Гражданско правовая ответственность участников корпораций

Предлагаем ознакомиться с тематической статьей, в которой полностью освящен вопрос: гражданско правовая ответственность участников корпораций. Если после прочтения останутся дополнительные вопросы или уточнения, то обратитесь к дежурному юристу.

Виды гражданско-правовой ответственности

1) по основаниям на­ступления а) за причинение иму­щественного вреда (совершение имущественного правонаруше­ния) и ответственностьб) за причинение морального вреда (вреда, причиненного личности).

2) за имущественные правонарушения в граж­данском праве подразделяется на а)договорную и б) внедоговорную. Основанием наступлениядоговорной ответственности служит на­рушение договора, т. е. соглашения самих сторон (контрагентов). Поэтому такая ответственность может устанавливаться и за пра­вонарушения, прямо не обеспеченные санкциями в действующем законодательстве, а в ряде случаев увеличиваться или уменьшать­ся по соглашению участников договора в сравнении с размером, предусмотренным законом. Второй вид ответственности может использоваться только в прямо предусмотренных законом случаях и размерах и на императивно установленных им условиях.

3) в зави­симости от числа обязанных лиц:а) Долевая —каждый из ответчиков несет ответственность в точно определенной доле, установленной законом или договором. Например, наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в раз­мере действительной стоимости (доли) перешедшего к ним по на­следству имущества. Правила о долевой ответственности приме­няются, когда иной вид ответственности для нескольких субъектов не предусмотрен законом (иным правовым актом) или договором. Если при этом законодательство или договор не определяют доли сторон, они считаются равными, т. е. каждый из ответчиков несет ответственность в одинаковом с другими ответчиками размере (ст. 321,1080, п. 2 ст. 1081 ГК).

б) Солидарная ответственность — потерпевший-истец вправе предъявить требование как ко всем ответчикам совместно, так и к любому из них, причем как в пол­ном объеме нанесенного ему ущерба, так и в любой его части- не получив полного удовлетворения от одного из солидарных ответ­чиков, он вправе по тем же правилам требовать недополученное с остальных, которые остаются перед ним ответственными до пол­ного удовлетворения его требований (ст. 323 ГК). После этого соответчики становятся обязанными (ответствен­ными) перед тем из них, кто удовлетворил требования потерпев­шего-истца, причем в равных долях (если иное не вытекает из от­ношений между ними, например, в соответствии с правилом п. 2 ст. 1081 ГК), т. е. на принципах долевой ответственности. При этом неуплаченное одним из солидарно отвечающих лиц тому из них, кто полностью рассчитался с потерпевшим, падает в равной доле на этого и остальных ответчиков, т. е. распределяется между ними, еще более ухудшая их положение (п. 2 ст. 325 ГК).

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В связи с этим солидарная ответственность может применять­ся только в случаях, прямо установленных законом или договором, в частности при неделимости предмета неисполненного обязатель­ства (п. 1 ст. 322) и при совместном причинении «внедоговорного» вреда (ч. 1 ст. 1080 ГК). Солидарной всегда является и ответствен­ность участников полного товарищества (ст. 75 ГК). При этом по решению суда и в интересах потерпевшего закон допускает заме­ну солидарной ответственности долевой (ч. 2 ст. 1080 ГК), но не наоборот. Солидарная ответственность предполагается, т. е. насту­пает при отсутствии иных указаний закона (иного правового акта) или договора, при нарушении обязательств, связанных с предпри­нимательской деятельностью (п. 2 ст. 322 ГК).

В)Субсидиарная ответственность является дополнительной по отношению к ответственности, которую несет перед потерпевшим основной правонарушитель (п. 1 ст. 399 ГК). Она признана дополнить его ответственность, усиливая защиту интересов потерпев­шего. При этом лицо, несущее такую дополнительную ответствен­ность совсем не обязательно является сопричинителем имущес­твенного вреда, нанесенного потерпевшему, а во многих случаях вообще не совершает каких-либо правонарушений.

Субсидиарная ответственность для несущего ее лица наступа­ет в случае, когда основной ответчик отказался удовлетворить тре­бование потерпевшего либо последний в разумный срок не полу­чил от него ответа на свое требование (абз. 2 п. 1 ст. 399 ГК). Поэтому по общему правилу не требуется, чтобы основной ответ­чик вначале ответил перед потерпевшим всем своим имуществом, и только при его недостатке (т. е. во многих случаях, по сути, при банкротстве ответчика) к ответственности был привлечен субсидиарный ответчик (должник).

С точки зрения условий наступления субсидиарной ответствен­ности она, в свою очередь, может быть разделена на несколько видов.1.В договорных отношениях она обычно наступает при отка­зе основного ответчика от удовлетворения предъявленных к нему требований (независимо от наличия или отсутствия у него необхо­димого для удовлетворения кредиторов имущества). Таковой, на­пример, в силу условий договора может быть ответственность по­ручителя (п. 1 ст. 363 ГК). При банкротстве юридических лиц, а также при причинении вреда несовершеннолетними гражданами (в возрасте от 14 до 18 лет), т. е.2.Во внедоговорных отношениях,Субсидиарная ответственность учредителей (участников) юриди­ческих лиц, основных («материнских») компаний и родителей (усы­новителей) либо попечителей несовершеннолетних наступает лишь при недостатке у банкротов или причинителей вреда какого-либо имущества, способного удовлетворить интересы кредиторов (п. 3 ст. 56, п. 1 ст. 75, абз. 3 п. 2 ст. 105, п. 2 ст. 1074 ГК), и, следователь­но, предполагает предварительное обращение взыскания на такое имущество. Кроме того, здесь, в отличие от договорных отноше­ний, дополнительно необходимо наличие вины в действиях субсидиарно отвечающего лица.

3. ответственность участников корпора­тивных отношений и ответственность собственников имущества унитарных предприятий, например участников полных товари­ществ, обществ с дополнительной ответственностью и членов про­изводственных кооперативов (п. 1 ст. 75, п. 1 ст. 95, п. 2 ст. 107 ГК), ответственность собственников-учредителей по долгам казенных предприятий (п. 5 ст. 115 ГК). Однако она, как и субсидиарная ответственность по договору, не требует наличия вины в действиях субсидиарно отвечающего лица.

4. ответствен­ность собственников учреждений, которые они создали и финан­сируют, поскольку она наступает уже при недостатке находящих­ся в распоряжении последних денежных средств (п. 2 ст. 120 ГК). Она предполагает необходимость предваритель­ного обращения взыскания только на этот вид имущества.

4) Регрессная ответ­ственность, наступает в случаях, когда гражданский закон допус­кает ответственность одного лица за действия другого (ст. 402,403 ГК). Например, юридические лица и граждане-работодатели не­сут ответственность за вред, который причинили их работники при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязаннос­тей, а хозяйственные товарищества и производственные коопера­тивы отвечают за вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении предпринимательской или производственной деятельности такой коммерческой организации (ст. 1068 ГК). Если работодатель или коммерческая организация возместили потер­певшему вред, причиненный их работником или участником (чле­ном), они получают право обратного требования (регресса) к та­кому причинителю (п. 1 ст. 1081 ГК), что и составляет существо регрессной ответственности. Регрессной является и долевая ответ­ственность солидарных должников перед тем из них, кто полностью исполнил их общее обязательство перед кредитором (пп. 1 п. 2 ст. 325 ГК).

Читайте так же:  Полное товарищество личное участие

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/18_54209_vidi-grazhdansko-pravovoy-otvetstvennosti.html

§ 5. Личная ответственность участников корпорации

1. Случаи «проникающей ответственности»

в корпоративном праве

Как известно, фундамент корпоративного права (а по сути и всего учения о юридических лицах) составляет последовательное отделение юридической личности (самостоятельной правосубъектности) и имущества корпорации от личности и имущества ее участников (принцип отделения).На этом основополагающем принципе базируется и ограничение ответственности учредителей (участников) корпорации по ее долгам их вкладами в ее имущество, составляющее смысл самой конструкции юридического лица как «корпоративного щита», защищающего личное имущество его участников от требований третьих лиц (кредиторов корпорации).

Возможность отказа от принципа отделения, т.е. фактически от самой конструкции юридического лица, в литературе нередко оправдывается ее «соответствием элементарному чувству справедливости», что и объясняет ее наличие в самых разных правопорядках — как европейского континентального, так и англо-американского типа . Не случайно в судебной практике применение «проникающей ответственности» или «прокалывания корпоративной маски» обычно обосновывается наличием злоупотребления предоставленными правами, а в германском праве — нарушением принципа добросовестности (Treu und Glauben).Так, в одном из своих решений Верховный суд Германии указал, что «если предпринимателю известно, что его поведение с точки зрения честного оборота может считаться недобросовестным(sittenwidrig), тогда его не оправдывает неправильное разъяснение адвоката о том, что такое поведение допустимо» .

Merkt H., Spindler G. Fallgruppen der Durchgriffshaftung und verwandte Rechtsfiguren // Das Kapital der Aktiengesellschaft in Europa. Berlin, 2006. S. 209 (Zeitschrift Unternehmens- und Gesellschaftsrecht / ZGR-Sonderheft 17).

Ibid. S. 212, Fn. 18.

Очевидна затруднительность объяснения такого рода ситуаций с позиций экономического учения о сокращении издержек. Неслучайно поэтому американские представители неоклассического учения обычно резко возражают против применения такой ответственности и предлагают всячески ограничивать ее, ссылаясь на то, что «риск личной ответственности отпугивает инвесторов» (в том числе и особенно тех, кто в действительности ничего или почти ничего не вложил в имущество корпорации), хотя именно в американском праве родилась концепция «прокалывания корпоративной маски».

В судебной практике такие случаи обычно допускаются в отношениях с участием обществ с ограниченной ответственностью или акционерных обществ, т.е. объединений капиталов (business corporationsв собственном смысле слова), и не распространяются на деятельность объединений лиц — полных и коммандитных товариществ или партнерств в американском и английском праве, а также на отношения с участием некоммерческих корпораций — союзов . Чаще всего дело касается тех ситуаций, в которых форма юридического лица используется его единственным или господствующим участником в качестве «инструмента для обхода определенных правовых предписаний», т.е. для злоупотребления правом.

В австрийском праве возможность «проникающей ответственности» не исключается для коммандитистов и даже для членов действующих с идеальными целями союзов (Vereine),поскольку на практике и эти последние создают структуры холдингового типа, допуская при этом недокапитализацию нижестоящих союзов, «смешение компетенции» («сфер действия») и другие злоупотребления формой юридического лица (см.: Kalls S., Nowotny Ch., Schauer M. Gesellschaftsrecht. S. 442 — 443, 451, 1261).

В качестве «проникающей ответственности» в западноевропейской корпоративно-правовой доктрине обычно рассматривают следующие случаи ответственности участников корпорации (компании) по ее долгам:

1) ответственность единственного участника хозяйственного общества (или участника, фактически полностью контролирующего его деятельность) по долгам такой корпорации;

2) ответственность материнской компании по долгам своего дочернего общества;

3) дополнительную ответственность участника корпорации по ее долгам в случае ее банкротства.

Однако все три названные ситуации являются лишь предпосылками такой ответственности; для ее наступления необходимы дополнительные специальные условия.

«Проникающая ответственность» подразделяется на:

— «прямое», или «подлинное проникновение» (direkter, echter Haftungsdurchgriff), применение которого открывает кредиторам компании личное имущество ее участников независимо от виновного характера их поведения;

— «ненастоящее проникновение» (unechter Haftungsdurchgriff),основанное на появлении убытков у компании и ее кредиторов в результате личной вины ее участников (например, в наступлении ее банкротства), которые в силу этого обязаны отвечать по долгам своей компании личным имуществом в порядке традиционной деликтной ответственности;

— «поперечное проникновение» (Querdurchgriff),при котором перед кредиторами отвечают несколько компаний, контролируемых одним и тем же лицом;

— «обратное проникновение» (umgekehrter Haftungsdurchgriff),при котором кредиторы участника компании (как правило, единственного) получают возможность обратить взыскание по его личным долгам на имущество контролируемой им компании (что в виде исключения допускает судебная практика отдельных западноевропейских стран, например Швейцарии).

В качестве примера «обратного проникновения» иногда приводится ситуация, когда ссылка главного акционера на самостоятельность контролируемого им акционерного общества служила исключительно его освобождению от исполнения возложенной на него обязанности по материальному содержанию физического лица — кредитора. По господствующему мнению, она не представляется бесспорной, поскольку более корректным в этом случае было бы обращение взыскания на корпоративные права такого акционера, а не на имущество его компании.

В качестве иных примеров «обратного», или «дружественного проникновения» (gesellschafterfreundlicher Durchgriff)рассматриваются также встречавшиеся в судебной практике ситуации, в которых основной или единственный участник корпорации получает право требовать от ее должника исполнения от имени и в интересах своей компании. Однако и такие случаи вызывают серьезные сомнения в своей обоснованности, поскольку следуемое компании имущество в результате применения «дружественного проникновения» может попасть в состав личного имущества ее участника в ущерб ее кредиторам. Поэтому «обратное проникновение» остается одним из сомнительных случаев «проникающей ответственности».

В качестве разновидности «проникающей ответственности» нередко рассматривается общепризнанная и в большинстве случаев законодательно закрепленная возможность возложения ответственности по долгам компании на ее участников и (или) руководителей в процессе ее банкротства. В этом случае кредиторы компании получают определенное удовлетворение своих требований не напрямую, а с помощью конкурсной массы, в которую поступает имущество, полученное в результате удовлетворения требований конкурсного управляющего к указанным лицам.

Удовлетворению требований кредиторов корпорации в конечном счете может способствовать и расширяющаяся ответственность ее руководителей (директоров и членов коллегиальных органов) за причинение убытков корпорации в связи с ненадлежащим исполнением их корпоративных обязанностей. Ведь в результате этого соответствующим образом увеличивается имущество, принадлежащее корпорации (или поступающее в конкурсную массу).

Источник: http://studfile.net/preview/4078519/page:41/

Гражданско правовая ответственность участников корпораций

Рубрика: нет данных

Аннотация: В статье рассмотрены общие положения о гражданско-правовой ответствен- ности как разновидности юридической ответственности, о видах гражданско-правовой от- ветственности. Исследована специфика гражданско-правовой ответственности участников корпоративных отношений. В работе проанализированы действующее законодательство и судебная практика применения положений о гражданско-правовой ответственности, уста- новления критериев «фактической возможности» и правовой характеристики «отношений связанности» в сфере корпоративных отношений в случаях несостоятельности (банкротства). По итогам проведенного исследования автор приходит к выводу, что для решения проблем правоприменительной практики, с целью обеспечения эффективности применения действую- щих нормативных положений об ответственности в корпоративных отношениях, учитывая их гражданско-правовую природу, необходимо конкретизировать в нормативных правовых актах условия и основания наступления гражданско-правовой ответственности за корпо- ративные правонарушения и детализировать критерии привлечения к гражданско-правовой ответственности либо освобождения от нее с учетом объективных характеристик «обычных условий гражданского оборота или обычного предпринимательского риска» (ст. 53.1 ГК РФ).

Читайте так же:  Как быстро делают загранпаспорт ребенку

1420059600
то есть, опубликовано
2018-12-24 15:16:59 то есть, прошло более полугода с 11 авг 2019 года
то показываем статью читателю —> document.write(‘Просмотр на весь экран ‘);

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 681

Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность, виды гражданско-правовой от- ветственности, особенности гражданско-правовой ответственности участников корпо- ративных отношений

Источник: http://portal-msal.ru/10-17803/article_104796.html

Ответственность участников корпорации ограничена

Анализ норм законодательства, регулирующего ответственность учредителей (участников) хозяйственных обществ (корпораций), показывает, что существует два подхода к определению ответственности в зависимости от того, на кого она распространяется.

Вариант 1. Ответственность учредителей корпорации.

Этот вариант ответственности касается учредителей только в период создания корпорации.

Согласно п. 2 ст. 11 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и аналогичной нормы ФЗ «Об акционерных обществах» (п. 3 ст. 10) учредители общества несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с учреждением общества и возникшим до его государственной регистрации.

Солидарная ответственность напрямую связана с обязательствами учредителей, которые, принимая решение об учреждении корпорации, сознательно принимают на себя и эти обязанности.

При солидарной обязанности учредителей кредитор вправе требовать исполнения возникших обязательств как от всех учредителей совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. При этом кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников (ст. 323 ГК РФ).

Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью.

Согласно ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом. Поскольку Федеральные законы «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах» прямо устанавливают солидарную ответственность для учредителей общества, то отсутствие указания на это в учредительном договоре не освобождает от нее учредителей.

Вариант 2. Ответственность участника корпорации.

На первый взгляд может показаться странным словосочетание «ответственность участника корпорации (общества)», поскольку как п. 1 ст. 87 ГК РФ, так и п. 1 ст. 2 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах» устанавливают, что участники хозяйственных обществ не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов. Вместе с тем законодатель вводит два исключения из этого правила, предусматривая ситуации, когда на участника может быть возложена ответственность по обязательствам самого общества.

1. Солидарная ответственность участников предусмотрена для участников общества, внесших вклады в уставный капитал общества не полностью. В этом случае они несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого участника общества.

2. Субсидиарная ответственность участника при несостоятельности (банкротстве) корпорации предусматривается согласно п. 3 ст. 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах» в случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия. На указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам общества.

Рассмотренные положения закона об ответственности учредителей (участников) корпораций дают основание признать, что во всех случаях эта ответственность является ограниченной.


Источник: http://studfile.net/preview/429041/page:11/

Гражданско-правовая ответственность государственных корпораций *

Кузьминов Алексей Анатольевич, аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

В статье анализируются общие и частные проблемы гражданско-правовой ответственности отдельных государственных корпораций, в результате чего автор делает вывод о необходимости легального закрепления субсидиарной ответственности государства как учредителя данного юридического лица публичного права.

Ключевые слова: государственная корпорация, юридическое лицо публичного права, гражданско-правовая ответственность.

The article analyses general and private problems of civil-law responsibility of certain state corporations, as a result the author makes a conclusion regarding necessity of legal consolidation of subsidiary responsibility of the state as a founder of the said juridical person of public law.

Key words: State Corporation, juridical person of public law, civil-law responsibility.

Важными шагами на пути к эффективному государственному управлению стали переход к среднесрочному бюджетному планированию, запуск приоритетных национальных проектов и создание крупных государственных корпораций в ряде секторов экономики, которым на тот момент придавалось особое значение.

На основании ст. 7.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и отдельных федеральных законов о создании конкретных государственных корпораций можно сделать вывод, что ими признаются не имеющие членства некоммерческие организации, учрежденные Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданные для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций.

См.: Федеральный закон от 8 июля 1999 г. N 140-ФЗ «О внесении дополнения в Федеральный закон «О некоммерческих организациях».

Несмотря на довольно внушительный срок действия ст. 7.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях», к настоящему времени в Российской Федерации созданы всего восемь государственных корпораций: Агентство по страхованию вкладов (АСВ), Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк) (Внешэкономбанк), государственная корпорация по строительству олимпийских объектов и развитию г. Сочи как горноклиматического курорта («Олимпстрой»), Российская корпорация нанотехнологий («Роснанотех»), Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства (ФСР ЖКХ), государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» («Росатом») и государственная корпорация по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии» («Ростехнологии»).

Государственные корпорации предназначены для решения первоочередных экономических и социальных задач, для выполнения специальных национальных проектов Президента РФ, федеральных целевых программ. Основное предназначение каждой конкретной государственной корпорации — это эффективная реализация бюджетных средств, их рациональное и своевременное использование, формирование эффективных механизмов управления вверенным имуществом. Государственная корпорация является субъектом со специальной целевой правоспособностью, поскольку создается только для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций, которые прямо указаны в законе о ее создании.

С одной стороны, следует приветствовать самостоятельный характер ответственности Российской Федерации по своим обязательствам и невозможность привлечения имущества государственных корпораций по долгам государства. С другой стороны, цели и задачи, которые в некоторых случаях ставит государство перед создаваемыми государственными корпорациями, требуют больших финансовых затрат, чем имущественный взнос государства при их создании.

Видео (кликните для воспроизведения).

Ухудшает положение кредиторов государственных корпораций и тот факт, что они не могут быть признаны банкротами. Из анализа федеральных законов, предусматривающих создание конкретных государственных корпораций, следует вывод, что на них не распространяется действие Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Только в случае с государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» Законом о ее создании установлено, что Агентство может быть реорганизовано или ликвидировано на основании федерального закона, определяющего порядок реорганизации или ликвидации и использования имущества Агентства, что однозначно может быть понято как невозможность его ликвидации посредством признания банкротом. Соглашаясь с тем, что возможность банкротства подвергала бы существенному риску выполнение социально-экономических значимых задач, стоящих перед создаваемыми государственными корпорациями, следует указать на необходимость устранения возникшего вследствие этого дисбаланса частных и публичных интересов.

Читайте так же:  Оплату судебных расходов в случае

На сегодняшний день государственные корпорации не отвечают по обязательствам Российской Федерации, а Российская Федерация не отвечает по обязательствам государственных корпораций, если законом, предусматривающим создание государственной корпорации, не предусмотрено иное (п. 1 ст. 7.1 ФЗ «О некоммерческих организациях»). Действие данного положения подтверждено всеми федеральными законами об отдельных государственных корпорациях.

В настоящий момент «иное» предусмотрено, пожалуй, только для государственной корпорации АСВ. Так, в случае недостаточности имущества Агентства финансирование мероприятий, связанных с деятельностью по обязательному страхованию вкладов, может осуществляться по предложению совета директоров Агентства за счет резервного фонда Правительства Российской Федерации (ст. 40 Закона).

В случае подтверждения советом директоров Агентства решения правления Агентства о невозможности осуществления возмещения по вкладам в установленные сроки без пополнения фонда обязательного страхования вкладов за счет дополнительных денежных средств (за исключением страховых взносов и иных запланированных поступлений) совет директоров Агентства в срок, не превышающий семи календарных дней после наступления страхового случая, принимает одно из следующих решений:

  1. обратиться в Правительство Российской Федерации с просьбой о выделении Агентству соответствующих денежных средств в виде бюджетного кредита, если рассчитанный правлением Агентства дефицит фонда обязательного страхования вкладов составляет не более 1 млрд. рублей. Правительство Российской Федерации принимает соответствующее решение в срок, не превышающий семи календарных дней;
  2. обратиться в Правительство Российской Федерации с просьбой о выделении Агентству дополнительных денежных средств из федерального бюджета, если рассчитанный правлением Агентства дефицит фонда обязательного страхования вкладов превышает 1 млрд. рублей. При невозможности выделения указанных средств Правительство Российской Федерации в рамках своих полномочий вносит в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона о внесении соответствующих изменений в федеральный закон о федеральном бюджете на соответствующий год в срок, не превышающий семи календарных дней со дня получения обращения совета директоров Агентства (ст. 41 Закона).

Является ли это субсидиарной ответственностью Российской Федерации в прямом смысле этого слова? Скорее всего, нет, поскольку решение о покрытии дефицита и о форме такого покрытия должно приниматься в каждом конкретном случае в зависимости от размера дефицита.

Субсидиарная ответственность как вид гражданско-правовой ответственности представляет собой дополнительную ответственность лиц, которые наряду с должником отвечают перед кредитором за надлежащее исполнение обязательства в случаях, установленных законом или договором. Считается, что термин «субсидиарная» производен от «субсидия» (subsidium), что на латыни означает «помощь, поддержка» .

См.: Российская юридическая энциклопедия. М., 1999. С. 938 (автор статьи — Е.Ю. Грачева).

В Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) законодатель, представляя формулу субсидиарной ответственности, устанавливает, что до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником, кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Но только если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность (п. 1 ст. 399 ГК РФ).

Субсидиарная ответственность может устанавливаться законом, иными правовыми актами (указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ) или условиями обязательства, причем последнее следует понимать как условия договора.

Таким образом, для устранения возникшего дисбаланса частных и публичных интересов необходимо установление субсидиарной ответственности государства при нехватке средств и имущества, на которое может быть обращено взыскание по долгам кредиторов государственной корпорации. Для этого необходимо внести соответствующие изменения в Федеральные законы «О некоммерческих организациях» и «О несостоятельности (банкротстве)» (в последний в части уточнения невозможности банкротства государственных корпораций), а также в абз. 1 ч. 3 ст. 56 ГК РФ, изложив его в следующей редакции: «Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, иным законом либо учредительными документами юридического лица».

Тот факт, что государственная корпорация аналогично другим юридическим лицам (банкротство которых не исключено общими нормами) несет ответственность по своим обязательствам принадлежащим ей имуществом, не исключает обоснованность установления субсидиарной ответственности государства как учредителя, поскольку законами о создании конкретных государственных корпораций установлены случаи, основания и виды имущества, когда обращенное взыскание по их долгам исключается, что существенно подрывает интересы их контрагентов.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/35730-grazhdansko-pravovaya-otvetstvennost-gosudarstvennykh-korporacij

Основания ответственности фактически контролирующих корпорацию лиц

Дата публикации: 11.10.2019 2019-10-11

Статья просмотрена: 46 раз

Библиографическое описание:

Слёзкина Л. Ю. Основания ответственности фактически контролирующих корпорацию лиц // Молодой ученый. — 2019. — №41. — С. 115-117. — URL https://moluch.ru/archive/279/62928/ (дата обращения: 11.02.2020).

Добропорядочность субъектов экономической деятельности — непременная составная часть этического кодекса бизнесмена, предполагающая обязательность его соблюдения всеми участниками, это принцип экономической ответственности, по которому причиненный в результате экономической деятельности любой вред должен быть возмещен соответствующей стороной в установленном законом или договором порядке.

Гражданский кодекс регламентирует права и обязанности юридических лиц, устанавливает основание и меры ответственности в случае неисполнения юридическим лицом взятых обязательств. [1] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает основание и меры административной ответственности юридических лиц. [2] Эти меры соответствуют понятию гражданско-правовых и административно-правовых санкций.

В практике встречаются случаи, когда вред юридическому лицу наносится не одним, а несколькими вышеупомянутыми лицами, в таком случае они несут солидарную ответственность. Несмотря на то, что указанные лица в гражданском обороте осуществляют деятельность от имени юридического лица (в рамках своей компетенции), они не являются субъектами гражданского права. Данное правило закреплено в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30.05.2000 № 9507/99. [5]

Противоправность в деятельности органов управления состоит в нарушении ими обязанности совершать все действия в интересах общества добросовестно и разумно. Необходимо рассмотреть следующие основания привлечения членов органа управления к ответственности:

– заключение сделки без учета интересов общества; в том числе сокрытие информации о проводимой сделке, или же предоставление ложной информации.

– передача имущества, принадлежащего обществу, по заведомо низкой цене ввиду корыстной заинтересованности;

– необдуманные действия, повлекшие уменьшение прибыли, которая могла быть распределена между акционерами;

– нелегальное распоряжение денежными средствами общества, присвоение денежных средств общества;

– ненадлежащее исполнение обязанностей перед обществом.

Читайте так же:  Нарушение трудовых прав заявление в прокуратуру

Еще И. С. Шиткина отмечала: «Уполномоченные члены правления подлежат ответственности за все совершенное ими вопреки закону, уставу и постановлениям общего собрания и потому они не могут быть освобождены от ответственности за вред, причиняемый ими товариществу своим небрежным, невнимательным отношением к его делам». [3]

По всем вышеуказанным пунктам лица, указанные в ст.51.1 ГК РФ несут имущественную ответственность, речь идет о возмещении убытков компании (в виде прямого ущерба и/или упущенной выгоды). Так же необходимо учитывать, что потерпевшим признается только само юридическое лицо. То есть мы не можем говорить о возмещения причиненных убытков владельцу компании или иным субъектам.

Необходимо подчеркнуть исключительный характер ответственности за фактический контроль. Совершенно очевидно, что фактический контроль как основание имущественной ответственности за деятельность корпораций является отклонением от общего правила о необходимости наличия формально-правовых оснований выступать от имени корпорации для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности.

Для привлечения к гражданско-правовой ответственности за фактический контроль также должно быть доказано наличие всех элементов юридического состава ответственности, в частности применительно к фактически контролирующему лицу должна быть доказана фактическая возможность определять действия юридического лица, включая наличие возможности давать обязательные для исполнения указания.

При привлечении к ответственности фактически контролирующих лиц суды должны исходить из оценки реального влияния таких лиц на формирование воли юридического лица.

Применение нормы п. 3 ст. 53.1 ГК РФ возможно для привлечения к солидарной ответственности основного общества, выдавшего директиву членам совета директоров дочернего общества, которые проголосовали согласно выданной им основным обществом директиве на голосование, если в результате такого голосования хозяйственному обществу причинены убытки.

Дело в том, что выдача директив на голосование (за исключением хозяйственных обществ с государственным участием) не предусмотрена действующим законодательством и поэтому представляет собой проявление фактического контроля.

В судебной практике уже возникли примеры более широкой трактовки положений п. 3 ст. 53.1 ГК РФ, когда к ответственности за фактический контроль было привлечено должностное лицо основного общества, которое в силу своих обязанностей давало указания директору дочернего общества, исполнение которых повлекло за собой убытки дочернего общества. [7]

Лицами, которым предоставляется право требовать возмещения убытков с лиц, фактически определяющих действия юридического лица, являются само юридическое лицо или его учредители (участники) — п. 1 ст. 53.1 ГК РФ, а также члены коллегиального органа управления, выступающие в интересах юридического лица, — п. 4 ст. 65.3 ГК РФ.

В целях применения Закона о банкротстве Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 53 от 21 декабря 2017 года «О некоторых вопросах, касающихся задержания лиц, контролирующих банкротства должника». [4]

Как указывается в Постановлении, осуществление фактического контроля над должником возможно независимо от наличия (отсутствия) формальных юридических признаков принадлежности (через наличие родственных связей или близость с лицами, являющимися членами управления.

Судебная инстанция в своем решении выявляет степень вовлечения лица, несущего субсидиарную ответственность, в ход руководства должником, устанавливая степень его воздействия на принятие значительных коммерческих решений, касающихся деятельности должника» (пункт 2, абзац 3).

ФНС России в письме от 16.08.2017 г. № ° СA-4–18 / 16148 @ «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ» отмечало, что любые неформальные личные отношения могут служить основой для фактического контроля. В том числе те отношения, которые выявленные оперативными исследовательскими мерами, например, сожительство, долгосрочные трудовые отношения или служба, совместная образовательная деятельность и т. д. [8, п.2.2]

Так, в одном из налоговых дел (о признании расколотого предприятия в налоговой системе) налоговый орган, обосновывая ответственность и взаимозависимость юридических лиц, подал в суд письмо из школы, согласно которому участник, предприниматель и еще один человек в 1985 году были одноклассниками. [6]

Повышение эффективности деятельности органов юридического лица занимает центральное место в системе корпоративного управления. От их профессионализма, умения достигать поставленных целей, разрешать внешние и внутрикорпоративные конфликты, зависит экономический результат, полученный от такой деятельности. Законодательное закрепление ответственности органов управления юридического лица и возможность взыскания с руководителей убытков за нарушение фидуциарных обязанностей, является важным инструментом защиты участников юридических лиц от злоупотреблений и недобросовестности со стороны органов управления.

Таким образом, можно сделать вывод, что возможность определять действия юридического лица или давать указания не регулируется законодательством и, соответственно, должна быть сформирована судебной практикой.

С учетом фактических обстоятельств в каждом конкретном случае могут наличествовать различные признаки, свидетельствующие об осуществлении лицом фактического контроля. Зачастую контролирующее лицо организует заключение или участвует в цепочке сделок, не имеющих экономического смысла для юридического лица. Определение контролирующего лица (лиц) корпорации с целью привлечения к ответственности возможно, если будет доказана недобросовестность, противоправность их действий при исполнении своих обязанностей, что привело к невозможности корпорации отвечать по своим обязательствам.

Источник: http://moluch.ru/archive/279/62928/

Гражданско-правовая ответственность участников корпоративных отношений и юридического лица: вопросы соотношения

Автор: Ростовцева А.М.

Бесплатный доступ

В статье содержится анализ особенностей правового регулирования отношений, возникающих в связи с гражданско-правовой ответственностью участников корпоративных отношений. Содержится анализ условий наступления гражданско-правовой ответственности. Рассматриваются случаи и основания возникновения юридической ответственности участников хозяйственных обществ по обязательствам юридического лица перед внешними кредиторами.

Гражданско-правовая ответственность , коммерческие организации , ответственность участников хозяйственных обществ , корпоративные отношения , субсидиарная ответственность

Источник: http://readera.org/grazhdansko-pravovaja-otvetstvennost-uchastnikov-korporativnyh-otnoshenij-i-140196931

Проблемы определения природы гражданско-правовой ответственности корпораций

Дата публикации: 17.11.2019 2019-11-17

Статья просмотрена: 10 раз

Библиографическое описание:

Диденко А. А. Проблемы определения природы гражданско-правовой ответственности корпораций // Молодой ученый. — 2019. — №46. — С. 110-113. — URL https://moluch.ru/archive/284/64077/ (дата обращения: 11.02.2020).

В последнее время активно развивающимся направлением правового регулирования отечественного законодательства выступает совершенствование норм корпоративного права. В судах Российской Федерации увеличивается количество рассматриваемых дел в отношении участников корпоративных правоотношений, что связано со стремительным развитием экономического оборота отдельных хозяйствующих субъектов.

Гражданско-правовой вид ответственности крупных предприятий приобретает высокое значение, поскольку она непосредственным образом ориентирована на обеспечение законных прав и интересов хозяйственных обществ, товариществ и их контрагентов. В юридической литературе не найден консенсус в отношении определения самостоятельности этого института. Кроме того, низкое качество правовой регламентации, которая в том числе связана с неточностями юридической техники законодателя, создает своеобразная «питательную среда» среду и способствует увеличению количества нарушений закона со стороны участников корпоративных правоотношений.

Специфические особенности гражданско-правовой ответственности крупных предприятий проявляются, прежде всего, в определении и содержании самих корпоративных правоотношений, а также их субъектным составом, правами и обязанностями участников экономического оборота. Согласно положениям п. 1 ст. 2 ГК РФ [1] предмет гражданского законодательства также составляют корпоративный вид отношений, которые связаны с участием в корпоративных организациях или с их управлением. Из этого следует, что на законодательном уровне корпоративные правоотношения были включены в сферы гражданско-правового регулирования.

Читайте так же:  Доверенность в гибдд на прекращение регистрации

В цивилистической доктрине принято разграничивать меры гражданско-правовой (частной) и меры публично-правовой ответственности в законодательстве. Целью последней является не восстановление нарушенных субъективных прав граждан, а защита публичных интересов, а также закрепление отдельных мер защиты субъективных гражданских прав. В этой связи особый интерес представляет ответственность корпораций, поскольку имеет черты как публичного, так и частного права.

Так, И. С. Шиткина справедливо отмечает, что в отношении корпоративных правоотношений между мерами защиты и между мерами ответственности существует достаточно тонкая грань [2], поскольку даже в ситуации упоминания законодательными актами отдельных мер воздействия в качестве ответственности корпораций скорее речь идет о способах защиты субъективных прав лиц. С этим мнением нельзя не согласиться. Так, например, до момента создания хозяйственного общества ответственность учреждений по взятым корпорацией обязательствам, а также ответственность корпорации по обязательствам учредителей, ответственность участников, которые не оплатили или не полностью оплатили акции (доли) целесообразней относить к мерам защиты, а не мерам ответственности. Это объясняется также тем, что в поведении учредителей или участников этих обществ может не быть вины как одного из субъективных элементов и условий наступления ответственности, более того, может отсутствовать причинная связь между неоплатой уставного капитала и убытками, возникшими в результате.

Особенно важным вопросом в этой связи встает вопрос об отнесении ответственности корпораций и иных участников корпоративных правоотношений к самостоятельному виду ответственности. На этот счет мнения ученых существенным образом разделились. Сторонники первого подхода, среди которых О. В. Гутников, А. В. Габов и С. А. Синицын, обосновывают позицию, в соответствии с которой ответственность за нарушение корпоративных обязанностей является самостоятельным типом гражданско-правовой ответственности, а также подчеркивают, что ответственность корпораций необходимо отграничивать от договорной или деликтной ответственности [3].

А. Е. Молотников рассматривает этот вид ответственности, не только как самостоятельный, но также обнаруживает в ней признаки полиотраслевого характера, поскольку санкции в отношении участников корпоративных правоотношений содержатся не только в гражданском, но и иных отраслях права [4]. В этой связи целесообразно конкретизировать, что данный вид ответственности регулируется нормами не только частного права (гражданское право, отдельные специальные законы о деятельности юридических лиц), но и нормами публичного права, поскольку отдельные положения, затрагивающие механизм привлечения к ответственности крупных предприятий регламентирован антимонопольным правом, законом о несостоятельности (банкротстве), административным правом и т. д.

Другие теоретические воззрения таких ученых как И. С. Шиткиной, Д. В. Ломакина сводятся к тому, что в рассматриваемом нами институте отсутствует и полиотраслевой, и самостоятельный характер [5]. Полагаем, что все перечисленные подходы имеют свое право на существование. Однако в настоящий момент необходимо выбрать те позиции, которые с точки зрения, правового регулирования будут наиболее целесообразным образом регулировать ответственность корпораций.

Данным подходом выступает последний, поскольку, на мой взгляд, очевидно, что ответственности в сфере корпоративных правоотношений не обладает признаками отдельного типа ответственности.

Несмотря на то, что имеет место полиотраслевой характер правового регулирования ответственности, однако это вовсе не свидетельствует о полиотраслевой природе института ответственности корпораций. Наоборот, это обосновывает отсутствие самостоятельной сущности и собственных мер ответственности. Поэтому при нарушении закона, к участникам корпоративных отношений применяются меры соответствующей отрасли права.

В рамках действующего правового регулирования, полагаем, что корпоративную ответственность следует признать разновидностью такого вида гражданско-правовой ответственности как имущественная ответственность.

Это можно обосновать в первую очередь, тем, что ответственность корпораций как вид имущественной ответственности, устанавливается не только нормативными актами законодательного уровня, но и иными нетрадиционными и нехарактерными другим отраслям источниками, которыми выступают договор и внутренние документы предприятия.

Кроме того, ответственности участников корпоративных правоотношений присуща восстановительная, превентивная, стимулирующая и компенсаторная направленность, в то время как карательная функция не в полной мере реализуется в рамках этого вида имущественной ответственности, ее главное предназначение состоит в предупреждении противозаконного и ненадлежащего поведения субъектов, а также в стимулировании участников действовать с позиции добросовестности и разумности интересов корпорации. При наличии убытков проявляется направленность этого вида ответственности на компенсацию убытков по нарушенному праву субъектами хозяйствующими субъектами.

Третьей особенностью рассматриваемого вида ответственности является то, что соотношение между гражданско-правовой ответственностью и ответственностью корпораций должно представляться как общее и частное, поскольку основания, условия и механизм привлечения соответствующих субъектов имеет много смежных черт. Однако нельзя не отметить, что основания и условия ответственности корпоративного вида во многом определяются характеристиками субъектного состава и права статуса участников этих правоотношений.

Из предыдущей особенности вытекает четвертая характеристика ответственности в сфере корпоративных отношений, которую верно подчеркнул Д. И. Трофимов, отсутствие унифицированной, единой ответственности в корпоративных правоотношениях [6]. Возможность привлекать корпорацию к ответственности самых различных видов обусловливает особенную черту корпоративной ответственности — за одно и то же правонарушение к виновному лицу возможно применить санкции, указанные сразу несколькими правовым отраслями [7]. Это связано с тем, что ответственность, установленная публичным правом, разрешает применять за одно и тоже правонарушение карательно-штрафные наказания и меры гражданско-правовой ответственности.

Итак, правовая природа корпораций имеет сложный характер. Этот вид ответственности, предполагает сочетание в качестве источников не только нормы права различных отраслей, но и внутренние акты корпорации. Полагаем, что, несмотря на специфические черты, присущие этому виду ответственности, публичный характер отдельных норм, следует признать, что ответственность участников корпоративных правоотношений относится к гражданско-правовому виду имущественной ответственности как частное и общее.

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 18.07.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2019) // Российская газета, № 238–239. 08.12.1994.
  2. Шиткина И. С. Имущественная ответственность в корпоративных правоотношениях (на примере хозяйственных обществ) (лекция в рамках учебного курса «Предпринимательское право») // Предпринимательское право. Приложение «Право и бизнес». 2015. № 2. С. 2–26.
  3. Юридические лица в российском гражданском праве: монография. В 3-х т. Т. 1 Общие положения о юридических лицах / отв. ред. А. В. Габов, О. В. Гутников, С. А. Синицын. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: ИНФРА-М, 2015. 384 с.
  4. Ответственность в акционерных обществах / Молотников А. Е. М.: Волтерс Клувер, 2006. 240 c.
  5. Корпоративное право: учебный курс. В 2т. / отв. ред. И. С. Шиткина. Т.2. М.:Статут, 2018. 990 с.
  6. Трофимов Д. И. Правовая природа и характерные особенности юридической ответственности в корпоративных отношениях // Молодой ученый. — 2018. — № 23. — С. 141–143.
  7. Радчина Ю. М. Особенности привлечения корпорации к юридической ответственности // Молодой ученый. — 2019. — № 2. — С. 143–145.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://moluch.ru/archive/284/64077/

Гражданско правовая ответственность участников корпораций
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here