел до конца, и это можно только приветствовать», – заметил Гривцов. Для изменения ситуации с размерами компенсаций нужно вносить изменения в действующее законодательство и устанавливать критерии, отмечает Ирина Фаст. Другим вариантом решения вопроса являются рекомендательные разъяснения ВС по этому поводу.

Источник: http://pravo.ru/story/205413/

ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда

Несчастный случай

10 июня 2017 года несовершеннолетняя Алина Ахматова* попала под поезд на перегоне между станциями «Амурский залив» и «Надеждинская», что в Приморском крае. Девочка получила тяжелые ранения, но она выжила и ей присвоили инвалидность. Ахматову перевели на домашнее обучение, потому что она «не адаптирована к нахождению в коллективе и не совсем адекватно воспринимает и оценивает происходящее вокруг неё».

Родители девочки подали иск к РЖД и «Ингосстраху», у которого железнодорожный монополист застраховал свою ответственность. В числе прочего, они потребовали крупную компенсацию морального вреда — потому что произошедшее доставило «глубокие нравственные страдания» как самой девочке, так и ее родственникам, которые теперь вынуждены ухаживать за ней.

Первая инстанция удовлетворила требования истцов, но частично: взыскала 3 млн руб. в пользу пострадавшей (2,7 млн руб. с РЖД и 0,3 млн руб. — с «Ингосстраха»). В пользу родственников, с которыми она проживает, суд взыскал с РЖД еще 1 млн руб., распределив его между матерью, отцом и братом девочки. Апелляция решение пересмотрела: суд решил, что сумма компенсации морального вреда не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. Ведь Ахматова проявила «грубую неосторожность» и находилась на железнодорожных путях в нарушение Правил проезда и перехода через железнодорожные пути. А значит, совершённые ею действия без наличия вины «относятся к объективно-неправомерным действиям — деяниям, нарушающим норму права и причиняющим вред — которые подлежали учёту как обстоятельства транспортного происшествия». В итоге Приморский краевой суд снизил размер компенсации морального вреда, а родственникам и вовсе отказал в компенсации.

ВС: компенсация переживаний за близких возможна

По представлению из Генеральной прокуратуры дело было пересмотрено в Верховном суде. Гражданская коллегия пришла к выводу, что апелляция не приняла во внимания «индивидуальные особенности» Ахматовой, на которые указал суд первой инстанции при обсуждении вопроса о наличии или отсутствии в ее действиях грубой неосторожности. А именно — возраст девочки, которая «не могла осознавать опасность своих действий, предвидеть их последствия и следовательно, не могла допустить грубую неосторожность». Первая инстанция правильно оценила размер морального вреда для девочки в 3 млн руб., указал ВС.

Кроме того, Верховный суд напомнил: в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина родственники и другие члены семьи гражданина могут заявить требование о компенсации морального вреда. Потому что, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся «близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи», возможно причинение морального вреда не только пострадавшему, но и лично членам семьи — в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. Таким образом, был признан ошибочным вывод апелляции о том, что переживания родственников после происшествия за жизнь и здоровье девочки являются производными от ее собственных переживаний.

Читайте так же:  После суда гражданского куда подать жалобу

В итоге коллегия ВС по гражданским делам отменила акт апелляционной инстанции и «засилила» решение Надеждинского районного суда Приморского края.

Председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирин Фаст относит определение ВС к категории «знаковых» по теме компенсации морального вреда. «Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу», — отмечает она.

В Определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

По словам эксперта, «особенно удручающая» ситуация сложилась именно по искам к РЖД. «Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих травмы с последующей инвалидизацией исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны «под копирку», — объясняет Фаст. Так, средний размер компенсации морального вреда по искам к «РЖД» составляет порядка 30 000 руб. по делам в связи с гибелью близкого родственника.

Источник: http://pravo.ru/news/213559/

КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Ратифицировав Федеральным законом от 30 марта 1998 г. Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия стала полноправным членом Совета Европы. С этого момента Европейский Суд по правам человека (далее — Суд) может принять к своему рассмотрению дело, одной из сторон которого является Россия.

Вырабатываемые и формулируемые в решениях по конкретным делам принципы, которыми Суд руководствуется при определении содержания защищаемых Конвенцией благ и толкований ее норм, становятся составной частью прецедентного права Совета Европы как международной организации. Полномочия Суда по толкованию и применению положений Конвенции и Протоколов к ней установлены ст. 32 Конвенции, являющейся международным договором. Хотя решения Суда по конкретному делу в силу самой Конвенции обязательны лишь для государства — ответчика, остальные государства — участники, как правило, добровольно принимают их во внимание при корректировке национального законодательства и правоприменительной практики с тем, чтобы избежать риска оказаться в роли нарушителя Конвенции.

Обязательность применения принципов Суда в национальном праве государства — участника обусловлена наличием в ней соответствующих норм. В российском праве такая норма содержится в п. 4 ст. 15 Конституции РФ:

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила международного договора».

В силу п. 4 ст. 15 Конституции РФ выработанные Судом в пределах его компетенции принципы применения и толкования положений Конвенции оказываются составной частью российской правовой системы.

Итак, должны ли оказывать влияние решение Суда в части подхода к компенсации за страдания на российскую судебную практику применения института компенсации морального вреда?

Статья 41 Конвенции предусматривает возможность выплаты справедливой компенсации потерпевшей стороне, присуждаемой, как оказывает практика Суда, за причиненный стороне имущественный и неимущественный вред. Пол имущественным вредом понимаются боль и страдания, телесное повреждение и психическое расстройство.

Первым обязательным условием для присуждения справедливой компенсации является установление Судом нарушения государством — ответчиком одного из благ и прав, которые защищает Конвенция. Защиту указанных благ и прав в российском праве предусматривают также Конституция РФ и законодательные акты, относящиеся к различным отраслям права (ГК, СК, УК и др.).

Второе обязательное условие — необходимость в компенсации. Оно применяется только в отношении компенсации именно за неимущественный вред (причиненные страдания). Наличие такого условия определяется Судом по своему усмотрению. Суд считает, что необходимость в компенсации отсутствует, если констатация Судом нарушения со стороны государства — ответчика сама по себе является справедливой компенсацией и способна привести к необходимому удовлетворению потерпевшего.

Третье обязательное условие для присуждения компенсации — не обеспечение национальным (внутренним) правом государства — ответчика возможности полного возмещения причиненного вреда. Наличие этого условия определяется Судом исходя из оценки внутреннего права государства — ответчика, поэтому полномочия Суда по присуждению компенсации носят субсидиарный характер, восполняя отсутствующие возможности в праве государства, признанного нарушителем. Это правило в известной мере отражает общий субсидиарный характер защиты прав человека, предоставляемый Конвенцией и выражающийся в установленном в ее ст. 25 принципы исчерпания потерпевшим всех внутренних средств правовой защиты как необходимого условия подведомственности жалобы Суду.

Первое условие присуждения компенсации за страдания Судом лишь частично совпадает с установленным в ст. ст. 151, 1099 ГК аналогичным условием ответственности. С одной стороны, предусмотренный российским законодательством перечень неимущественных благ, защищаемых путем компенсации морального вреда, шире конвенционального, поскольку является не исчерпывающим. Но это различие не имеет значения, поскольку оно предопределено перечнем защищаемых Конвенцией благ, за пределами которого вопрос о взаимодействии Конвенции и внутреннего права государств — участников в принципе не может возникнуть. Различия в условиях ответственности за причинение страданий могут иметь значение лишь в той части, в какой право Совета Европы предоставляет потерпевшему более высокий уровень защиты по сравнению с национальным правом.

Более высокий (с точки зрения перечня прав, нарушение которых может повлечь возникновение права на компенсацию за страдания) уровень защиты Конвенция предоставляет в одном случае — при нарушении права пользования лицом своим имуществом или принципа недопустимости лишения лица принадлежащего ему имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права (ст. 1 Протокола № 1). В Конвенции не предусмотрено каких — либо изъятий в отношении возможности присуждения компенсации за страдания, причиненные такими нарушениями имущественных прав, и Суд компенсацию присуждает. Речь идет лишь о компенсации за страдания физическим лицам, поскольку за юридическими лицами Суд не признает возможности претерпевать неимущественный вред.

Компенсация морального вреда, причиненного нарушением права собственности или иного абсолютного имущественного права, российским законодательством в настоящее время не предусмотрена. В связи с этим возникает вопрос: должны ли российские суды присуждать потерпевшему компенсацию морального вреда при нарушении абсолютных имущественных прав с момента присоединения России к Конвенции, если это соответствует практике Суда, но противоречит ст. ст. 151, 1099 ГК, так как не предусмотрено российским законодательством?

Ответ на поставленный вопрос должен быть отрицательным. Само по себе право на компенсацию причиненного имущественного и неимущественного вреда не относится к числу прав, защищаемых Конвенцией, поэтому отсутствие в законодательстве государства — участника возможности такого возмещения (или его недостаточность) не является нарушением Конвенции. Из смысла ст. 41 Конвенции следует, что наличие разных подходов государств — участников в отношении полноты объема возмещения причиненного потерпевшему вреда является с точки зрения Конвенции допустимым и единственное последствие неполноты объема возмещения — возможность присуждения компенсации Судом.

Поскольку из Конвенции не вытекает обязательство государств — участников обеспечивать потерпевшему в полном объеме, то Конвенцию, в совокупности с прецедентным правом Совета Европы, нельзя рассматривать в этом аспекте как международный договор, имеющий приоритет перед нормами российского права и являющийся его составной частью.

Должны ли российские суды при определении размера компенсации морального вреда руководствоваться размерами присуждаемой Судом справедливой компенсации за страдания?

Для ответа на этот вопрос остановимся на подходе Суда к определению справедливой компенсации за страдания. Каких — либо общих принципов подхода к этому вопросу Судом до настоящего времени не выработано. Суд не делает в решениях, каких — либо пояснений в отношении расчета размера компенсации за страдания, кроме указания на виды страданий (беспокойство, переживания в связи с неисправностью) или ссылки на размер компенсации, присужденный в аналогичном деле.

Читайте так же:  Академическая справка получил военное образование россии

Иногда Суд присуждает единую сумму компенсации за имущественный и неимущественный вред, не разграничивая ее по отдельным видам вреда. Как показывает анализ решений Суда, обычай придерживаться размеров, присужденных по аналогичным делам, позволяет избежать чрезмерно сильный разброс сумм компенсации.

Суд является в пределах своей юрисдикции единственным судом, рассматривающим требования о компенсации, и поэтому не нуждается в какой — либо общей методике для определения ее размера и его детальном обосновании. Базисные уровни компенсации устанавливаются Судом в первых решениях, которые в дальнейшем служат для Суда ориентиром при вынесении последующих решений.

Возможность присуждения компенсации в порядке ст. 41 Конвенции возникает лишь в том случае, если право государства — участника предусматривает возможность лишь частичного возмещения. Выше мы рассмотрели подобную ситуацию, когда российское право не предусматривает в качестве общего правила возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав. В отношении размера компенсации за страдания российское законодательство (п. 2 ст. 1101 ГК) содержит такой же критерий, какой установлен в ст. 41 Конвенции, — принцип справедливости. Таким образом, нет оснований полагать, что право России предоставляет возможность лишь частичной компенсации с точки зрения ее размера. Отсюда следует, что решения Суда и в части размера компенсации не имеют для российских судов обязательного характера.

Сказанное не означает, что решения Европейского Суда в части размеров компенсации за страдания не представляют никакой ценности для российской правоприменительной, практики они заслуживают серьезного внимания в аспекте соотношения между размерами компенсации, присуждаемыми Судом при нарушении отдельных видов прав и благ Комментарий к Гражданскому кодексу А.Н. Эрделевский.

Источник: http://studbooks.net/1109946/pravo/kompensatsiya_moralnogo_vreda_evropeyskom_sude_pravam_cheloveka

Компенсация ЕСПЧ (о размерах присуждаемых компенсаций)

Несмотря на многочисленные спекуляции на тему размера компенсаций, присуждаемых ЕСПЧ, у суда не существует какого-то определенного подхода к этому вопросу. Компенсация ЕСПЧ (ее размер) зависит от наличия ущерба, и уровня обоснования заявителем заявленного размера компенсации. Европейский суд может присуждать компенсацию на основании статьи 41 Конвенции в связи с:

моральным ущербом; и

расходами и издержками.

Таким образом, не доказав возникновение ущерба, заявитель может в принципе не получить компенсации, т.к суд не связан обязанностью ее присуждать. Европейский Суд по правам человека может постановить, что в отношении рассмотренных нарушений само их признание представляет собой достаточную и справедливую компенсацию.

Но на практике нулевые компенсации встречаются редко. Если говорить о конкретных суммах, то благодаря нашумевшему делу компании ЮКОС диапазон компенсаций расширился от 1,8 млрд. евро до 1 евро. Стоит отметить, что ОАО «Нефтяная компания ЮКОС против России не единственное дело с присужденной высокой компенсацией. Например можно сослаться на следующие дела: «Эсмухамбетов и другие против России» (2011 год) 1,5 миллиона евро; «Пицаева и другие против России» (2014) –1,9 миллиона евро; «Орцуева и другие против России» (2016) – 1,129 миллиона евро.

Единственное что можно установить так это средний размер компенсации. Для этого можно взять предусмотренные бюджетом расходы на 2017-2019 годы и поделить их на среднее количество дел рассматриваемых ЕСПЧ в году. Бюджетные расходы РФ на период 2017 по 2019 год для выплаты компенсаций предусмотрены в размере 600 миллионов рублей в год. В год Европейский суд по правам человека рассматривает около 900 дел против России. Таким образом, средний размер компенсации составляет порядка 11 000 Евро.

Но в завершении надо еще раз подчеркнуть, что размер ваших расходов и убытков может значительно превысить 11 000 Евро, поэтому ориентироваться нужно в первую очередь на это.

Практическая инструкция «ТРЕБОВАНИЕ СПРАВЕДЛИВОЙ КОМПЕНСАЦИИ» подготовленная специалистами Европейского суда по правам человека

Источник: http://euroclaim.ru/o-razmere-kompensatsii/

В какой момент указывается желаемая сумма компенсации при подаче жалобы в ЕСПЧ?

Сумма указывается в жалобе. Разбирательство дела в Европейском Суде по правам человека начинается с подачи жалобы. С 01 января 2014 года Секретариат Европейского Суда по правам человека регистрирует новое разбирательство только в случае подачи полной жалобы на формуляре, полностью заполненном в соответствии со всеми предъявляемыми к нему требованиями, к которому приложены копии всех необходимых документов. Требования к содержанию жалобы содержатся в Правиле (статье) 47 Регламента Европейского Суда по правам человека.

Вы требуете сумму справедливой компенсации отдельным заявлением, зависит от языка конечно на котором подаете но если подаете на русском то на сайте европейского суда есть формуляр

равиле 60 Регламента Европейского Суда по правам человека, которое в соответствующей части предусматривает:

«1. Заявитель, желающий получить предусмотренную статьей 41 Конвенции справедливую компенсацию в случае признания Европейским Судом по правам человека нарушения его конвенционных прав, обязан подать отдельное заявление, касающееся данного вопроса.

2. Заявитель должен представить подробный список своих требований, касающихся справедливой компенсации, указав каждое из них отдельно и приложив соответствующие подтверждающие документы, в течение срока, предоставленного ему для подачи письменного отзыва по существу жалобы, если только Председатель (Президент) соответствующей Палаты не примет иного решения.

3. В случае несоблюдения заявителем требований, сформулированных выше, Палата [Европейского Суда по правам человека] может отказать в удовлетворении его заявления о присуждении справедливой компенсации полностью или в части…»

Вы формлуируете жалобу описательную мотивировочную часть затем отдельным 2 документом вы на основании жалобы подаете ЗАЯВЛЕНИЕ о присуждении компенсации где указываете

моральный вред (сумму в евро)

издержки представительства (сумму в евро)

убытки и сумму за почтовое отправление жалобы

все это делается ОТДЕЛЬНЫМ заявлением а не указывается в жалобе.

Источник: http://www.9111.ru/questions/16467542/

Страсбург ЕСПЧ оценит мой моральный ущерб?

Фракции пункта 2.5 Устава #КПРФ разрешить ради будущего
http://www.proza.ru/2018/05/25/550

Мои жалобы к @KremlinRussia на #3ваучераценой37млрд

Ответ #ECHR судья-Erik M;se
Убедили #Путин*а строить #120млнМ2жилья в год

@G_Zyuganov @UN #UN #ООН #ПрограммаСулакшина
#капитализм|Человек раб>ядерный АД;;
***
#КПРФ @G_Zyuganov дробит левый полит.фланг РФ — личный интерес
http://www.proza.ru/2017/09/07/1572
***
#Сталин|верил Гитлеру + не создал 2-х партийную схему
http://www.proza.ru/2018/04/24/1385
***

Моральный ущерб, который я оцениваю в 3 млрд. руб.

Компенсация морального ущерба в денежной форме преследует цель возместить физические или психические страдания. По своей природе моральный ущерб не поддается точному исчислению. Если его наличие установлено и если Суд считает, что есть основание для предоставления денежной компенсации, то он устанавливает сумму компенсации, исходя из соображений справедливости и с учетом своей практики. Заявителю, требующему возмещение морального ущерба, предлагается уточнить сумму компенсации, которую он считает справедливой. Заявитель, утверждающий, что он стал жертвой ряда нарушений, может требовать общую сумму за все нарушения, или отдельные суммы за каждое нарушение.

Источник: http://www.proza.ru/2017/02/09/761

Компенсация морального вреда в Европейском суде по правам человека

Ратифицировав Федеральным законом от 30 марта 1998 г. Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия стала полноправным членом Совета Европы. С этого момента на нее может быть подана индивидуальная жалоба в предусмотренный Конвенцией контрольный орган Совета Европы — Европейский Суд по правам человека (далее — Суд).

Вырабатываемые и формулируемые в решениях по конкретным делам принципы, которыми Суд руководствуется при определении содержания защищаемых Конвенцией благ и толковании ее норм, становятся составной частью прецедентного права Совета Европы как международной организации. Полномочия Суда по толкованию и применению положений Конвенции и Протоколов к ней установлены ст. 32 Конвенции, являющейся международным договором.

Читайте так же:  Неотделимые улучшения автомобиля

Хотя решения Суда по конкретному делу в силу самой Конвенции обязательны лишь для государства — ответчика, остальные государства — участники, как правило, добровольно принимают их во внимание при корректировке национального законодательства и правоприменительной практики с тем, чтобы избежать риска оказаться в роли нарушителя Конвенции.

Видео (кликните для воспроизведения).

Обязательность применения принципов Суда в национальном праве государства — участника обусловлена наличием в нем соответствующих норм. В российском праве такая норма содержится в п.4 ст.15 Конституции РФ, в силу которой выработанные Судом в пределах его компетенции принципы применения и толкования положений Конвенции оказываются составной частью российской правовой системы.

Статья 41 Конвенции предусматривает возможность выплаты справедливой компенсации потерпевшей стороне, присуждаемой, как показывает практика Суда, за причиненный стороне имущественный и неимущественный вред. Под неимущественным вредом понимаются боль и страдания, телесное повреждение и психическое расстройство. Должны ли оказывать влияние решения Суда в части подхода к компенсации за страдания на российскую судебную практику применения института компенсации морального вреда?

Первым обязательным условием для присуждения справедливой компенсации (в том числе за страдания) является установление Судом нарушения государством-ответчиком одного из благ и прав, которые защищает Конвенция. Защиту указанных прав и благ (иногда под несколько иным названием) в российском праве предусматривают также Конституция РФ и законодательные акты, относящиеся к различным отраслям права (ГК РФ, СК РФ, УК РФ и др.).

Проведем краткий обзор защищаемых Конвенцией прав и свобод.

Нормы, направленные на охрану жизни и здоровья человека: ст. 2 Конвенции (право на жизнь) и ст.1 Протокола № 6 (отмена смертной казни); ст. 3 Конвенции (запрещение пыток).

Нормы, направленные на охрану достоинства, независимости и равноправия людей:

  • — ст. 4 Конвенции (запрещение рабства и принудительного труда);
  • — ст. 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни);
  • — ст. 12 Конвенции (право на вступление в брак);
  • — ст. 14 Конвенции (запрещение дискриминации);
  • — ст. 5 Протокола № 7 (равноправие супругов).

Нормы, направленные на охрану свободы самовыражения и развития человека:

  • — ст. 9 Конвенции (свобода мысли, совести и религии);
  • — ст. 10 Конвенции (свобода выражения мнения);
  • — ст. 2 Протокола от 20 марта 1952 г. (право на образование).

Нормы, направленные на охрану личной свободы и обеспечение судебной защиты прав и свобод:

  • — ст. 5 Конвенции (право на свободу и безопасность);
  • — ст. 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство);
  • — ст. 7 Конвенции (наказание исключительно на основании закона);
  • — ст. 13 Конвенции (право на эффективные средства правовой защиты);
  • — ст. 1 Протокола № 4 (запрещение лишения свободы за долги);
  • — ст. 2 Протокола № 7 (право на апелляцию по уголовным делам);
  • — ст. 3 Протокола № 7 (компенсация в случае судебной ошибки);
  • — ст. 4 Протокола № 7 (право не привлекаться к суду или повторному наказанию).

Нормы, направленные на охрану свободы передвижения и выбора места жительства:

  • — ст. 2 Протокола № 4 (свобода передвижения);
  • — ст. 3 Протокола № 4 (запрещение высылки граждан);
  • — ст. 4 Протокола № 4 (запрещение массовой высылки иностранцев).

Нормы, направленные на защиту имущественных прав: ст. 1 Протокола от 20 марта 1952 г. (защита собственности).

Первое условие присуждения компенсации за страдания Судом лишь частично совпадает с установленным в ст. ст. 151, 1099 ГК РФ аналогичным условием ответственности. С одной стороны, предусмотренный российским законодательством перечень неимущественных благ, защищаемых путем компенсации морального вреда, шире конвенционального, поскольку является неисчерпывающим. Но это различие не имеет значения, поскольку оно предопределено перечнем защищаемых Конвенцией благ, за пределами которого вопрос о взаимодействии Конвенции и внутреннего права государств-участников в принципе не может возникнуть. Различия в условиях ответственности за причинение страданий могут иметь значение лишь в той части, в какой право Совета Европы предоставляет потерпевшему более высокий уровень защиты по сравнению с национальным правом.

Более высокий (с точки зрения перечня прав, нарушение которых может повлечь возникновение права на компенсацию за страдания) уровень защиты Конвенция предоставляет в одном случае — при нарушении права пользования лицом своим имуществом или принципа недопустимости лишения лица принадлежащего ему имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права (ст.1 Протокола № 1). В Конвенции не предусмотрено каких-либо изъятий в отношении возможности присуждения компенсации за страдания, причиненные такими нарушениями имущественных прав, и Суд компенсацию присуждает.

Нормы ГК о компенсации морального вреда допускают ее за страдания, связанные с нарушением имущественных прав, лишь в случаях, предусмотренных законом, и те из них, которые сегодня установлены в российском законодательстве, предусматривают защиту только имущественных прав потребителей, имеющих обязательственный характер и не совпадающих с теми абсолютными имущественными правами, которые защищает ст.1 Протокола № 1. Компенсация морального вреда, причиненного нарушением права собственности или иного абсолютного имущественного права, российским законодательством в настоящее время не предусмотрена. В связи с этим возникает вопрос: должны ли российские суды присуждать потерпевшему компенсацию морального вреда при нарушении абсолютных имущественных прав с момента присоединения России к Конвенции, если это соответствует практике Суда, но противоречит ст. ст.151, 1099 ГК РФ, так как не предусмотрено российским законодательством?

Ответ на поставленный вопрос должен быть отрицательным. Само по себе право на компенсацию причиненного имущественного и неимущественного вреда не относится к числу прав, защищаемых Конвенцией, поэтому отсутствие в законодательстве государства — участника возможности такого возмещения (или его недостаточность) не является нарушением Конвенции. Из смысла ст.41 Конвенции следует, что наличие разных подходов государств-участников в отношении полноты объема возмещения причиненного потерпевшему вреда является с точки зрения Конвенции допустимым и единственное последствие неполноты объема возмещения — возможность присуждения компенсации Судом.

Поскольку из Конвенции не вытекает обязательство государств-участников обеспечивать потерпевшему возмещение в полном объеме, то Конвенцию, в совокупности с прецедентным правом Совета Европы, нельзя рассматривать в этом аспекте как международный договор, имеющий приоритет перед нормами российского права или являющийся его составной частью.

Источник: http://studwood.ru/812222/pravo/kompensatsiya_moralnogo_vreda_evropeyskom_sude_pravam_cheloveka

Компенсация морального вреда в Европейском суде по правам человека

Ратифицировав Федеральным законом от 30 марта 1998 г. Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия стала полноправным членом Совета Европы. С этого момента на нее может быть подана индивидуальная жалоба в предусмотренный Конвенцией контрольный орган Совета Европы — Европейский Суд по правам человека (далее — Суд).

Вырабатываемые и формулируемые в решениях по конкретным делам принципы, которыми Суд руководствуется при определении содержания защищаемых Конвенцией благ и толковании ее норм, становятся составной частью прецедентного права Совета Европы как международной организации. Полномочия Суда по толкованию и применению положений Конвенции и Протоколов к ней установлены ст.32 Конвенции, являющейся международным договором.

Хотя решения Суда по конкретному делу в силу самой Конвенции обязательны лишь для государства — ответчика, остальные государства — участники, как правило, добровольно принимают их во внимание при корректировке национального законодательства и правоприменительной практики с тем, чтобы избежать риска оказаться в роли нарушителя Конвенции.

Обязательность применения принципов Суда в национальном праве государства — участника обусловлена наличием в нем соответствующих норм. В российском праве такая норма содержится в п.4 ст.15 Конституции РФ, в силу которой выработанные Судом в пределах его компетенции принципы применения и толкования положений Конвенции оказываются составной частью российской правовой системы.

Статья 41 Конвенции предусматривает возможность выплаты справедливой компенсации потерпевшей стороне, присуждаемой, как показывает практика Суда, за причиненный стороне имущественный и неимущественный вред. Под неимущественным вредом понимаются боль и страдания, телесное повреждение и психическое расстройство. Должны ли оказывать влияние решения Суда в части подхода к компенсации за страдания на российскую судебную практику применения института компенсации морального вреда?

Читайте так же:  Восстановление срока отказа от наследства

Первым обязательным условием для присуждения справедливой компенсации (в том числе за страдания) является установление Судом нарушения государством-ответчиком одного из благ и прав, которые защищает Конвенция. Защиту указанных прав и благ (иногда под несколько иным названием) в российском праве предусматривают также Конституция РФ и законодательные акты, относящиеся к различным отраслям права (ГК РФ, СК РФ, УК РФ и др.).

Проведем краткий обзор защищаемых Конвенцией прав и свобод.

Нормы, направленные на охрану жизни и здоровья человека: ст.2 Конвенции (право на жизнь) и ст.1 Протокола № 6 (отмена смертной казни); ст.3 Конвенции (запрещение пыток).

Нормы, направленные на охрану достоинства, независимости и равноправия людей:

  • — ст.4 Конвенции (запрещение рабства и принудительного труда);
  • — ст.8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни);
  • — ст.12 Конвенции (право на вступление в брак);
  • — ст.14 Конвенции (запрещение дискриминации);
  • — ст.5 Протокола № 7 (равноправие супругов).

Нормы, направленные на охрану свободы самовыражения и развития человека:

  • — ст.9 Конвенции (свобода мысли, совести и религии);
  • — ст.10 Конвенции (свобода выражения мнения);
  • — ст.2 Протокола от 20 марта 1952 г. (право на образование).

Нормы, направленные на охрану личной свободы и обеспечение судебной защиты прав и свобод:

  • — ст.5 Конвенции (право на свободу и безопасность);
  • — ст.6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство);
  • — ст.7 Конвенции (наказание исключительно на основании закона);
  • — ст.13 Конвенции (право на эффективные средства правовой защиты);
  • — ст.1 Протокола № 4 (запрещение лишения свободы за долги);
  • — ст.2 Протокола № 7 (право на апелляцию по уголовным делам);
  • — ст.3 Протокола № 7 (компенсация в случае судебной ошибки);
  • — ст.4 Протокола № 7 (право не привлекаться к суду или повторному наказанию).

Нормы, направленные на охрану свободы передвижения и выбора места жительства:

  • — ст.2 Протокола № 4 (свобода передвижения);
  • — ст.3 Протокола № 4 (запрещение высылки граждан);
  • — ст.4 Протокола № 4 (запрещение массовой высылки иностранцев).

Нормы, направленные на защиту имущественных прав: ст.1 Протокола от 20 марта 1952 г. (защита собственности).

Первое условие присуждения компенсации за страдания Судом лишь частично совпадает с установленным в ст. ст.151, 1099 ГК РФ аналогичным условием ответственности. С одной стороны, предусмотренный российским законодательством перечень неимущественных благ, защищаемых путем компенсации морального вреда, шире конвенционального, поскольку является неисчерпывающим. Но это различие не имеет значения, поскольку оно предопределено перечнем защищаемых Конвенцией благ, за пределами которого вопрос о взаимодействии Конвенции и внутреннего права государств-участников в принципе не может возникнуть. Различия в условиях ответственности за причинение страданий могут иметь значение лишь в той части, в какой право Совета Европы предоставляет потерпевшему более высокий уровень защиты по сравнению с национальным правом.

Более высокий (с точки зрения перечня прав, нарушение которых может повлечь возникновение права на компенсацию за страдания) уровень защиты Конвенция предоставляет в одном случае — при нарушении права пользования лицом своим имуществом или принципа недопустимости лишения лица принадлежащего ему имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права (ст.1 Протокола № 1). В Конвенции не предусмотрено каких-либо изъятий в отношении возможности присуждения компенсации за страдания, причиненные такими нарушениями имущественных прав, и Суд компенсацию присуждает.

Нормы ГК о компенсации морального вреда допускают ее за страдания, связанные с нарушением имущественных прав, лишь в случаях, предусмотренных законом, и те из них, которые сегодня установлены в российском законодательстве, предусматривают защиту только имущественных прав потребителей, имеющих обязательственный характер и не совпадающих с теми абсолютными имущественными правами, которые защищает ст.1 Протокола № 1. Компенсация морального вреда, причиненного нарушением права собственности или иного абсолютного имущественного права, российским законодательством в настоящее время не предусмотрена. В связи с этим возникает вопрос: должны ли российские суды присуждать потерпевшему компенсацию морального вреда при нарушении абсолютных имущественных прав с момента присоединения России к Конвенции, если это соответствует практике Суда, но противоречит ст. ст.151, 1099 ГК РФ, так как не предусмотрено российским законодательством?

Ответ на поставленный вопрос должен быть отрицательным. Само по себе право на компенсацию причиненного имущественного и неимущественного вреда не относится к числу прав, защищаемых Конвенцией, поэтому отсутствие в законодательстве государства — участника возможности такого возмещения (или его недостаточность) не является нарушением Конвенции. Из смысла ст.41 Конвенции следует, что наличие разных подходов государств-участников в отношении полноты объема возмещения причиненного потерпевшему вреда является с точки зрения Конвенции допустимым и единственное последствие неполноты объема возмещения — возможность присуждения компенсации Судом.

Поскольку из Конвенции не вытекает обязательство государств-участников обеспечивать потерпевшему возмещение в полном объеме, то Конвенцию, в совокупности с прецедентным правом Совета Европы, нельзя рассматривать в этом аспекте как международный договор, имеющий приоритет перед нормами российского права или являющийся его составной частью.

Источник: http://studwood.ru/1180674/pravo/kompensatsiya_moralnogo_vreda_evropeyskom_sude_pravam_cheloveka

Компенсация морального вреда еспч

В западном обществе тема «морального вреда», защиты чести и достоинства имеет в прямом смысле «богатую» судебную практику. Такие дела становятся одними из самых резонансных.

Адвокаты просят ориентиры

— Но это иллюзия, что можно массово отсуживать миллион долларов за то, что вы обожглись слишком горячим кофе в одном известном ресторане, — говорят нижегородские юристы. — Хотя такие компенсации, конечно, вызывают уважение к системе.

В России и в Нижегородской области, в частности, подобные судебные вердикты выносятся редко. Даже в случае, когда жизни и здоровью причинен тяжкий вред, суммы возмещения получаются несравнимо ниже, чем на Западе. Дело даже не в позиции суда, а в нашей экономике.

Адвокаты предлагают установить некие ориентиры размеров таких взысканий. Представители судейского сообщества против заранее определенных «вилок» и призывают: «Докажите!».

В палате адвокатов недавно обсуждали законодательство и правоприменительную практику: сколько стоит совесть и человеческая жизнь с точки зрения юриста?

Самым спорным моментом, по мнению юристов- преподавателей, является определение четких критериев, по которым оценивается размер возмещения морального вреда, причиненного жизни и здоровью граждан. Если критерии физических страданий, которые суд должен учитывать, в законодательстве более или менее описаны, то нравственных — не установлены.

Оценить и доказать нравственные страдания потерпевших, чтобы они получили достойную компенсацию, по мнению практикующих адвокатов, чрезвычайно трудно.

Среди юрсообщества бытует такое: «моральный» иск — легкий, ну, взыщут две тысячи рублей — десять, редко когда больше. При этом компенсация морального вреда напрямую предусмотрена в нескольких законах РФ и кодексах, регулирующих защиту прав потребителей: о рекламе, о страховании, о туристической деятельности, об использовании персональных данных, об информации и других.

Сколько стоят «страдания» за границей? Скажем, в германской практике, которая законодательно близка к российской. Например, пенсионеру была нанесена рана 8 сантиметров, он провел 2 недели в больнице, компенсация составила 65 тыс. руб. (в переводе на нашу валюту).

Школьник 11 лет с черепно-мозговой травмой, проломом костей, получил 390 тысяч руб. Солдат 19 лет, ослепший из-за травмы на танковых учениях, получил 1,3 млн. Школьнику, который оглох из-за менингита в результате врачебной ошибки, была присуждена единовременная компенсация в 650 тысяч руб. и назначена ежемесячная — 1,3 млн рублей.

Такая разная практика

— Насколько все-таки разнится судебная практика возмещения морального вреда в России и на Западе. И в случае нанесения вреда здоровью, и при ущемлении прав, — рассуждает управляющий партнер одной из компаний, практикующий юрист Александр Кузнецов. — По аналогичным делам суды разных регионов принимают порой очень разные решения. Из российской судебной практики: мужчина нанес своей возлюбленной ножевые ранения, от которых она скончалась, суд присудил родственникам женщины 800 тысяч рублей. В другом суде: пьяный инспектор ДПС сбил насмерть беременную женщину на перекрестке, родственникам присудили 3 тысячи рублей. На Урале браконьер убил беременную лосиху — с него взыскали моральный вред 500 тысяч.

Читайте так же:  Жалоба на учителя действия директора школы

— Хотелось бы, чтобы в судебной системе существовали некие размеры и границы возмещения морального вреда. Чтобы граждане, идя в суд, понимали, на что они могут рассчитывать, — высказал пожелание адвокат. — Например, мы помним, что после громкого теракта в аэропорту государство установило четкий размер выплат за «жизнь»: 3 млн — родственникам погибших, 1,9 млн — за тяжкий вред здоровью, 1,2 млн — за средний. Почему бы нам не взять за основу некие подобные суммы?

«Потребитель» не страдает

Но самые сложные дела — даже не по возмещению вреда жизни и здоровью, там все-таки есть какие-то устоявшиеся суммы, считают юристы, — а такие, где трудно оценить страдания, измерить чувствительность, если нарушено психическое спокойствие, душевное равновесие, когда задета деловая репутация. Не меньше люди страдают и при «защите своих прав потребителей».

«У меня был случай, — рассказывает один из адвокатов, — клиенту зимой установили пластиковые окна с такими дефектами, что была видна улица. Рабочие сделали и ушли, он потом все это обнаружил, причем дело было в пятницу в 20-градусный мороз. То есть потребители фактически трое суток жили на улице. Мы пытались взыскать моральный ущерб в суде — «за страдания». Так судья заявил, какие это страдания? Это ничем не подтверждается. Вот если бы гражданин заболел…»

— А почему мы должны ждать, когда гражданин заболеет? — задаются вопросом защитники.

Кузнецов предлагает задать повыше планку компенсаций «моральных страданий».

— Ведь наши доверители — это в основном физлица, а ответчики — юрлица, — обосновывают защитники, — и если они начнут получать крупные иски, то, может быть, это заставит их соблюдать закон. И судебная система начнет разгружаться от таких дел.

Правда, ряд юристов высказали предположение, что законодательно установленная высокая компенсация, напротив, заставит граждан массово пойти в суд и загрузит систему.

— Однако, надо исходить из принципов разумности, — возражают им другие, — можно также поставить барьеры потребительскому экстремизму.

Юристы «Комитета против пыток» регулярно сталкиваются с проблемой возмещения морального вреда. Ответчиком в делах, когда сотрудники полиции избивают граждан, выступает Минфин РФ.

Как рассказал и.о. руководителя отдела расследований Комитета Евгений Чиликов, очень трудно обосновать такой «моральный» иск, даже когда вина полицейского уже доказана.

— Дмитрия, моего подзащитного, года два назад избили в отделе полиции. Он ничего не натворил: была семейная ссора, и он хотел с детьми уехать от жены, но теща вызвала полицию. В отделении Дмитрий перенес клиническую смерть. Полицейские, избившие его, сейчас сидят в колонии. Судья задает вопрос, а что с вами случилось? За что миллион рублей требуете? Дмитрий начал смущенно объяснять, ну вот, вы начинаете бояться всех людей в форме, вы переходите на другую сторону улицы, потому что боитесь, что сейчас схватят за руку и увезут в отделение, постоянный стресс…

Судья спрашивает: «А что, если вам миллион рублей заплатят, вам станет лучше? Поможет?»

В итоге длительных процессов подзащитный получил за клиническую смерть сто тысяч рублей.

— Другой случай, — добавляет Чиликов. — Павел, к нему в полиции применили «конверт», спеленывают человека и садятся на него. Чудовищная пытка, но не оставляет следов на теле. На Павле «пересидели», у него началась болезнь суставов, нога до сих пор не функционирует полностью. Сначала ему 30 тысяч рублей в районном суде присудили, после апелляции — 300 тысяч. В Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) суммы фигурируют совсем другие. Мы полагали, что после компенсации морального вреда «по делу Санкина» (его тоже избили в отделе полиции) в 3 млн рублей, эту планку поднимут. Но говорят, что ЕСПЧ уже не хочет вмешиваться в российское правосудие, он «сходит с ума» из-за жалоб из России.

— Такая практика сложилась: в Нижегородской области присуждаются откровенно маленькие суммы за моральный вред. Даже по сравнению с другими регионами РФ, — считает адвокат Марина Сомова. —

Например, за тяжкий вред здоровью, причиненный в результате ДТП, в Ульяновском суде взыскали 350 тысяч рублей, у нас в подобном деле — всего 70 тысяч руб. Почему бы не установить законодательно определенные границы — условно, за «перелом пальца» такая-то сумма компенсации, с учетом тяжести вреда здоровья, утраты профессиональных навыков, трудоспособности.

— Сложно формировать доказательства страданий, — обобщает адвокат Александр Нестеров, — вот отрубило руку — а судья говорит, докажи, что это страдания.

Помнится, только одна крупная компенсация у нас была. Несколько лет назад на студента у «Серой лошади» упала глыба льда. Тогда Нижегородский райсуд взыскал в пользу потерпевших 1 млн рублей с организации, которая чистила крыши.

Адвокаты, которые специализируются на исках по возмещению вреда к крупным предприятиям, подтверждают, очень трудно в суде «разграничить» нравственные и физические страдания потерпевшего.

В 2006 г. молодой мальчик пришел на один из нижегородских заводов, ему поручили в камере судна «затирать» швы, потом рабочие ушли, его забыли, закрыли люк, пустили пар… Сормовский суд взыскал 110 тысяч рублей морального вреда. А мы, говорят, больше не можем — есть потолок.

— Хотелось бы понимать, — говорит, обращаясь к представителям судейского сообщества, адвокат Ирина Фаст. — Почему в подобных случаях одно решение кратно превосходит другое? Единообразия в практике судов разных регионов нет. Очень трудно ориентироваться.

Председатель судебного состава апелляционной инстанции Нижегородского областного суда Елена Кутырева не поддержала предложения по введению некой вилки компенсаций «морального вреда» и дала совет адвокатам — доказываете, обосновывайте свои заявленные требования!

— Размер компенсации определяется с учетом конкретных обстоятельств дела, и в гражданских делах нельзя ссылаться только на факт смерти, травмы, этого недостаточно без доказательств, — разъяснила Елена Борисовна.- Но пример взыскания морального вреда в миллион рублей, который звучал, — не единичный в нижегородской практике. За смерть ребенка в утробе матери взыскивается и 1,5 млн рублей компенсации. Но вы должны обосновывать, доказывать аргументацией, чтобы не вызывало сомнений. Опираться на экспертизу, исследования, заключения психологов и так далее, — это может служить доказательством нравственного страдания.

А адвокаты приходят в суд с «фактом» и спрашивают, чего вам еще надо?

— Докажите! — призывает Кутырева. — Например, инвалидность может быть получена и в результате неправомерности действий самого потерпевшего. Кроме того, надо учитывать и имущественный статус ответчика, если он не сможет выплатить компенсацию, то это негативно повлияет на все стороны.

— Но если говорить об ЕСПЧ, — добавила Кутырева, -побывавшая там недавно, — то в Европейском суде компенсация морального вреда гораздо больше. Однако там очень удовлетворены аргументированностью решений судей Нижегородской области. И, к сожалению, пока возмещение морального вреда в Европе и в России не будет равным. Уровень компенсаций растет вслед за экономическим ростом.

Однако, похоже, не все присутствующие адвокаты такими объяснениями были удовлетворены.

Как говорят в западной практике, встретимся в суде.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.echr.ru/news/msg.asp?id_msg=3040

Компенсация морального вреда еспч
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here